CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Глобальная геополитика - напряженность на линии США-Россия-Китай

22 октября 2013

В глобальных геополитических процессах проявляются моменты, представляющие интерес. Вместе с усложнением ситуации на Ближнем Востоке события, происходящие в Центральной Азии и бассейне Тихого океана, также заставляют задуматься. Эксперты анализируют шаги, предпринятые за последние дни Вашингтоном, Москвой и Пекином, в контексте наблюдаемых здесь геополитических процессов. Они отмечают и некоторые моменты, имеющие значение и для Южного Кавказа.

Военная сила и тонкая дипломатия: какая эффективнее?

Напряженность в глобальной геополитике не ослабевает. Борьба крупных держав за влияние почти во всех регионах обрела своеобразное содержание. Проведенные анализы подтверждают, что в последнее время этот процесс обрел более системный и более сложный характер. Наиболее наглядно это сейчас ощущается в рамках Ближний Восток-Центральная Азия-бассейн Тихого океана. Хотя в рамках указанных геополитических границ интенсивность в тех или иных точках и отличается, в целом они могут быть охарактеризованы как составные части одной общей тенденции. Именно в этом плане наблюдается ряд факторов, вызывающих интерес.

В "The Washington Post" (США), "The Diplomat" (Япония), "Независимая газета" (Россия) и других изданиях дан анализ некоторых существенных моментов в геополитической борьбе между Вашингтоном, Москвой и Пекином. Здесь достаточно моментов, заставляющих задуматься. Складывается впечатление, что ради своих стратегических интересов соперники могут в определенных случаях идти друг другу на уступки. В целом же они решительно настроены достичь своих целей. При этом судьба простых людей вовсе не рассматривается как вопрос первой важности.

В номере от 30 сентября "The Washington Post" особо писала о дипломатическом наступлении России на Ближнем Востоке (см.: Liz Sly. Russia seeks to fill vacuum in the Middle East). В последние годы Кремль значительно усилил свою активность в этом направлении. Но газета отмечает и то, что неясно, какие геополитические цели стоят за шагами, которые предпринимает Москва. Эта сторона вопроса действительно представляет интерес, так как на первый взгляд стремление России как государства с глобальными амбициями иметь влияние на Ближнем Востоке выглядит вполне нормальным. Указывая здесь в качестве главного фактора энергоресурсы, автор статьи пишет, что, если Россия сама обладает самыми крупными в мире запасами нефти и газа, то ей нет смысла сильно рисковать в борьбе за Ближний Восток. Несмотря на это, в иракских, сирийских и египетских событиях Москва продемонстрировала достаточно решительную позицию. На Западе не хотят понимать причины такого упрямства. Еще и потому, что Китай как геополитический соперник России серьезно наращивает свое влияние в Центральной Азии.

В этом плане следует отметить некоторые аналитические статьи, опубликованные в японском журнале "The Diplomat". Последняя из них посвящена анализу динамики борьбы США, России и Китая за мировое лидерство (см.: Zachary Keck. With Russia in Middle East, China Claims Central Asia / www.thediplomat.com, 2 октября 2013 г.). В ней внимание приковано к двум рискованным сторонам ближневосточной политики Москвы.

Во-первых, "...действия России настораживают Соединенные Штаты. Вашингтон может заключить, что Москва ему "бросает перчатку", что в конечном итоге может склонить Америку к выбору курса на ослабление напряженности в отношениях с Ираном. В этом случае Россия полностью окажется вне игры. Воодушевленный этим Иран же вступит в геополитическую борьбу за Центральную Азию" (см.: предыдущий источник).

Во-вторых, усиление активности России на Ближнем Востоке может сопровождаться угрозой утраты ее влияния на территориях, расположенных по всей границе России. Так, в частности, могут ослабеть позиции Москвы в Центральной Азии. Следует отметить, что именно этот регион обеспечивает выход России на Ближний Восток. Но гораздо сильнее заставляет задуматься другой момент.

