CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Развитие отношений Ирана с Россией и ответ вызовам Запада ("Iras", Иран)

31 октября 2013

Вполне вероятно, что развитие отношений Ирана с Россией и одновременно ответ вызовам Запада может создать определенный баланс во внешней политике Исламской Республики. Первая поездка иранского президента в Бишкек и его участие в саммите Шанхайской организации сотрудничества демонстрирует тот факт, что дипломатия Ирана отличается реализмом и новое правительство Хасана Рухани будет придерживаться сбалансированной политики. Такая политика подразумевает, с одной стороны, опору на сотрудничество с Востоком и расширение отношений с Россией и Китаем, а с другой - решение текущих проблем с европейской «шестеркой» и Соединенными Штатами. В действительности, вопреки мнению некоторых экспертов, которые считают, что переговоры Ирана с США и европейскими странами ослабят его отношения с Россией и Китаем, следует отметить, что этот переговорный процесс, напротив, придаст новый стимул сотрудничеству Тегерана, Москвы и Пекина. Примером подобного рода сотрудничества стали встречи лидеров трех стран, прошедшие недавно в рамках саммита ШОС.

Несмотря на то что Шанхайская организация регионального сотрудничества была создана в конце прошлого века для решения некоторых пограничных споров региональных государств, шаг за шагом ей удалось значительно расшириться и сейчас, если считать ее постоянных членов, наблюдателей и «партнеров по диалогу», она включает в себя половину населения всего мира. Эта организация может содействовать тому, чтобы все ее члены использовали ее экономический потенциал, например, в сфере обмена энергоресурсами и разного рода продукцией. На самом деле мы имеем дело с некоего рода экономической интеграцией регионального масштаба. Входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества страны в далеком прошлом находились на Великом шелковом пути. По этой причине ШОС может в значительной степени расширить экономические связи между своими членами и создать для них обширную сферу культурного сотрудничества. Учитывая сложившиеся глобальные условия, эта организация обладает широкими возможностями для регионального решения проблем безопасности и может быть площадкой для урегулирования вопросов, относящихся к евразийскому пространству. Разумеется, ШОС находится только на начальном этапе своего существования, и в ней задействованы разные страны, преследующие свои интересы. В частности, Китай при помощи данной организации проводит мониторинг региональных рынков, чтобы установить над ними свой контроль. Россия, в свою очередь, имея собственную стратегическую зону безопасности, стремится создать организацию, равноценную НАТО. Свои цели преследуют Иран, Пакистан, Индия и Турция. Как видно, в состав Шанхайской организации входят ключевые страны региона. Самая первая поездка президента Хасана Рухани в Киргизию, одну из центральноазиатских республик, являющейся членом ШОС, демонстрирует ставку Ирана на коалиции в региональной политике и установление баланса в международных отношениях.

Особой важностью, между тем, обладают отношения Ирана с Россией, отмеченные ростом за два последних десятилетия. Скорее всего, важнейшим компонентом этих отношений является наличие общих точек зрения по ряду международных вопросов. Тегеран и Москва имеют также близкие позиции в отношении ближневосточных проблем и позитивный опыт сотрудничества в этом направлении. Ожидается, что в будущем общая политика Ирана и России на Кавказе и Ближнем Востоке будет набирать еще большие обороты. По сравнению с периодом десятилетней давности, позиция Ирана и России по глобальным и региональным вопросам во многих случаях сблизилась и даже стала идентичной.

Разумеется, улучшение отношений Ирана с Западом никак не связано с партнерством между Тегераном и Москвой. Это объясняется тем, что, во-первых, как бы то ни было, Россия представляет собой одну из основ мирового господства, находящуюся в непосредственной близости от Ирана. Во-вторых, эта страна обладает огромным потенциалом для сотрудничества с Исламской республикой. Из-за этого внешняя политика Ирана направлена на укрепление отношений с северным соседом. Конечно, нельзя забывать, что любая страна имеет свои национальные интересы и Россия в сотрудничестве с Ираном преследует прежде всего собственные цели. Иран, в свою очередь, также пытается смотреть на эти связи через призму своих приоритетов, надеясь получить для себя наибольшую выгоду.

