CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Центральная Азия и Казахстан: интеграции быть?

15 июля 2015

14 июля в Астане состоялся международный экспертный круглый стол «Государства Центральной Азии в системе интеграционных процессов», организованный Центром аналитической информации «Евразийский мониторинг». Соорганизатором мероприятия выступил Информационно-аналитический центр (ИАЦ) МГУ им. М.В. Ломоносова.

Предваряя дискуссию, заместитель генерального директора ИАЦ МГУ, исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг» Юлия Якушева предложила обсудить интеграционные форматы, действующие в Центральной Азии с точки зрения потенциала экономического роста и выработки совместных ответов на угрозы безопасности.

- В Центральной Азии создано несколько интеграционных проектов, которые так или иначе затрагивают вопросы экономического сотрудничества, - отметила эксперт. - В первую очередь это Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в который недавно вошла Киргизия, а ранее Армения. Причем, по экспертным оценкам, вхождение Киргизии позволяет говорить о перспективах дальнейшего расширения ЕАЭС за счет включения в него Таджикистана. Кроме того, наблюдается тенденция расширения ЕАЭС за границы постсоветского пространства. Здесь следует отметить создание зоны свободной торговли с Вьетнамом и перспективы заключения подобных соглашений с другими странами - внерегиональными игроками, что также создает интересный предмет дискуссии.

Одним из основных вызовов безопасности для центрально-азиатского региона является угрожающее расширение влияния "исламского государства", подчеркнула Юлия Якушева. В связи с этим актуализируется потенциал Шанхайской организации сотрудничества как гаранта безопасности в регионе. По мнению заместителя генерального директора ИАЦ МГУ, ШОС сегодня находится на распутье, по какому пути идти дальше. Либо это будет более углубленное экономическое развитие, либо военно-политическое сотрудничество, либо и то, и другое.

- В то же время очень актуален вопрос, как повлияет на перспективы ШОС включение Индии и Пакистана в составе организации, усилится тем самым ее потенциал или, наоборот, возрастет взаимное недоверие, - отметила эксперт, тем самым задав тон встрече.

Продолжая тему, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК Санат Кушкумбаев отметил, что впечатления от итогов уфимского саммита ШОС остались двоякими.

По мнению казахстанского эксперта, уфимская встреча в очередной раз продемонстрировала наличие определенных противоречий внутри самой организации.

- Прежде всего, это взаимоотношения между Китаем и Россией. Есть определенные приоритеты в стратегии и деятельности этих государств в Центральной Азии. Надо помнить, что ШОС это не военный блок. Изначально он не позиционировал себя как анти-НАТО, как многие это представляют себе, или как анти-Запад. ШОС - это скорее удобная площадка для того, чтобы озвучить свои позиции по международной ситуации, показать отличные от западных подходов принципы решения вопросов международных отношений, продемонстрировать приверженность невмешательству в дела друг друга, отличие восточных и западных воззрений на демократизацию и правозащитную деятельность, - почеркнул Санат Кушкумбаев.

Вступление в ШОС Индии и Пакистана усилит противоречия внутри в организации, уверен эксперт. Причем, по его мнению, эта перспектива должна вызывать опасения, прежде всего, у стран Центральной Азии - Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Казахстана - которые всегда были узловой точкой организации, сферой перекрещивающихся интересов. Собственно говоря, подчеркнул замдиректора КИСИ, ШОС и создавалась главным образом для решения центрально-азиатской проблематики. В частности, с целью делитизации границ и легитимизации присутствия Китая в Центральной Азии. С расширением ШОС этот формат сильно изменится, считает Санат Кушкумбаев. Не заинтересован во вступлении в ШОС новых членов и Китай, которому невыгодно множить число конкурентов внутри организации.

- Тем более что неизвестно, каким образом будет позиционироваться эта организация, что нового привнесут в нее новые члены? Ведь в основе ШОС лежали меры доверия на границе, решение территориальных споров, в то время как между Индией и Пакистаном, а также Китаем и Индией эти вопросы никак не разрешены. И в обозримой перспективе, при всем желании это вряд ли произойдет, - отметил Санат Кушкумбаев.

