CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

С Пекинским расчетом

22 октября 2013

При всей своей внешнеполитической многовекторности страны Центральной Азии и дальше будут все больше зависимы от Китая. Продолжавшиеся с момента распада СССР дискуссии многочисленных экспертов и политологов насчет якобы развернувшейся «большой игры» вокруг Центральной Азии чуть ли не всех ведущих мировых держав сменились в последнее время новой идеей - «Китай пришел в регион всерьез и надолго, и скоро полностью подомнет его под себя».

Основываются подобные предположения прежде всего на количестве визитов, которые наносят в Центральную Азию китайские руководители (тем более по сравнению с вояжами тех же американских чиновников третьей руки или евро президентов, которые в лучшем случае раз в 3-5 лет сюда заглядывают), объему финансовых сделок, заключаемых после таких поездок, и общему экономическому тяготению региона именно к сотрудничеству с Китаем, а не с кем-то другим.

На первых порах подобное расширение связей с КНР откровенно пугало центральноазиатских лидеров. Потом они стали относиться к нему гораздо прагматичнее, и обращать внимание на практическую составляющую двусторонних бизнес-проектов. А сейчас именно на Китай такие страны, как Казахстан, Кырыизстан и Таджикистан почти полностью переориентировали большую часть своих экономических интересов. И что также важно: такое положение дел устраивает как КНР, так и сами центральноазиатские республики.

Кто кого боитсят, и кто кому больше нужен?

Прежде, чем «пугать Китаем» страны Центральной Азии, и обсуждать наличие или отсутствие у КНР каких-либо влиятельных конкурентов в этом регионе, посмотрим на сам Китай и его внешнеполитические запросы. Так вот в первую очередь они сконцентрированы на соседних, пограничных с ним государствах. И чем прочнее и надежнее у китайцев экономические и политические связи с этими странами, тем Пекину спокойнее и выгоднее вести дела в будущем на дальних для себя рубежах.

То, что Центральная Азия для Китая якобы является каким-то «стратегическим тылом» - это слишком уж большое преувеличение. Регион этот просто источник сырья, возможность проложить транспортные магистрали через страны для выхода на ту же Россию и Европу. И самое главное - внешнеполитическое спокойствие и стабильность. На все это руководство КНР регулярно работает, но отнюдь не считает Центральную Азию ни своим внешнеполитическим приоритетом, ни стратегическим направлением именно китайского, а не регионального дальнейшего прогрессивного развития.

Теперь относительно какой-то мифической «большой игры» вокруг Центральной Азии, в которую больше «играют» многочисленные «знатоки» региона, и чаще всего - сами центральноазиатские политики. Регион этот от всех, кроме России, Ирана да Китая географически удаленный, а для Европы, Америки или кого другого имеющий лишь чисто опосредованное значение. Поэтому кроме вышеперечисленных трех стран на свое хотя бы маломальское влияние здесь чисто по «ближней географии» никто больше претендовать не станет.

Очень ошибочно мнение и о том, будто о Центральной Азии так уж беспокоятся Соединенные Штаты. Да, пока продолжалась активная фаза «афганской эпопеи», для США центральноазиатский регион был важен только как «территориальное подспорье» для размещения и переброски своих туда войск. Если бы не было «Манаса», думаете, кто-то ломал бы голову в Вашингтоне насчет «демократии в Кыргызстане» и дележке власти тамошних правителей?

А вот что для России, что Китая Центральная Азия - это своего рода «территориальный буфер», который при Советском Союез был под контролем Москвы, а теперь развивается вроде как «сам по себе». Но первым лицам стран Центральной Азии придется на будущее проявить невероятную гибкость и изворотливость, чтобы в конце концов вновь не попасть под китайский или российский «каток»(не только экономический, но и прежде всего -политический вплоть до утери государственной самостоятельности).

Что же касается самих государств Центральной Азии, то им особо выбирать насчет того - с кем, и куда конкретно идти дальше не приходится. Либо надо идти в различные постсоветские объединения под эдигой России, либо позволять все активнее проникать по всем экономическим направлениям у себя дома китайцам. Такие страны, как Кыргызстан и Таджикистан уже очень существенно «подпустили» китайцев и в плане выдачи кредитов, и собственных проектов, в том числе - стратегически важных (дороги, тоннели, трубопроводы).

Тот же Казахстан разрешил на своей территории Китаю вести крупные как транспортные проекты, так и участвовать в добыче и транспортировке нефти (более 40 процентов этой отрасли в Казахстане находится уже либо под полным, либо частичным китайским контролем). Плюс республика получает значительные кредиты от КНР, точные суммы которых для широкой общественности уже не первый год не разглашаются.

