CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

По итогам визита Хасана Роухани в Нью-Йорк

1 октября 2013

В самом Иране итоги встреч и бесед президента Хасана Роухани в Нью-Йорке, и особенно его телефонная беседа с президентом США Бараком Обамой, вызвали весьма неоднозначную реакцию. Многим иранцам не понравилась его политика с существенно новыми акцентами. Так, чтобы выразить свое недовольство, они закидали иранского лидера яйцами и ботинками. Случилось это в аэропорту Тегерана после того, как глава Исламской Республики вернулся из Нью-Йорка, где он участвовал в сессии Генассамблеи ООН. Службе безопасности пришлось загораживать Рухани зонтиком, когда он шел к своему автомобилю. Это были сторонники оппозиции и консервативно настроенные граждане, возмущенные уже самим фактом попытки наладить дипотношения с «идеологическим врагом».

А между тем, похоже, что отношения между Вашингтоном и Тегераном стремительно налаживаются. Еще до телефонной беседы президентов США и Ирана американцы «в знак доброй воли» сделали иранскому народу неожиданный подарок: древний серебряный кубок в виде Грифона. Как пишет агентство Irna, этот артефакт в 2003 году был конфискован американскими таможенниками у контрабандиста из Ирана. По оценкам экспертов, персидский кубок с Грифоном относится к VII веку до н. э. Как рассказали прессе свидетели этих переговоров, звонок от Обамы раздался, когда Хасан Роухани уже направлялся в аэропорт, чтобы лететь из Соединенных Штатов домой. Беседа, которая произошла сразу после этого, длилась чуть больше десяти минут. Тон ее был весьма теплым и благожелательным. Общались Роухани и Обама без посредников, на английском языке.

Иранский президент заявил, что готов вести переговоры с США и Западом и сделать все для того, чтобы достичь соглашения по поводу ядерной программы, реализуемой его государством. На это, по его словам, может потребоваться от трех месяцев до полугода; тем не менее, он понимает, что это - очень важная задача. Высший духовный руководитель Исламской Республики аятолла Али Хаменеи уже наделил его полномочиями для ведения переговоров на эту тему, - отметил Роухани. В свою очередь Обама заявил, что верит в вероятное «комплексное решение» иранской ядерной проблемы, несмотря на то, что гарантии успеха в данных вопросах пока никто не дает.

Обозреватели-международники отмечают, что этим субботним звонком американский лидер и его иранский коллега нарушили своеобразный «обет молчания», который главы обеих стран соблюдали в течение 34 лет. Как рассказали прессе представители Белого дома, Обама и Роухани хотели лично пообщаться во время сессии Генсассамблеи ООН в Нью-Йорке. Однако сделать этого им не удалось по причине сложностей с организацией встречи.

Что касается итогов нынешних переговоров, то Обама оценил их следующим образом: «Сам факт, что это было первое общение американского и иранского президентов с 1979 года, говорит о глубоком недоверии между нашими странами. Но он также указывает на возможность преодоления этой сложной истории. Разрешение этого вопроса, безусловно, могло бы послужить крупным шагом вперед на пути к новым отношениям между Соединенными Штатами и Исламской Республикой Иран, - отношениям, основанным на взаимном интересе и уважении», - заявил он, выступая перед журналистами президентского пула.

Кстати, накануне поездки в Нью-Йорк руководство «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР) предупредило Роухани, чтобы он не попался в сети «американских заговоров». Поэтому сейчас следует ожидать весьма острой борьбы в Тегеране по итогам состоявшихся в Нью-Йорке встреч и переговоров. Многое будет зависеть от того, какую позицию займет высший руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи, который дал мандат президенту страны на контакты с Обамой. Но остается вопрос - насколько далеко мог зайти Хасан Роухани в своих договоренностях как с США, так и по ядерной программе с «шестеркой» международных переговорщиков. По окончании визита командующий КСИР генерал Мохаммад Али Джафари заявил, что президент страны Хасан Роухани не должен был беседовать по телефону со своим американским коллегой Бараком Обамой. Он все это время придерживался твердой и определенной позиции, и, поскольку он отказывался встречаться с Обамой, ему следовало отказаться и от телефонного разговора с ним до тех пор, пока американское правительство не сделает конкретных шагов навстречу Ирану. Главная интрига - что скажет в этой связи Али Хаменеи, верховный руководитель страны, который одновременно является и верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами Исламской Республики. В любом случае ясно одно - у линии Роухани появились сильные оппоненты, причем не только политические, но и в силовых структурах Ирана.

