CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Казахстан. Деловая Неделя : Кнут или пряники?

7 марта 2009

Кнут или пряники?

6 марта 2009г. ? 9 (837), Казахстан. Деловая Неделя.

Юрий СИГОВ, Вашингтон

Вашингтон намеревается воспользоваться финансовой слабостью недружественных Америке нефтеэкспортирующих государств

Уходя со своего поста, госсекретарь США Кондолиза Райс не раз заявляла, что многие проблемы, с которыми сталкивались на международной арене Соединенные Штаты за прошедшие несколько лет, были связаны во многом с высокими ценами на нефть - а следовательно, и с более агрессивной в их отношении политикой «недружественных» США государств, банковские кофры которых пополнялись огромным количеством нефтедолларов.

Кое-какая взаимосвязь между большими доходами от экспорта нефти и более независимым внешнеполитическим курсом у этих стран действительно существует. Но нефть сама по себе лишь опосредованно формирует что внутреннюю, что внешнюю политику любого, а не только лояльного или враждебного Америке государства.

Теперь же, когда баррель нефти упал с 147 долларов до 40, те самые «угрожающие Соединенным Штатам» своей внешнеполитической активностью страны вынуждены резко сокращать свои расходы, в том числе и на проведение более активной внешней политики.

А одним из основных вопросов, который стоит сейчас перед внешнеполитическим руководством США, является формирование нового курса в отношении прежде всего трех стран - России, Венесуэлы и Ирана, которые, потеряв огромные деньги в бюджетах из-за падения мировых цен на нефть, тем не менее в состоянии по-прежнему бросать вызов Вашингтону по целому ряду направлений.

Вам плохо? Так давайте договариваться!

Прежде всего, как отмечают ведущие эксперты годепартамента США, нынешний глобальный кризис, а также резкое падение мировых цен на черное золото дает уникальный шанс не только самим Соединенным Штатам, но и всей «нефтяной тройке» (которую еще совсем недавно в Вашингтоне считали безнадежной для проведения каких-либо серьезных переговоров) начать договариваться по самым важным международным проблемам, а не оголтело враждовать друг с другом, как это было еще совсем недавно.

Падение мировых нефтяных цен для тех же Соединенных Штатов ни коим образом не стало причиной особых финансовых проблем, с которыми сталкивается сегодня Америка. А вот для России, Ирана и Венесуэлы «недобор» в бюджет миллиардов долларов от экспорта нефти стал поистине фатальным. Что показательно: как отмечают эксперты госдепартамента США, в каждой из вышеперечисленных нефтеэкспортирующих стран стало еще сильнее проявляться авторитарное начало во власти. Находящиеся во главе этих государств политики стали еще более активно укреплять свои позиции и пересматривать конституции для увеличения сроков нахождения на президентских постах.

В тех же Иране и Венесуэле огромные денежные суммы тратились все эти годы на закупки новых видов вооружений, обширные социальные программы, а также помощь другим государствам, которые занимали главным образом антиамериканскую позицию в своей внешней политике. Так, венесуэльский президент Уго Чавес создал так называемую «боливарианскую инициативу», которая объединила несколько государств Латинской Америки и бассейна Карибского моря в их стремлении снизить собственную зависимость от США и приступить к построению основ «социалистического» общества. И если те же государства Персидского залива или Норвегия (даже несмотря на то, что там очень небольшое по численности население, а «стабилизирующие подушки», которые были созданы на «черный день» тамошними правительствами, исчислялись десятками миллиардов долларов) практически не пострадали от нынешнего кризиса (за исключением лишь Кувейта, в котором наблюдается сильная инфляция по причине накопления правительством этого государства в активах не только долларов США, но также значительных сумм в евро и японских иенах), то в России, Венесуэле и Иране экономическая и финансовая ситуация серьезно ухудшилась.

Показательно также, что, занятая внутренними экономическими проблемами самих Соединенных Штатов, администрация Белого дома намерена предложить всем трем нефтеэкспортирующим странам именно сейчас договариваться по самым важным двусторонним и международным вопросам, не ожидая, пока ситуация в мировой экономике начнет выправляться.

Миллиарды долларов все равно хранятся в Америке

Предложение тому же Ирану именно сейчас начать диалог о нормализации отношений прозвучало от нынешней администрации Соединенных Штатов вовсе не случайно. Будучи отрезанным от западных технологий и солидных инвестиций, Иран в условиях, когда его нефтяные доходы резко сократились, просто вынужден будет поменять свою политику конфронтации и стать на путь элементарного взаимодействия с США.

При этом Тегеран даже в самых тяжелых экономических условиях все равно не откажется от своей главной цели - завершения ядерной программы и пуска собственного ядерного реактора (и, как подозревают США, овладения ядерным оружием). Здесь диалог между этими двумя государствами будет реальнее осуществим, скорее всего, только до той поры, пока Иран не объявит о создании своей ядерной бомбы, а также о запуске в рабочем режиме атомной станции в Бушере (которая построена при технической помощи России).

Что касается Венесуэлы, то 15% потребностей Соединенных Штатов в нефти и нефтепродуктах удовлетворяет венесуэльская компания «Сitgo». В то же время президент Венесуэлы У. Чавес ранее выгнал из страны все американские компании и национализировал их активы. Американцы ушли, но сейчас, когда цены на нефть в мире резко упали, без американских технологий Венесеуэла ничего не сможет сделать, и без возобновления сотрудничества в нефтяной отрасли между Вашингтоном и Каракасом венесуэльскому правительству просто не обойтись. Уже сейчас, чтобы как-то поддерживать свой имидж, Уго Чавес ввел войска еще и на рисовые поля.

