CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Вступительная головоломка

1 марта 2016

Пока на Ближнем и Среднем Востоке полыхает полномасштабная война всех против всех, а ведущие мировые державы каждая на свой манер пытается из этого набрать максимальное количество «стратегических очков», как-то подзабылись еще сравнительно недавние баталии за то, чтобы вступить в целый ряд региональных международных структур, где ни Америки, ни Запада не предусмотрено. Но куда стремятся попасть страны, которые гарантировано будут играть ведущие роли в новом мировом порядке.

Речь в данном случае идет о таких организациях, как Шанхайская организация по сотрудничеству (ШОС), структура БРИКС (которая периодически то готовится вроде бы к численному расширению, то вновь замыкается в себе, и «чужаков» не особо приветствует) и Лига Арабских государств. В каждой из этих организаций собраны страны, которые пытаются по возможности проводить некий независимый курс. Но с учетом того, что нынче происходит на Ближнем Востоке (и чем все это еще может закончиться) многие направления действия этих структур очень сильно могут быть уже в самое ближайшее время пересмотрены.

Очень специфически выглядит и возможное членство в этих организациях стран, которые туда могут в этом году (или начале следующего) попасть, если принять во внимание, кто против кого, и кто с кем в союзе нынче собрался «делить» Ближний и Средний Восток. Это, прежде всего, Индия, Пакистан, Иран и Турция - страны, настолько разные по своим интересам и намерениям, что скорее между рядом из них вспыхнут новые конфликты, нежели даже при самом активном участии «посторонних» образуются их союзы или объединения.

Иран- всему голова. А точнее - головная боль

Начнем с самого интересного, непредсказуемого и «себе на уме» кандидата на вступление в ШОС и БРИКС - Ирана. Прежде всего стоит учесть, что нынче (как бы там не изгалялись господа политики в словесных упражнениях) мир по сути дела не просто вернулся в эпоху так называемой «холодной войны», но и куда ближе стоит к ее «горячей форме», нежели это было в советско-американские времена.

При этом одна страна по-прежнему считает себя «мировым лидером», другая- плевать на эти заклинания хотела. Третья тишком-сопком держит на «яблочко» всю мировую экономику, и если надо, то сможет все международные рынки поставить по стойке «караул» в любую секунду. Посему нынче идея любой международной (что региональной, что глобальной структуры) - это попытаться окружить себя как минимум союзниками по образу мышления, предсказуемого поведения и хотя бы элементарного уважения чужих прав и интересов.

Так вот во всем этом международном калейдоскопе Ирану особо было не до членства в чем-либо: дай Бог попытаться снять с себя хотя бы часть санкций, а вот для этого любая помощь Тегерану была выгодна. И вот теперь настала новая пора- вроде бы какие-то санкции должны снять, какие-то»вроде бы» потихоньку снимаются (хотя точно никто и ничего понять не в состоянии). Плюс Тегерану надо бы поскорее постараться вернуться в международные структуры, где позиция Ирана вообще всегда отсутствовала. А если о Иране и вспоминали, то только последними ругательными словамаи да критикой его военной и экономической мощи.

Что же получается на данном этапе? На первый взгляд, для Ирана было бы разумно и логично стать для начала членом «клуба соседей» - Совета сотрудничества стран Персидского Залива, который сами шесть его членов (а это - сплошь суннитские нефтяные монархии региона) называют Арабским. Но во-первых, сама эта организация в свое время создавалась для борьбы именно с... Ираном, а во-вторых, под руководством Саудовской Аравии и ОАЭ Иран там объявлен по сути дела «врагом номер один». И с ним не только никакого сотрудничества не предусматривается (тем более, раз Америка Тегерану по сути дела разрешила владеть ядерными технологиями), но против него чуть ли не всем «монаршьим миром» Залива решено и дальше бороться.

Сам Иран мог бы попытаться собрать под свое крыло сторонников шиитской ветви ислама, и сформировать реально-функционирующую «шиитскую ось», идущую через Залив к берегам Сирии, Ливана, Ирака, и далее - в Йемене, на Бахрейне и Восточной провинции Саудовской Аравии. Но сделать это сегодня Тегерану единолично вряд ли под силу даже при условии, что это теоретически было бы выгодно и России, и Китаю.

