CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

База базой прирастает

14 октября 2013

Инициатива России расширить военное присутствие в Таджикистане подпитывается потенциальными угрозами с афганского направленияКрупнейший сухопутный военный объект России за рубежом может прирасти новой компонентой. 201-я база в Таджикистане претендует на расширение с включением в свой состав аэродрома «Айни». Подобное предположение было выдвинуто на прошлой неделе. Версия имела привязку к посещению российской делегацией дружественной центральноазиатской республики, прошедшему под знаком укрепления военно-политических связей двух союзников по ОДКБ.

Возглавлявший делегацию спикер Госдумы Нарышкин назвал прошедшую 1 октября в нижней палате парламента Таджикистана ратификацию соглашения с Россией по 201-й базе «большим событием», «одним из условий обеспечения безопасности в регионе».

Руководство республики осталось верным своим заверениям, что ратификация соглашения с таджикской стороны состоится в текущем месяце. В ближайшие недели можно ожидать обмена ратификационными грамотами и вступление соглашения в силу.

Успех российской дипломатии очевиден. Но останавливаться на достигнутом Москва не намерена, и уже зондирует почву для развития своей военнополитической инициативы на центральноазиатском направлении.

Российские источники отмечают, что заключённое годом ранее (5 октября 2012 года) соглашение по 201-й базе предусматривало возможность подписания в дальнейшем дополнительного документа по аэродрому «Айни». Москва возьмёт объект в аренду, что позволит сделать его составной частью базы ВС России на таджикской территории. Такова нынешняя цель Кремля и Минобороны, считают эксперты.

Инициатива России расширить военное присутствие в Таджикистане подпитывается, главным образом, потенциальными угрозами республике, а также её соседям-партнёрам по ОДКБ с афганского направления. Мысль о необходимости повышения уровня таджикской обороноспособности на качественно новый уровень часто упоминалась в последнее время. Особенно в этом контексте выделялся Саммит ОДКБ в Сочи, по итогам которого по Таджикистану были приняты отдельные решения. Визит российской делегации 7 октября также был нацелен на склонение Душанбе и других заинтересованных в поддержании безопасности в Центральной Азии субъектов к предпринятию действенных шагов. Среди последних на текущем этапе приоритет отдаётся пополнению оружейных арсеналов республики новой техникой и оборудованием (1), проработке возможности несения российскими пограничниками службы на таджикско-афганской границе. А также расширению 201-й базы включением в её состав военно-воздушной компоненты. Первый из указанных шагов не требует интенсивных предварительных согласований по военным и дипломатическим каналам. Напротив, отправка российских «зелёных фуражек» на границу с Афганистаном и взятие в аренду аэродрома «Айни» не поддаются быстрым решениям.

С сентября 2010 года «Айни» находится на балансе оборонного ведомства Таджикистана. Все последние годы судьба важного военного форпоста в регионе была в неопределённости. Между Москвой и Душанбе велись консультации вокруг аэродрома, однако, без видимого успеха. Летом прошлого года, ещё до визита президента России в Душанбе, в рамках которого было подписано соглашение по 201-й базе, просочилась информация о приостановке российско-таджикских переговоров по совместному использованию аэродрома.

Активность вокруг объекта ВВС на таджикской территории демонстрировали и другие внешние силы. В их ряду особенно выделялась Индия. Военное сотрудничество Таджикистана с Индией берёт официальный старт в 2002 году, когда стороны подписали соответствующее соглашение. С того времени таджикский аэродром стал часто упоминаться в одном с интересами Индии в Центральной Азии контексте. Индийская сторона полностью реконструировала объект. Инфраструктура аэродрома усовершенствована с расчётом на обслуживание его взлётными полосами и стояночными комплексами современной военной авиации.

Индийские специалисты провели полное обновление покрытия и расширение взлётно-посадочной полосы, организацию авиадиспетчерской службы, огораживание периметра и оборудование трёх укреплённых убежищ. Работы обошлись в $70 млн. С 2002 года визиты делегаций индийских высокопоставленных военных в Душанбе стали носить интенсивный характер, что создало у экспертов ощущение принятого в Душанбе решения о передаче аэродрома в пользование Нью-Дели. Последний, как и сама таджикская сторона, выступил с опровержением подобных версий. Индийцы объяснили частые наезды в республику представителей своего оборонного ведомства целями обсуждения сотрудничества в военно-технической сферах, а также подготовки таджикских офицеров в индийских учебных заведениях.