К тому же свои основные финансовые сбережения от экспорта нефти и Венесуэла, и Иран, а также Россия держат именно в Соединенных Штатах. Поэтому вся их с виду антиамериканская словесная риторика больше предназначена для внешнего «имиджевого» потребления. Без американских, столь «ненавистных» с виду долларов и активов в американских ценных бумагах (включая государственные облигации) все эти три нефтедобывающие и экспортирующие страны просто не могут на данный момент сушествовать.

Все же досужие разговоры о том, что надо создавать новые валюты, переходить в расчетах друг с другом на давно забытый бартер, - пока больше выглядят предположениями, нежели реальной ориентировкой на то, что происходит вокруг. А международная финансовая система по-прежнему устроена так, что именно американский доллар остается главной валютой для расчетов при продаже нефти, а следовательно, все три страны - и Россия, и Иран, и Венесуэла напрямую зависят от американской денежной единицы и действий американского правительства.

Важно заметить и то, что Венесуэла, к примеру, никогда особо с Америкой не ссорилась и ни за что с ней принципиально не соперничала (кроме словесной риторики Уго Чавеса, для которого ничего не стоит сегодня назвать одного латиноамериканского президента «пособником террористов», а через пару дней уже обниматься и целоваться с ним как со своим лучшим другом). Венесуэльское руководство, выгнав посла США из страны, тем не менее никогда не прерывало выгодные для обеих сторон экономические отношения, включая поставки в Америку нефтепродуктов.

Подобный формат отношений США готовы рассматривать и для Ирана, если с иранской стороны (а это можно будет оценить только после предстоящих президентских выборов в стране, намеченных на июнь) к тому будет проявлена готовность. А вот в контактах с Россией отношение американского политического истеблишмента, скорее всего, будет оставаться негативным. По оценкам американских экспертов, связано это прежде всего с тем, что Россия, в отличие от Ирана и Венесуэлы, по-прежнему, даже при условии резкого сокращения доходов от экспорта нефти, проявляет стремление соперничать с США, выступать в некоторых регионах (особенно на территории стран СНГ) как противовес американской политике. А это будет вызывать непременно жесткий отпор со стороны Белого дома и нынешней администрации Барака Обамы.

Также не волнует особо Соединенные Штаты взаимосвязь между стоимостью нефти на мировых рынках и политическим курсом таких нефтеэкспортирующих стран, как Казахстан, Азербайджан, Норвегия, Мексика и ряд других. Ни одна из них для США никакой опасности ни в политическом, ни в военном плане не представляет, да и никаких амбиций относительно проведения антиамериканской политики на международной арене они не демонстрируют.

Что будет, если цена нефти на мировых рынках вновь станет расти?

Нынешнее положение, при котором Россия, Венесуэла и Иран не будут в силу снижения цен на нефть представлять особой угрозы Соединенным Штатам, не может продолжаться вечно. По мнению американских экспертов, даже самый незначительный рост экономики США неизбежно приведет к тому, что стоимость барреля черного золота начнет расти, а вместе с этим - и доходы всех нефтеэкспортирующих государств.

Хотя в новой администрации Белого дома нет откровенных представителей американского «нефтяного лобби» (что кардинально отличает ее от предыдущей команды Джорджа Буша), для нее важен в первую очередь именно экономический рост страны, а не низкая стоимость горючего на местных автозаправках. Обама уже неоднократно обешал, что к концу нынешнего года вполне вероятно возобновление положительных тенденций в национальной экономике. А вместе с этим гарантированно пойдет вверх и цена барреля нефти.

Тем самым, как подчеркивают американские эксперты, у администрации Барака Обамы для ведения переговоров с «разумных» позиций с теми же Ираном и Венесуэлой есть в наличии не так уж много времени. С учетом того, что Уго Чавес недавно победил на всенародном референдуме, который дает ему шанс переизбираться неограниченное количество раз, то при любой цене нефти на мировых рынках американцам придется иметь дело, скорее всего, только с ним, а не с кем-то другим. Что же касается Ирана, то там для США, как считают эксперты, имеет смысл вести переговоры о хотя бы частичной нормализации отношений не раньше появления в Тегеране нового президента. Но даже это не будет принципиально менять отношения между Вашингтоном и Тегераном. Ведь основной проблемой по-прежнему будет оставаться ядерная программа Ирана, и как только ее в Тегеране доведут до «логического конца», тут же Соединенные Штаты гарантированно просто вынуждены будут в жесткой манере на этот вызов отвечать.

В любом случае пока в администрации Белого дома доминирует желание добиваться решения важнейших международных проблем, включая улучшение отношений с ведущими мировыми экспортерами нефти путем переговоров и дипломатических, нежели силовых, методов. Но здесь для Обамы и его команды существует немало «подводных камней», которые президенту США придется неизбежно преодолевать.

Дело в том, что любая политическая и дипломатическая слабость, которую проявит американская администрация в отношениях и с Россией, и с Ираном, и с другими мало дружественными для США странами, вызовет резкое противодействие со стороны тех достаточно влиятельных кругов в Вашингтоне, которые выступают за использование во внешней политике не «пустых разговоров», а мощного силового пресса.

Поэтому как только внешнеполитические интересы Соединенных Штатов станут встречать противодействие со стороны потенциальных противников (а к ним по-прежнему относятся и Россия, и Иран, и Венесуэла), руководство США гарантированно станет в своем поведении более жестким и бескомпромиссным.

dn.kz

Предыдущая статьяВ Таджикистане День 8 Марта стал древним арийским праздником "Муждагирон"
Следующая статьяКазахстан. Деловая Неделя : Юрий СИГОВ, Вашингтон