Политический обозреватель Замир Каражанов также считает, что не следует возлагать на нее надежды создания некоего противовеса НАТО и G7. Но сам факт начавшегося присоединения Индии и Пакистана к ШОС является знаковым. Организация имеет высокий потениал и не менее высокие амбиции, направленные на укрепление роли региона Евразии в мировом раскладе сил.

Тем не менее, Шанхайская организация пока не доказала своей эффективности даже в решении таких региональных проблем, как раздел водных ресурсов в Центральной Азии или приграничное разграничение.

Однако еще менее эффективными являются самостоятельные попытки стран Центральной Азии создать собственный интеграционный проект. Как отметил политолог Данияр Ашимбаев, все интеграционные объединения в регионе возникали под воздействием внешних игроков.

По мнению политолога, объединяющим фактором для Центральной Азии могли бы стать общие ценности или наличие общего лидера. Однако в настоящий момент в регионе нет условий ни для первого, ни для второго.

- Если обратиться к формирующейся историографии центрально-азиатских независимых государств, то мы увидим такое количество противоречий в прошлом, что делает выработку общих ценностей достаточно сомнительным проектом, - говорит эксперт. - Что касается общего лидера, вокруг которого могла бы объединиться Центральная Азия, то очевидно, что это должен быть внешний игрок, поскольку все страны в совокупности и по отдельности имеют на мировой арене достаточно низкий вес и не являются реальными субъектами международной политики. В то же время на данный момент сил для разворачивания политического вектора в пользу, скажем, Пекина, Вашингтона или Москвы особо ни у кого нет. Поэтому все геополитические проекты в регионе строятся из принципа «если страна не работает со мной, то, по крайней мере, она не должна работать с другими». Таким образом, сил крупных игроков в регионе хватает только на то, чтобы элементарно вставлять друг другу палки в колеса.

Тему необходимости выработки общих ценностей как основы центрально-азиатской интеграции подхватили другие участники круглого стола. Особенно она актуальна ввиду усиления идеологического давления исламистов в регионе. По мнению доцента кафедры философии Восточно-Казахстанского государственного технического университета им. Д. Серикбаева Светланы Линок, странам региона необходимо сделать упор на светское воспитание и доступную прозрачную образовательную деятельность.

- Если эти два аспекта заработают, в полной мере, то в принципе это и есть то, что можно противопоставить радикализации в регионе, - отметила эксперт.

Важным и заметным форматом экономической интеграции в Центральной Азии, безусловно, является ЕАЭС. Говоря о перспективах евразийского интеграционного проекта, доцент кафедры регионоведения факультета международных отношений ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Таисия Мармонтова отметила, что подключение к нему стран с проблемными экономиками - Киргизии и Армении - создает риски для ЕАЭС.

- Однако в любом случае для Казахстана евразийский интеграционный проект может стать ключом для повышения экономического влияния через логистику, развитие транспортных магистралей и интеграционные блоки, - подчеркнула эксперт.

Подытоживая дискуссию председатель Евразийской экспертной сети Болат Байкадамов отметил, что такие интеграционные объединения, как БРИКС, ШОС и ЕАЭС, представители которых встречались в Уфе, создавались одними и теми же конструкторами - Россией и отчасти Китаем - по матрешечному типу. Глобальная организация - БРИКС, трансконтинентальная ШОС и региональная ЕАЭС. Мотивами их создания стали стремление усилить позиции стран, которые в одиночку пытались конкурировать с США и другими развитыми странами. По мнению Болата Байкадамова, страны БРИКС, ШОС и ЕАЭС тянутся друг к другу на философско-ментальном уровне. В случае модернизации ценностных установок они имеют возможность создать альтернативный центр на Востоке.

Жанар Тулиндинова

ia-centr.ru

Предыдущая статьяИран на Кавказе и в Центральной Азии: перспективы после Вены
Следующая статьяАлексей Малашенко: Россия проигрывает в Центральной Азии