Не станем утверждать, что Нью-Дели решил таким образом «закодировать» свои истинные планы. Но ряд стратегических преимуществ объекта ВВС в Таджикистане всё же указывает на возможное «двойное дно» в планах индийской стороны. Раньше база была предназначена для стратегических бомбардировщиков советской авиации. Аэродром имеет одну из самых длинных взлётно-посадочных полос в мире - 3200 м. Точка расположения «Айни» нависает над Афганистаном, Пакистаном и подпирает западную часть Китая. Именно с этих сторон Пакистан и Китай имеют наиболее слабую организацию своих систем ПВО. Если учесть, что боевой радиус Су-30МКИ, составляющих основу ВВС Индии, равен 1500 км, можно представить, какую угрозу для Пакистана и Китая создаёт их возможное базирование в данном регионе (2). Северные границы Индии и Пакистана от южных рубежей Таджикистана отделяет тонкая полоса афганской территории шириной от 15 до 65 км. Сопредельная между Китаем, Индией, Пакистаном, Афганистаном и Таджикистаном территория известна своей потенциальной конфликтностью, вектор которой задаётся рядом территориальных споров (Кашмир, спорные участки в индийско-китайском приграничье - Аксайчин, Аруначал-Прадеш).

Приплюсовав к этому системный вход Китая в экономику Таджикистана, можно с уверенностью предположить наличие у индийских властей опасений за попадание «Айни» в «не те руки». Китайско-индийское геостратегическое противостояние - это надолго. Если даже на его отдельных этапах возможны «оттепели» в отношениях двух держав Южной и Восточной Азии.

Индийцам важно удостовериться, что «Айни» не будет работать против их интересов в обширном регионе. Потенциальный статус аэродрома в составе 201-й российской базы в Таджикистане даёт им такие гарантии. Но этого явно недостаточно для снятия всех препонов на пути к расширению военного присутствия России в республике.

Свои виды на «Айни» имели и США. Особенно на этапе, когда для них со всей очевидностью встал вопрос ухода с авиабазы «Манас» в Кыргызстане.

Последнее слово за руководством центральноазиатской республики. Решение судьбы «Айни» в пользу России стало бы ещё одной военнополитической подпоркой для нынешних властей Таджикистана и лично его президента Рахмона. В республике 6 ноября пройдут очередные президентские выборы, на которых Рахмон вновь выдвинул свою кандидатуру. Приезд главного российского парламентария в Душанбе 7 октября связывался многими экспертами именно с поддержкой Москвой Рахмона на предстоящих выборах. С другой стороны, неопределённость вокруг аэродрома, годами открытая опция на его предоставление под управление внешней силой давали местным властям свободу маневра в отношениях с зарубежными партнёрами.

После принятия в рамках ОДКБ известной формулы, по которой решение о размещении на территории государств-членов военных объектов стран, не входящих в эту Организацию может быть принято только после консультаций с другими членами ОДКБ, поле маневрирования у Душанбе заметно сузилось. Как минимум, в части оперирования возможностью замещения Соединёнными Штатами объекта «Манас» в Кыргызстане на «Айни» в Таджикистане. Впрочем, и в нынешней ситуации свой объект таджикская сторона может переуступить в максимально выгодном для себя режиме. Москва уже дала понять о готовности предоставить Душанбе пакет льгот в случае учёта её интереса по «Айни»: от преференций для таджикских трудовых мигрантов (3) до создания в республике армейской авиации.

-------------------------------------------------------------------------------- (1) 7 октября Таджикистан также посетил генсек ОДКБ Бордюжа. В тот же день состоялась его встреча с президентом Рахмоном. По сообщению пресс-службы главы республики, особое внимание было уделено «эффективной реализации документов относительно оказания оперативной технической помощи приграничным войскам и другим соответствующим структурам Таджикистана для усиления защиты государственной границы с Афганистаном, подписанных в ходе последнего саммита глав государств-членов ОДКБ». Было отмечено, что данная помощь должна быть оказана в течение трёх месяцев.

(2) Авиабаза «Айни»: Против кого будут дружить русские, таджики и индийцы? // «Свободная пресса», 22 декабря 2011 г.

(3) Как нельзя кстати, за несколько дней до визита российской делегации в Таджикистан вышли данные нового доклада департамента миграции и денежных переводов Всемирного банка. В соответствии с ними, абсолютным лидером по чистому объёму переводов трудовых мигрантов к собственному ВВП является Таджикистан (в 2012 году этот показатель составил 48% ВВП республики). Основной поток приращения ВВП Таджикистана трансфертами мигрантов идёт из России.

Михаил Агаджанян

politcom.ru

Предыдущая статьяПроблема шиитов может взорвать Саудовскую Аравию
Следующая статьяТаджикистан в дружеском окружении соседей