Большая игра Пекина

Речь идет о наращивании на этом фоне своей активности в Центральной Азии Китаем, так как все выглядит так, будто Пекин сознательно передал инициативу на Ближнем Востоке Москве. Хотя за кулисами он поддерживает Сирию и Иран, на дипломатической и политической сцене он стремится оставаться в тени. Но взамен он проделывает в Центральной Азии большую работу. Эксперт фонда Карнеги Марта Брилл Олкотт оценивает это следующим образом: "Китай усиливает свое влияние в Центральной Азии, чтобы заменить здесь Соединенные Штаты и Россию как суперсил" (см.: предыдущий источник). В качестве аргумента этот специалист приводит очень важные договоры, подписанные президентом Китая Си Джинпином с каждой из стран региона всего за 10 дней. Большинство из них - экономического, финансового и торгового характера.

Как видно, тонкой дипломатией Пекин дал толчок для погружения Москвы в пламя ближневосточной войны. Параллельно с этим он организовывает "гуманитарное наступление" на Центральную Азию, имеющую для России стратегическое значение. Образно говоря, Россия "играет" на Ближнем Востоке, Китай - в Центральной Азии. Чья игра будет более перспективной, покажет время.

Но ошибочно было бы и предполагать, что Китай демонстрирует свое политико-дипломатическое и военное превосходство во всех регионах. Например, в бассейне Тихого океана все более активизируется Вашингтон. Эта сторона вопроса также достаточно интересна. "Независимая газета" пишет, что Америка расширяет военное присутствие в Азии (см.: Дарья Цилюрик. США расширяют военные альянсы в Азии / www.ng.ru, 3 октября 2013 г.). Конкретнее говоря, Вашингтон подписал новые военные соглашения с Токио и Сеулом. Это оценивается как шаги Японии и Южной Кореи, направленные против возможных угроз со стороны Китая. Так, у Пекина есть определенные территориальные разногласия с союзниками США в регионе. И не исключается военный путь их разрешения.

В этой связи Токио и Сеул больше всего беспокоят киберугрозы Пекина. В последних соглашениях, подписанных с Соединенными Штатами, этой стороне вопроса также отведено особое место. Китай пытается обеспечить свое экономическое, военное и информационное превосходство на спорных территориях. Тем самым борьба его с Америкой за регион обрела многоаспектный характер.

Все это придает геополитической борьбе США, России и Китая особое содержание. Прежде всего складывается впечатление, что крупные державы демонстрируют геополитическую активность не только на Ближнем Востоке. Предпринимая действенные шаги и в других регионах, они стремятся обеспечивать в мировом масштабе свои собственные интересы. В этом плане можно прогнозировать, что в настоящее время основные процессы будут разворачиваться в рамках геополитического пространства Ближний Восток-Центральная Азия-Тихий океан. Не видно, чтобы какая-либо из крупных держав в рамках этих границ завоевала преимущество. Можно констатировать, что на этом этапе напряженность борьбы непрерывно возрастает.

На фоне подобной ситуации судьба государств, имеющих влияние в регионе (например, Турции, Иране, Саудовской Аравии, Южной Корее, Японии, Пакистане и др.), также кажется неопределенной. В данном контексте заставляет задуматься то, какая ситуация сложится в таких стратегически значимых регионах, как Южный Кавказ и др. Здесь приходится серьезно задуматься о перспективах регионального сотрудничества и возможностях урегулирования конфликтов.

Один из моментов, привлекающих внимание в геополитической борьбе крупных держав, связан с тем, что она стала постепенно проявляться в более широком пространстве и в тесной связи друг с другом. Время покажет, где и как этот процесс даст о себе знать. А сейчас можно сказать одно: мир может оказаться лицом к лицу с непредвиденными геополитическими обстоятельствами. Причем трудно утверждать, что крупные державы к этому готовы, так как в различных регионах делаются такие сложные ходы, что прогнозировать их возможные последствия не представляется возможным. Почему-то мир не хочет отказаться от погружения в неопределенность.

Источник- ЦентрАзия

22 октября 2013

maxala.org

Предыдущая статьяЕвропа не хочет служить в Афганистане
Следующая статьяТрудные испытания Ирака