В итоге самыми радикальными изменениями во всей мировой структуре международных отношений может стать членство Ирана в ШОС и БРИКС. Но тут вот какое дело. Иранцы долгие годы пытались пробиться в ряды ШОС, и неоднократно подавали туда заявки. Однако их по иезуитским причинам не принимали, считая, что есть некие «международные санкции», которые Тегерану надо сначала снять, а потом уже разговаривать о членстве в ШОС.

То, что санкции совсем даже не международные, а чисто американские ни Россия, ни Китай не желали признавать, по сути дела регулярно «кидая» иранцев в их стремлении вырваться из-под санкционного пресса Запада. И вот теперь, когда эти же самые «санкционеры» решили, что пора пришла политику поменять и с иранцами наладить диалог, «вдруг проснулись» Москва и Пекин. Только вот Ирану нынче ШОС уже для снятия санкций и расширения своего внешнего сотрудничества не особо-то и нужна.

Замечу также, что дело во всех этих «ядерных санкциях» было не в том, что Иран что-то там атомное развивает, а в том, что Вашингтон стремился любыми путями сменить в Тегеране правящий режим. Никаких других задач не ставится со всей этой «ядерной сделкой» и сейчас - просто поменять американцы решили иранский режим «изнутри». Поэтому если надо, то в любой момент будут введены новые санкции, будет оказано новое давление - и никак по-другому подобный вопрос Вашингтон решать не собирается (и в Тегеране это прекрасно понимают).

Для чего тогда нужен Иран странам ШОС? Прежде всего - в плане энергетических проектов и широкого спектра возможностей доставлять нефть и газ на перспективные мировые рынки. Но тут опять по нынешним временам складывается полная нестыковка. Иран хочет приоритетно поставлять свои нефть и газ в Европу, куда уже поставляет свои энергетические ресурсы Россия. Раз Европа решила создавать огромные проблемы в энергоэкспорте из России, значит ей надо с одной стороны куда-то пытаться пристроить свои нефть и газ, а с другой - возможное замещение российских позиций Ираном Москве меньше всего будет выгодно.

Пропадает по большому счету смысл и желание противопоставить Иран в качестве противовеса Соединенным Штатам на Ближнем и Среднем Востоке. Сегодня Иран как раз пытается меньше всего лезть на рожон в отношениях с Америкой, потому как от той зависит вероятность размораживания иранских денежных счетов. Опасаться Ирану и той же России надо нынче совсем других «региональных клиентов» - Турции и Саудовской Аравии, которые как раз для Ирана также являются существенной помехой в реализации его внешнеполитических замыслов.

Тегеран может сыграть свою «внешнюю партию», которая наверняка удивит и американцев, и Россию с Китаем

Поэтому летнее предложение принять Иран полноправным членом ШОС (а официально оно случится только еще через год) самим-то иранцам нынче совсем даже не приоритетно. Слишком много воды утекло с момента, когда надо было и России, и Китаю действовать в этом плане «на опережение». Плюс не стоит больше расчитывать (по крайней мере, пока), что Иран будет своего рода «анти-американским тараном» в рядах этой организации.

А вот с возможным включением Ирана в БРИКС ситуация становится еще более интригующей. Напомню, что БРИКС-пятерка уже не раз давала понять, что расширяться она не особо рвется, и принимать туда новых членов пока в повестку дня организации не входит. Пытался «подтолкнуть» в БРИКС Аргентину бывший бразильский президент Лула да Силва, и пока в Буэнос-Айресе правила Кристина Киршнер, ей в этом деле пыталась подсобить еще и нынешняя президент Бразилии Дилма Руссеф.

Но опять-таки времена нынче стремительно меняются. Кристина уже не президент Аргентины, Дилме Руссеф дай Бог со своими внутренними проблемами бы справиться. А вот Иран как большую и влиятельную страну Среднего Востока БРИКС-пятерка даже не вспоминала на своем последнем саммите (опять-таки все та же словесная шелуха: Тегеран якобы находится под санкциями, ну куда его принимать, да еще в такую честную кампанию, как БРИКС?)

Между тем Иран впервые поднимал вопрос о своем членстве в БРИКС еще в октябре 2013 года, и тогда главной задачей также было снятие санкций. А в рамках БРИКС Иран надеялся получить и внешние инвестиции, и прямое сотрудничество с ведущими мировыми державами с самых разных континентов. Но проблема была в том (она, в принципе, остается таковой и поныне), что сами руководители стран БРИКС до сих пор не могут понять, каковы же конкретные цели этой организации, для чего она создана, и каким она желает видеть будущее мира (хорошо, пусть без участия Америки, но в каком все-таки тогда формате?)