Так это хорошо или плохо? И для кого? Наверное, это просто неизбежно, и принимать подобные цифры надо исключительно как реалии, а не как опасения того, что завтра Пекин уже полностью «проглотит» и экономику Казахстана, и его соседей. На сегодня объем двусторонней торговли Китая со странами Центральной Азии опережает как минимум на 10 млрд. долларов аналогичные цифры при торговле государств региона с единой Европой. Но это и нормально: к примеру, почти 90 процентов всей внешней торговли Центральной Азии с Европой - это сырье (нефть и нефтепродукты). А все остальное - так, по мелочи.

Но Европа (а уж Америка - и подавно) от Центральной Азии расположена далеко. А китайцы же инвестируют и укрепляют свои позиции в регионе как раз у своих прямых географических соседей. И тем же центральноазиатским странам от Китая просто никуда не деться - ни сейчас, ни на видимую перспективу.

Замечу попутно, что Китай инвестировал в регионе более 15 млрд. долларов, и планиурет довести эту цифру до 40 млрд. долларов к 2020 году. Но делает Пекин это исключительно в своих интересах, потому что соседние с собой территории он рассматривает почти как свои. Только находящиеся на данный момент под другим государственным флагом, и управляемый не подчиняющимися КНР «на данный момент) зарубежными правителями.

Страны Центральной Азии сами стремятся к развитию обширных связей к Китаем. Потому что никаких разумных альтернатив этому они не имеют

Стоит учесть, что китайцы очень диференцированно подходят к сотрудничеству с каждой центральноазиатской страной, принимая во внимание и ее текущее экономическое положение, и то, что с каждой из них конкретно можно взять для развития китайской экономики. Так, китайцы строят железную дорогу через Кыргызстан и Узбекистан далее на российский и европейские рынки, и что якобы несет угрозу чуть ли не стратегической безопасности России (так уже неоднократно по крайней мере заявляли в Москве).

Насчет последнего думать всем «беспокоящимся» о стратегической безопасности надо было тогда, когда СССР разваливали - а было это в Москве, а не в Бишкеке. А во всем остальном - китайцам что Россия, что остальные постсоветские страны с их «национальными стратегиями»- по «большому барабану». Их интересует расширение рынков сбыта своей продукции (тот же бюджет Кыргызстана более, чем на половину наполняется именно за счет транзита китайских товаров на другие пост-советские рынки - да один базар-рынок «Дордой» в Бишкеке, являющийся крупнейшим во всей Центральной Азии и почти полностью заваленный ширпотребом из КНР чего стоит!). А кто им в этом будет содействовать - Кыргызстан или Мьянма - не принципиально.

А ведь китайцы дают Кыргызстану еще и кредиты (которые потом в том или ином виде придется все равно отдавать), и участвуют в нескольких энергетических проектах. В свою очередь и Бишкеку особенно разгуляться в поисках адекватной китайской помощи негде. Зато Пекин расширяет свое сотрудничество не выдвигая никаких политических и иных требований, с которыми соизмеряют свою помощь те же Россия, страны ЕС или Соединенные Штаты.

Или посмотрим на Туркменистан. Газопроводы, две ветки которых уже проложены в Китай, и две новые, скоро запускаемые в дело, связали Ашхабад на 25-30 лет с китайским рынком как минимум. Поскольку кроме газа в Туркменистане китайцам взять особо нечего, то и свои инвестиции они направляют исключительно в энергетический сектор этой страны. При этом туркменское руководство вовсе не против, что свои же деньги китайцы сами же в республике и осваивают (рабочие, оборудование, транспорт). Зато дело делается, объекты сдаются - а кроме китайцев никто подобными проектами - да еще на таких в принципе выгодных для Ашхабада условиях - заниматься не станет.

С Узбекистаном Китай раньше расширял только торговые связи, но сейчас ситуация изменилась. Пекин теперь закупает у Ташкента природный газ, и соответственно заинтересован в инвестициях именно в энергетический комплекс республики. Тем более, что ему в Узбекистане особых помех расширению двустороннего сотрудничества не просматривается.

А в Таджикистане Китай очень успешно «привязал» к себе практически все ключевые позиции местной экономики. Все, что можно получить от Таджикистана

«натурой» (алюминий, кожа, металлолом, хлопок) - Пекин получает. Со своей же стороны он щедро выдает кредиты на прокладку дорог, сооружение малых ГЭС и горных тоннелей, а также модернизацию некоторых промышленных предприятий.

