CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Уроки Сирии для ЦентрАзии

31 октября 2013

Непрекращающиеся боевые действия в Сирии приковывают внимание мирового сообщества к этой стране. Эксперты не исключают, что в случае эскалации ситуации возрастают и угрозы для стран Центральной Азии и Кавказа. Еще большее беспокойство у экспертов вызывает отсутствие идеологии в постсоветских странах, что делает молодежь легкой мишенью для радикальных сил. Недостаточное знание ислама, в частности, породило целое поколение кыргызстанцев, мечущихся из крайности в крайность и попадающих под влияние экстремистских и террористических организаций.

Об этом - в беседе журналиста ИА "24.kg" с теологом Кадыром Маликовым.

- Существуют ли, на ваш взгляд, угрозы для Центральноазиатского региона, в частности Кыргызстана, вследствие войны в Сирии?

- Сирия на данный момент является центром мирового джихада, куда мобилизуется и рекрутизируется глобальный джихадистский интернационал. Война в Сирии рано или поздно закончится, и ее участники должны заниматься чем-то в дальнейшем.

Первый вариант развития: эти силы могут перетечь в другие горячие точки, которые имеются в Азии, потому что им небезопасно возвращаться на родину. Вероятнее всего, это Пакистан и Афганистан, поскольку там ожидается ухудшение ситуации в 2014 году и уже сегодня заметна активность движения "Талибан". Они также могут уходить в зону свободных племен - Вазиристан, что на севере Пакистана, и, в зависимости от общих условий, принять участие в акциях, направленных против сил НАТО или ОДКБ в будущем.

Второй вариант: они начнут просачиваться в относительно спокойные страны и для этого, вполне возможно, выберут Турцию, где, напомню, для наших граждан существует безвизовый режим. После этого постепенно начнут возвращаться на родину через другие страны, выбрав удобный момент.

- Какой?

- К примеру, если начнется дестабилизация ситуации по политическим или социальным причинам. Или разгорятся конфликты на межнациональной почве либо пограничные столкновения, в результате которых случится открытое противостояние государств. Все эти ситуации могут явиться благоприятным моментом для возвращения наемников.

По сути, мы сейчас имеем дело с новым феноменом - так называемыми мобильными и глобальными интернациональными группировками, которые готовы и могут слетаться по одному сигналу, собираться в любой точке земного шара, проникать в любое государство для "раскачивания лодки".

В качестве примера можно привести не только Сирию, но и Ливию, где наглядно продемонстрированы возможности международного интернационала в быстрой мобилизации, просачивании и дестабилизации обстановки.

- Вы затронули международный исламский интернационал. Откуда, на ваш взгляд, они получают сигналы и имеют ли какие-нибудь центры?

- Это так называемые ячейки, имеющие сетевую структуру, сформированные по принципу "от человека к человеку". Конфликт в Сирии показал интересную тенденцию, где "Хизб ут-Тахрир" пошел на изменение своей стратегии, а вместе с этим и тактики. Сирийская война продемонстрировала, что эта религиозно-экстремистская организация может идти на сближение с джихадистскими формированиями, с которыми они постоянно дискутировали. Так, в городе Алеппо подписан договор между представителями "Хизб ут-Тахрира" и полевыми командирами, близкими к "Аль-Каиде" о создании на территории Сирии исламского государства.

Это, в свою очередь, говорит о том, что существующие в Центральной Азии ячейки, представители "Хизб-ут Тахрира" и некоторые радикальные джихадистские группы имеют реальный шанс на сближение, поскольку у них общая цель и соответствующие этому задачи. А значит, все эти ячейки, которые существуют в Центральной Азии, могут отныне слаженно работать, для чего они очень активно используют интернет-связь. Распространение информации через Всемирную паутину практически невозможно контролировать, поскольку любой контроль подразумевает уменьшение прав и свобод граждан на доступ к информации, другими словами - ущемление основных демократических принципов. Потому-то государства Центральной Азии и оказались в таком интересном положении, когда они не могут пойти на ужесточение интернет-связи: ведь это нарушение международных конвенций в отношении прав человека на доступ к информации.

Вышеназванные ячейки получают сигналы из Интернета через видеохостинги (как, например, YouTube) или существующие социальные сети наподобие Facebook, "ВКонтакте"...

- Известно ли вам, по какому принципу сформированы современные "джамааты"? Расскажите о них.