Судя по информации из Нью-Йорка и из источников делегаций стран, с руководителями которых встречался глава Ирана, ничего радикально там пока не произошло, хотя существенно изменилась тональность в высказываниях иранской стороны. И в этом ничего странного и предосудительного нет. Ведь Роухани еще до своего избрания не скрывал, что будет вести дело к нормализации в отношениях с Вашингтоном и Западом в целом, а также к достижению договоренностей по ядерному досье. Ведь Роухани никоим образом не капитулировал перед Обамой, а лишь выразил готовность вести диалог на равных, без всяких предварительных условий, Как и по ядерной программе - иранской делегацией подтверждена приверженность тому, чтобы она развивалась исключительно в мирном русле, без выхода на создание ядерного оружия. А что касается гарантий этого и ее транспарентности для МАГАТЭ и мирового сообщества в целом, то Тегеран передал на рассмотрение свои предложения. Так что вполне вероятно, что уже через 3-6 месяцев, о которых заявил президент ИРИ, могут быть достигнуты соответствующие договоренности, которые откроют путь к снятию финансово-экономических санкций с Ирана. А без этого Тегерану нет никакого смысла идти на уступки в одностороннем порядке.

Как бы то ни было, любые шаги США и Ирана навстречу друг другу после 34 лет фактического отсутствия отношений будут восприниматься как внутри ИРИ, так и в США и в других странах, особенно близких Вашингтону региональных союзников, с большим вниманием, если не настороженностью. Равно как и подозрительность вполне естественно могут проявлять и друзья Ирана, такие как Сирия и Хизбалла, например. Ведь каждая из них вправе думать о том, не будет ли это делаться за счет них. Саудовской Аравии, Израилю, Катару и Кувейту важно понять, не приведет ли улучшение американо-иранских отношений к тому, что Тегеран существенно расширит масштабы своего влияния в зоне Персидского залива и на Ближнем Востоке. Важно это и для России. Ведь снятие санкций с ИРИ приведет к тому, что «Газпром» и другие энергетические компании РФ смогут принять самое активное участие в разработке крупнейшего газового месторождения «Южный Парс», что существенно снизит агрессивную газовую политику Катара в Европе, где Доха демпингует на поставках СПГ на рынки, которые традиционно были российской сферой влияния. А совместно с ИРИ РФ сможет просто «сдуть» Катар с газовых рынков Европы и Азии, заставив эмират уважать интересы других участников ФСЭГ (газового форума), а не плясать под дудку своих американских и британских покровителей, сбивая цену на «голубое топливо».

Что касается внутрииранского восприятия новых «веяний» Роухани, то совершенно естественной выглядит реакция консерваторов и оппозиционеров его новой линии. Они не хотят перемен, опасаясь, что это приведет к уменьшению их влияния в стране. Но Иран уже не может жить по-старому, не учитывая «ветры» демократических требований в регионе, необходимость модернизации экономики и получения новых технологий для развития, что абсолютно исключено в условиях действия санкций. Нужны и массовые иностранные инвестиции, без которых ИРИ не сможет взять высокий старт экономического роста. Ведь достаточно вспомнить пример Китая, который, сохраняя свою политическую систему, смог существенно изменить экономическую структуру за счет расширения сферы влияния частного сектора и активного привлечения иностранного, в том числе и западного капитала, в ведущие сферы народного хозяйства. От этого КНР не только не стала слабее, но и наоборот - все более ускоренными темпами догоняет и перегоняет США и ведущие европейские экономики.

Так что Ирану уже в ближайшие недели предстоит сделать выбор либо в пользу нового курса, сулящего рывок вперед и выход из международной изоляции, или же в пользу сохранения прежней линии, означающей дальнейшую стагнацию и ослабление устоев нынешнего правящего режима. Молодое поколение страны явно рвется к первому и является мощной поддержкой Роухани. Ну а консерваторы - они всегда были во всех странах мира. Причем от них тоже есть польза, хотя бы в том, что они будут удерживать реформаторов от чересчур резких и скороспелых решений.

Владимир Ефимов, доктор политических наук, Специально для Иран.ру

iran.ru

Предыдущая статьяТуркменистан принял участие в общих дебатах 68-й сессии Генассамблеи ООН
Следующая статьяНиколай Бобкин - «Героическая гибкость» новой дипломатии Ирана