Но когда официальный Душанбе подвергается за свой явно «про-китайский» экономический уклон (якобы, Пекин уже все в республике скупил, и скоро она станет еще одним автономным районом КНР), то неплохо было бы вспомнить: а кто еще из соседей - что ближних, что дальних - готов помогать Таджикистану преодолевать транспортную и энергетическую блокаду, в которой он оказался после распада СССР?

Центральная Азия стала зависимой от Китая? Так она все равно от кого-то будет зависеть - и чем Пекин хуже других?

После недавнего «проезда» по странам Центральной Азии китайского лидера, товарища Си, кругом только и пересчитывали суммы контрактов, которые он подписал на поставки сырья в КНР из этого региона. На основании чего и делался вроде как очевидный вывод: Пекин полностью уже поставил всю Центральную Азию на «юаневый счетчик». И следующим этапом уже будет полное закабаление окрестных государств «китайским драконом».

Но «китайские страшилки» на самом деле не так уж пугающи для стран региона, тем более, что кроме как сырья Пекину здесь ничего не нужно. У Китая нет в Центральной Азии каких-то мифических «стратегических интересов». Он не размещает здесь своих военных баз (да и против кого? - ведь если надо, то Китай за пару дней может попросту присоединить к себе все центральноазиатские государства, но ему это совершенно не нужно). Да и никаких «идеологических условий» для расширения сотрудничества Китай лидерам центральноазиатских государств не выдвигает.

Участие же Китая в ШОС, где итак все с самого начала «играет под китайскую дудку» - не более, чем своеобразное соблюдение «правил хорошего регионального тона». Все, что надо от стран региона Пекин и без ШОС сделает и получит. А те в свою очередь еще и через механизмы ШОС могут расширить с китайской стороной самые разнообразные направления двустороннего сотрудничества.

В плане получения кредитов Китай также не имеет в регионе конкурентов, поскольку никто другой - и уж тем более в тех суммах, каких это делает Пекин - не станет оказывать им помощь. Любые другие международные кредиты гарантировано сопровождаются таким количеством совершенно неприемлимых условий для того же Узбекистана, Таджикистана или Кыргызстана, что им куда проще и надежнее решить вопрос «полюбовно» с Китаем. И потом ни за что, и ни перед кем не отчитываться («отчет» придется держать через 25-30 лет, когда подойдет срок возврата кредитов, но это будут уже другие республики, и самое главное - уже совсем другие в них первые лица).

Затем стоит обратить внимание, что тот самый транзитный корридор, который именно через страны региона ведет в Европу, нужен прежде всего Китаю. Так чего ему мешать расширять свое присутствие в Центральной Азии, если именно на транзите китийских грузов и товаров в этом самом «корридоре» государства региона могут прилично зарабатывать?

Ну, а самое главное то, что Китай практически реализует все те торгово-экономические схемы активизации развития Центральной Азии, которые без участия Пекина более 20 лет ни в каком другом виде попросту не работают. Вспомните, сколько говорилось и мечталось на всех уровнях о том, что будет «самой жизнью» создан некий единый рынок стран Центральной Азии. Как они начнут с успехом друг с другом торговать (как в старые досоветские времена), и как посему поводу бытие их граждан будет только улучшаться.

И что из всего этого с момента развала Советского Союза случилось? А ровным счетом ничего. Старые советские связи практически везде в регионе были разрушены (даже границы теперь «братские республики» между собой друг от друга минируют), ничего интеграционного и регионально-сотрудничающего так и не придумано. А Китай просто пришел в «центральноазиатское чисто поле», и заинтересовал всю региональную «пятерку» - и расширением разностороннего сотрудничества с Пекином, и целым рядом очень выгодных для всех совместных проектов (опять-таки кто еще кроме Китая из «больших и сильных» сделал это в Центральной Азии?)

Так что странам Центральной Азии еще спасибо надо сказать Пекину, что хотя бы один сосед с серьезными намерениями нашелся, на которого они могут не только финансово-экономически положиться, но и решать параллельно и целый комплекс важнейших для собственных стран вопросов - от создания инфраструктуры до выгодной продажи энергоносителей. А то, что практически вся Центральная Азия «легла» уж под Китай - так чем это хуже каких-то других «стратегических клиентов»? Особенно если учесть, что всем им (не на высоких словах, на на конкретном деле) Центральная Азия и неприоритетна, и не настолько на будущее выгодна, как Пекину.

Юрий Сигов, Вашингтон

dn.kz

Предыдущая статьяИран намерен начать производство гидроксида урана
Следующая статьяПод знаком Бирюлево: новые вызовы для российско-азербайджанских отношений