Есть схемы с пулом валют стран БРИКС, создан уже Банк развития стран этой организации, и Ирану там по идее - самое место. Плюс Иран можно было бы активно использовать для создания южного транспортного и энергетического корридора, по которому реально было бы связать Китай с Пакистаном и Ираном с выходом на африканские страны и Средний Восток. Между тем тот хаос и бардак, который творится нынче в ближневосточном регионе (и самое разрушительно-пугающее там- судя по всему еще впереди) такие шансы делает очень маловероятными.

Но есть здесь и еще один немаловажный момент: Иран в случае вступления в БРИКС мог бы стать важным и единственным исламским представителем в этой организации (как бы, и кто бы к ней и эффективности ее работы не относился). Да, была еще на очереди в БРИКС Индонезия (где проживает самое большое мусульманское население нашей планеты). Но Ирану гарантировано в этом могли бы оказать помощь практически все пять членов БРИКС. И тут уже все зависист от самого официального Тегерана, насколько он будет настойчив, и на самом деле заинтересован в подобном членстве.

Кто кому нынче союзник и партнер не может понять никто. Да и есть ли смысл ломать над этим голову?

Как известно, летом нынешнего года в ряды ШОС(куда входят, напомню, также четыре центральноазиатские государства) будут приняты Индия и Пакистан. Принимать их будут по совместной российско-китайской договоренности «на пару», потому как они должны вроде бы друг друга там уравновесить, и придать «Шанхайской команде» некий «сбалансированный стратегический вид».

На точно таком же компромиссе предлагается включить в ШОС теперь и Иран, раз уж такие гениальные тяжеловесы, как Дели и Исламабад будут там присутствовать. Вот только что реально сможет при таком разношерстном (и это мягко выражаясь) составе ШОС практического предпринять? Какую позицию совместную выработать, если внешнеполитические интересы как двух будущих новичков организации, так и того же Ирана столь существенно разнятся с основными положениями на внешнеполитической арене, которые проталкивают Москва и Пекин?

Та же картина складывается по БРИКС. До сих пор непонятно, куда эта организация движется, для чего вообще существует, и имеет ли в принципе какое-то значение, какие именно на данный момент в нее страны входят, а какие можно было бы исходя из неких стратегических соображений принять? Даже если БРИКС-пятерка пожелает принять в свой состав Иран, то чисто теоретически возникает вопрос: а почему не берут других - таких же больших, сильных, густонаселенных и влиятельных как минимум в своих регионах (количество кандидатов можно перечислять как минимум целую дюжину)?

Особый налет «непредсказуемости» имеется от всех тех заигрываний насчет вступления в региональные организации, которые велись все последние годы вокруг Турции. Логично было желание турецкого президента, чтобы его страну приняли и в ЕвразийскийсСоюз, и он же выступал за создание зоны свободной торговли с его государствами, и в рамках ШОС он же надеялся на не менее влиятельный статус, чем тот, который нынче предоставлен будет Индии и Пакистану, и на который претендует Иран.

Понятное дело, что на сегодня никуда в эти структуры турок Россия не пустит, но Анкаре это особо и не нужно при том раскладе в регионе, который можно нынче наблюдать. Зато есть шансы активизировать свое присутствие в регионе у Индии и Пакистана, тем более, что так или иначе происходящие там события напрямую сказываются как на политических, так и на экономических интересах этих двух стран.

А ведь есть еще такая интересная организация, как ОДКБ (если кто позабыл). В которой состоит Россия и ее «союзники» из той же Центральной Азии. Но исходя из того предконфликтного состояния, в котором ныне находятся Россия и Турция, усмирять Анкару России придется только в одиночку, или в крайнем случае при участии Армении и той российской военной группировки, которая там расквартирована. А всем остальным (включая страны Центральной Азии) как и в рамках ШОС за подобным противостоянием только останется наблюдать со стороны. И надеяться, что до глобального военного мордобоя дело все-таки не дойдет.

Юрий Сигов, Вашингтон

dn.kz

Предыдущая статьяИран: третий крупный удар по реформам
Следующая статьяНиколай БОБКИН - Иран продолжает идти своим путём