CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

США и кибервойны. Часть 2

16 октября 2013

В течение последних двух с половиной лет противники существующей власти в Сирии, находящиеся в тесном контакте со спецслужбами США и других западных стран, особую активность стали проявлять в проникновении в социальные сети этой страны для сбора разведывательной информации, негласного радиоконтроля и оказания подрывного информационного влияния на граждан Сирии. Эти устремления, в частности, неоднократно отмечались экспертами французских спецслужб из Французского центра исследований и разведывательной информации (Centre Francais de Recherche sur le Renseignement).

В результате проведенных сирийскими спецслужбами операций в декабре 2011 г. в расположенном в приграничном городе Африн курдской зоны, было выявлено значительное количество аппаратуры немецкого производства для негласного прослушивания телефонных переговоров и локализации радио и телефонной связи.

В начале декабря 2011 г., по информации одного из иорданских сайтов в Интернете, западные спецслужбы обратились к королю Иордании Абдулле II за разрешением установить на границе с Сирией станцию электронного прослушивания для оказания информационного влияния на сирийских офицеров и склонения их к выступлениям против нынешнего сирийского руководства. Для размещения этой станции представителями США и НАТО был выбран населенный пункт Аль-Хуша, расположенный поблизости от авиабазы «Король Хусейн», находящейся в Мафраке в 10 километрах от границы с Сирией. Вскоре после этого самолетом ВВС США, в Иорданию была доставлена «группа американских военнослужащих». База ВВС Иордании в Мафраке с 60-х годов прошлого столетия уже неоднократно использовалась в качестве центра подготовки специалистами разведслужб США, Англии, Израиля и Иордании сирийских оппозиционеров.

По сообщению саудовской газеты Al-Medina, в результате одной из кибератак на социальные сети Сирии саудовскому подданному Салману Аль-Хаунзи (Salman Al-Haounzi) при активной помощи США удалось получить доступ к личной переписке президента Б.Ассада и завладеть рядом компрометирующих его сведений по существу негласных контактов с Ираном.

Под руководством «экспертов» ЦРУ, непосредственно участвующих последние годы в формировании антиасадовского протестного движения в Сирии, социальные сети Twitter, Facebook, и YouTube превратились в активно используемый различными антиправительственными формированиями этой страны инструмент ведения не только политической борьбы, но и конкретных боевых действий вооруженных группировок.

Наиболее ярким примером этому может служить деятельность сирийских боевиков. Для них социальные сети стали играть центральную роль в широком спектре антиправительственной борьбы: в консолидации противников существующей власти непосредственно в Сирии и за рубежом, создании различных фондов поддержки, отработке тактики боевых действий и укреплении своего «авторитета» у населения.

Так, именно с использованием социальных сетей в поддержку сирийских мятежников уже в 2011 г. была создана целая сеть различных частных фондов, базирующихся в Персидском заливе. Одним из таких фондов стал кувейтский - Народная Комиссия по поддержке сирийского народа (НКПСН). Этим фондом стали управлять два молодых кувейтских религиозных шейха: Хаджаж аль-Ажми (Hajaj al-Ajmi) и Иршид аль-Хажри (Irshid al-Hajri). В мае 2012 г. аль-Ажми в Twitter обратился к своим контактам (которых на тот период насчитывалось 42 тысячи) с призывом оказать сирийским мятежникам, входящим в Сирийскую Свободную Армию и в салафистскую группу Ахрар аль-Шам, финансовую поддержку и вооружить их. С использованием Twitter аль-Ажми достаточно быстро установил контакт с рядом обладающих финансами лиц в Саудовской Аравии и уже в мае 2012 г. группа саудовских шейхов учредила специальный фонд - Комитет клерикалов по поддержке Сирии (ККПС). Они создали сайт в Facebook, где разместили контактную информацию на нескольких шейхов, которые собирали «пожертвования».

По подсказке из Вашингтона аль-Ажми продолжил использование социальных сетей, обращаясь через Twitter к "братьям в Саудовской Аравии, Кувейте и Катаре с просьбой поддержки вооруженных групп, борющихся в Сирии." Для дальнейшего сбора финансовых средств он опубликовал номера своих телефонов, по которым можно было контактировать с ним. Так, одно из отправленных им обращений 30 сентября 2012 г. было процитировано его последователями в сети 1 509 раз. По признанию Сирийского национального совета, в результате проведенной кампании по сбору средств повстанцам только осенью 2012 г. удалось получить 40,4 млн долларов финансовой помощи из-за рубежа, больше половины которой (20,3 млн долларов) поступило из Ливии, 15 млн долларов - из Катара, 5 млн долларов - из Арабских эмиратов, при том, что расходы мятежников на тот период составили лишь 29,7 млн долларов.

Группы сирийских мятежников используют также социальные сети и для пропаганды своей значимости и роли в «повстанческом движении», для совершенствования использования киберпространства. Так, в середине сентября 2012 г. группировкой «Соколы аль-Шама» (Suqour al-Sham), базировавшейся в провинции Джебель аль-Завия (Jebel al-Zawiyah), был арендован конференц-зал, где прошли занятия по «более эффективному использованию в пропагандистской работе возможностей социальных сетей YouTube, Twitter и Facebook». Не удивительно, что именно американские «эксперты» приняли самое активное участие в подготовке этого мероприятия.

Социальные сети используются также мятежниками для формирования общественного мнения о важности их роли не только как военной силы «в защите населения», но и в будущей правящей власти. Многие из лидеров мятежников используют социальные сети для укрепления своего личного авторитета. Так, благодаря размещенным на YouTube видеороликам харизматичный командующий Бригадой Фарук (The Farouq Brigade) Абдул Раззак Тласс-младший (Abdul Razzaq Tlass' youth) достаточно быстро завоевал международные симпатии.

Сирийские мятежники используют социальные сети и во время боевых операций, для распространения информации о наиболее эффективных способах уничтожения воинских подразделений и техники правительственных войск, о производстве самодельных взрывных устройств.

С учетом превращения Twitter, Facebook и YouTube в стратегические инструменты общения различных антиправительственных мятежников, западные и, прежде всего, американские спецслужбы в последний период приступили к укреплению своих подразделений, занимающихся использованием социальных сетей для дестабилизации ситуации в ряде стран, в особенности на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии.

(Продолжение следует:)

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

journal-neo.org

Предыдущая статьяСША и кибервойны. Часть 1
Следующая статьяИндийский куратор Америки для центральной Азии