- Современные джамааты сформированы как ячейки. Самое интересное, что в методике создания этих группировок лежит принцип децентрализации - когда людей объединяет идеология, а не система. Эта теория получила название "джихад одиночного устрашения (терроризирования)", где ячейка может состоять из 2-3 человек, пример - братья Царнаевы. Ячейку, построенную по такому принципу, очень трудно вскрыть - она работает автономно, и если погибает одна ячейка, то вторая продолжает функционировать, не зная о существовании другой, хотя перед ними могут стоять общие задачи.

- Какие радикальные течения существуют в Кыргызстане на сегодняшний день?

- В стране существует в большей степени "Хизб ут-Тахрир", а сейчас появились и салафитские джамааты, которые довольно быстро распространяются.

При этом стоит разделять салафитов на умеренных, которые в настоящий момент не представляют прямой угрозы обществу и государству, и на радикальных - они исповедуют джихадистскую идеологию. Подчеркну, разделение идет по идеологии.

А за экстремистами следуют приверженцы так называемого силового экстремизма, который стоит очень близко к терроризму и джихаду. Замыкают эту цепочку непосредственно террористы.

- Получается, что процесс радикализации - это "экстремизм - силовой экстремизм - терроризм"?

- Да. Например, "Хизб ут-Тахрир" является экстремистской организацией, но не террористической. Поскольку ни за один теракт члены этого объединения ответственность на себя не брали. "Хизбутовцы" не идут на совершение терактов. В их официальной идеологии отмечено, что они придут к власти мирным путем и построят халифат.

Силовой экстремизм представлен группами радикальных салафитов, но и среди них существует умеренные салафиты и джихадисты. Однако существует вероятность их перетекания под воздействием внешних факторов в более радикальные формы.

Если примерно описать портрет перешедшего из умеренной формы в радикальную, то это молодой либо бедный (или, наоборот, слишком богатый) человек. Если первый пошел искать справедливость из-за крайней нужды, то второй, попробовав все "прелести жизни", не нашел в них смысла и теперь, опустошенный, ищет некие ценности. И, наталкиваясь на радикалов, находит своеобразное узкое братство, видит взаимную помощь, взаимовыручку (поскольку такие группы живут автономно), замыкаются в себе. И думают, что находят идеологию освобождения, борьбы с несправедливостью и прочие вещи.

Самое страшное - сегодня есть основания для подобных идеологий. Ведь в современном обществе имеется ряд внутренних и внешних причин. Это отсутствие воспитания, образования, социально-политические и экономические проблемы. Сюда также можно отнести отрицание молодым поколением идеологии потребления, манипулирование и деньги. Причем огромные деньги. Потому что все эти джамааты создают бизнес-структуры, у них есть материальная база, они могут поддержать семью, помочь оказавшемуся в затруднительной ситуации или арестованному "брату". Это укоренившаяся структура, которая все глубже и глубже входит в государство.

- И все же что движет людьми, которые оказываются под влиянием радикалов?

- Хорошую идеологическую основу радикалам дает неправильная интерпретация Корана, а также передергивание хадисов. В отличие от традиционалистов, которые следуют адату (то есть местным традициям и обычаям), салафиты признают только Коран и сунну. Это различие дает повод для разногласий.

Человек, который принял ислам только вчера, теперь обвиняет других в неверии и призывает их убивать. Это абсолютно поверхностное понимание ислама, его целей и сунны. Большинство людей самовольно трактуют Коран. Толкование Корана - сложное занятие, где необходимо знать исторический контекст, обстоятельства и другие нюансы. Это целая наука.

Ограниченное понимание вводит даже истинно верующих в заблуждение. Сегодня необходимо работать с ними, обучать, объяснять, что такое ислам, каковы его цели.

- Кто должен этим заниматься? Государство? И должно ли оно жестко карать?

- Отчасти государство виновато в сложившейся ситуации, когда традиционное духовенство, будучи не в состоянии нести ответственность в идейной плоскости, пускает все на самотек. Бороться с помощью силовых методов нерационально, и это не решит проблему. Скорее всего, только усилит неприятие - наподобие эффекта пружины, когда давление на них усилит отдачу. Это первая причина. Во-вторых, они (радикалы) умеют приспосабливаться, и если надо сбрить бороду, то сделают это. Если нужно вести себя определенным образом - тоже не проблема. Здесь необходимо понимать, что невозможно насильно поменять идеологию. Их нужно убеждать.

Махинур НИЯЗОВА

centrasia.ru

Предыдущая статьяОфисы для бюрократов или бюрократы для офисов
Следующая статьяЕвразийская интеграция: телега впереди лошади