CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

ca-oasis.info

Интернет-журнал "Оазис"- Независимость по-туркменски

29 января 2009

Независимость по-туркменски

29.01.2009

? 2 (94) Январь 2009, Интернет-журнал "Оазис"

Из сборника «Истории надежд от первого лица»

Мурат Айтаков (Ашхабад)

Реальный вкус независимости власти Туркменистана почувствовали только тогда, когда обезопасили себя от неминуемого восстановления СССР. Тогда, в 1996 году, на предстоящих выборах в Государственную Думу России коммунисты имели реальный шанс прийти к власти. Именно из-за боязни прихода к власти в России коммунистов был придуман «статус постоянного позитивного нейтралитета» Туркменистана. И этот статус закрепил неучастие страны в любых блоках и союзах и стал одним из любимых фетишей президента Ниязова. И именно статус нейтралитета, принятый в самом конце 1995 года, стал «точкой невозврата» к советскому прошлому и, собственно, с него настоящая независимость Туркменистана обрела свой смысл. Насколько дорог был этот «нейтралитет» для самого Ниязова, можно судить по тому, что самый величественный, высокий и кичливый памятник своей эпохи Ниязов соорудил именно в честь «нейтралитета» - трехногая «Арка Нейтралитета» украшает столицу страны. Недалеко - позолоченная 15-ти метровая статуя самого первого президента Ниязова, вращающаяся вокруг своей оси вслед за солнцем.

А что народ? Наверное, первые ощущения независимости своей страны появились у людей даже не тогда, когда были явлены первые атрибуты государственности: декларации, конституция, президент. И даже не тогда, когда ввели в обращение национальную валюту, а в тот момент, когда власти ввели визовый режим со всеми странами СНГ. Вот тогда, полностью отрезанные от остального мира, люди оценили и поняли, что вот она - независимость. Причем отрезанность ощущалась не только в невозможности просто взять билет и полететь в Алма-Ату или Ташкент, Москву или Киев. В это же время полностью прекратилось вещание телевизионных каналов из-за рубежа, была запрещена подписка на иностранные газеты и журналы. Если независимость - то независимость и от любого чужого влияния. Народ привык к отсутствию газет и журналов, но дома ощетинились чешуей спутниковых антенн, и даже далеко в пустыне, где нет электричества, ради новостей и сериалов люди запускали движки электрогенераторов, чтоб немного вдохнуть удовольствий чужой информационной свободы. Кажется, что нигде на территории стран бывшего СССР отчуждение народа от власти не достигало такой огромной дистанции.

Власть придумала даже государственную программу «10 лет благополучия». Чуть позже, когда с благополучием не сложилось, этот же период в 10 лет назвали государственной программой «10 лет стабильности». Ну, а когда власти полностью уверовали в послушность и внешнюю лояльность народа, был провозглашен лозунг «XXI век - Золотой век туркменского народа». Сам Ниязов, приняв титул «Туркменбаши» (Глава туркмен), широким жестом объявил в стране «бесплатный газ, воду, электричество и соль». Но эта забота о народе означала только одно - власть не собирается создавать нормальные условия для конкурентного роста «среднего класса», оставляя народ в зависимости от государственных подачек и под государственным контролем.

Настоящей трагедией для всей интеллектуальной элиты Туркменистана стала ликвидация Академии наук. Ниязов старался полностью уничтожить гнездо фрондирующих и свободомыслящих интеллектуалов. Такая же стерилизация коснулась высшего и среднего образования, где основным предметом изучения была введена книга Ниязова «Рухнама». Вобравшая в себя смесь мифов и легенд о происхождении туркменского народа, трактовки самого Ниязова национальных обычаев и ритуалов, его личной биографии, эта книга навязывалась к изучению не только в институтах и школах, но и всему обществу. На всех предприятиях и учреждениях изучали «Рухнама». Сдача любых квалификационных экзаменов подразумевала вопросы по содержанию этой книги, включая сдачу экзаменов на право вождения автомобилем. Этой книге воздвигли 10-метровый памятник, а сам Ниязов дошел до богохульства, публично пообещав, что прочитавший «Рухнама» три раза попадет в рай, и он сам просил Аллаха об этом.

Трудно себе представить моральное состояние общества, которому тотально и на протяжении нескольких лет вбивалась в голову идея богоизбранности его лидера, о гениальности его книги и безошибочности его решений. К сожалению, стараниями иностранных журналистов Ниязова-Туркменбаши свели до роли комичного персонажа, увешанного многочисленными перстнями неимоверных размеров и уставившего всю страну своими дубликатами из бронзы, мрамора и гипса. Это большая ошибка. Без всякого сомнения, он являлся выдающимся государственным строителем. Менее чем за 10 лет он сумел из страны, еще помнившей вольницу СССР времен «перестройки» и имеющей самый высокий удельный образовательный уровень в СССР, сделать современный эрзац средневековой сатрапии.

Тем временем народ стоически переносил все тяготы и лишения «независимой» и «нейтральной» жизни. Несмотря на валютный дождь, который проливался на страну в виде платежей за природный газ, Ниязов раз за разом урезал своему народу жизненное пространство. Именно по его инициативе сроки обучения в школах были сокращены до 9-ти лет, а в ВУЗах до двух-трех. Многие пенсионеры лишились своих пенсий, нещадно сокращалось количество учителей и медицинских работников и всех прочих, кто, по мнению Ниязова, был обузой для государственного бюджета. Но, с другой стороны, как истинный хозяин страны, он продолжал украшать свою столицу циклопическими постройками, облицовывал все мрамором, безжалостно сносил целые кварталы частного жилья, выкидывая людей на улицы, но он строил целый город именно как памятник себе самому. Город, который бы обслуживал его государственную машину, город, в котором жители прячутся по домам после 9-ти вечера как лишний элемент интерьера, а на улицах нет никого, кроме постовых полицейских, стоящих в прямой видимости друг от друга.

Но все когда-то кончается. Знакомое чувство всех, кто в сознательном возрасте жил в СССР и пережил «револьверную» смену правителей, обуяло жителей Туркменистана, когда Ниязов почил в бозе. Они застали живым «посланца Аллаха» и были уверены, что «вечно великий Туркменбаши» будет жить, если не вечно, так долго. И еще одна гримаса жизни: незадолго до кончины Ниязов прибавил к своему титулу еще слово «Вечный» и в окончательном варианте он официально звучал как «Вечно Великий Сапармурат Туркменбаши». А, кроме того, закончил строительство собственного мавзолея, родовой усыпальницы, куда собрал прах своих ближайших родственников. На том и успокоился. Навечно.

Оставшийся сиротой туркменский народ страдал недолго. Специально для него окружение Ниязова вылепило нового «гениального президента-реформатора», как сейчас называют наследника Ниязова Гурбангулы Бердымухамедова.

Со смертью Ниязова людям казалось, и до сих пор они в это верят, что вот-вот подуют свежие ветры и хоть что-то изменится в жизни туркменского народа. Ведь с приобретением страной независимости и за все время ее существования, народ не получил главного - свободы.

ca-oasis.info

Предыдущая статьяИнтернет-журнал "Оазис" - Права бесправные
Следующая статьяЪ - От США требуют коренных извинений