Анализируя процесс сотрудничества двух стран, можно сказать, что партнерство с Россией было выгодно для Ирана и имело ряд важных достижений, таких как постройка Атомной электростанции в Бушере. В экономической и культурной сферах связи также достаточно развиты. Поэтому Ирану не следует, развивая свои отношения с внешним миром, ставить себя перед выбором и выбирать для сотрудничества только одну страну - Россию или Соединенные Штаты. Наоборот, устанавливая внешнеполитический баланс, Иран обязан извлекать как можно большую для себя выгоду и обеспечивать собственные национальные интересы.

В действительности для обеспечения национальных интересов в отношениях с отдельно взятой страной не следует подпадать под влияние какой-либо третьей стороны. Ирану необходимо представить новые взгляды на свою внешнюю политику. На наш взгляд, Россия останется важным объектом иранской дипломатии. Развитие отношений с этой страной при параллельном урегулировании вызовов Запада может создать определенный баланс во внешней политике Исламской республики.

С другой стороны, кажется вполне реалистичным, что при условии интенсивных переговоров Ирана с группой «5+1» будет достигнут согласие по определенному поэтапному проекту. Однако его этапы будут иметь относительно более затяжной характер и зависеть от отмены санкций в конкретные временные рамки. Что же касается недавно состоявшихся встреч представителей Ирана и Соединенных штатов, что здесь необходимо отметить, что, коль скоро этот процесс отмечен многими взлетами и падениями, его реализация находится все еще на начальном уровне.

Между тем, стоит подчеркнуть, что в дипломатии особое значение имеет то, в какой тональности ведутся переговоры. В последние месяцы тональность европейских и американских дипломатов сильно изменилось по сравнению с прошлым и этот факт нельзя оставлять без внимания. Западные страны ждут от Ирана большего доверия, а тот рассчитывает на то, что его партнеры на деле изменят свое поведение. Все прошлые годы Соединенные Штаты занимали субъективную позицию по региональным проблемам и Ирану в частности, постоянно осуществляя поиск повода для использования двойных стандартов в своей внешней политике. Если позиция США действительно изменится в лучшую сторону, это может содействовать обновлению их видения региональных проблем и предотвращению повторения того, что они пережили в Ираке, Афганистане и, отчасти, Сирии.

Для Соединенных Штатов существует ряд причин, побуждающих установить отношения с Ираном. К их числу относятся неудачи американской внешней политики на Ближнем Востоке и отсутствие результатов военного вмешательства в Ирак и Афганистан. Каждый день в этих двух странах в результате террористических атак гибнут десятки граждан и безопасность, по-видимому, там будет установлена еще не скоро. Хотя США и выводят оттуда свои войска для того, чтобы продемонстрировать свой успех, все обстоит совсем иначе. Весь мир является свидетелем безрезультатности военного вторжения США и их огромных потерь в этих странах, не говоря уже о грубом нарушении принципов гуманности и международного права.

В этой связи стоит упомянуть и о мирном процессе на Ближнем Востоке. Переговоры в этом направлении ведутся уже долгие годы, но до сих пор не достигнуто никакого результата. Соединенные Штаты стремились реализовывать переговорный процесс без учета Ирана и ближневосточного движения сопротивления, однако их ожидало поражение. Как бы то ни было, агрессия сионистского режима продолжалась даже в ходе самих переговоров, а права ни в чем не повинных граждан нарушались, что само по себе вело к усилению движения сопротивления.

Разумеется, следует учесть и тот момент, что в настоящее время американская дипломатия переводит свой прицел с Ближнего Востока на Азиатско-Тихоокеанский регион и Китай в частности. Между тем существуют серьезные причины усомниться в успехе данного предприятия. Во внешней политике США придерживаются двойственной позиции. Довольно часто приходится наблюдать, как американский президент заявляет о какой-то одной позиции, но между тем испытывает сильное давление со стороны неких внутриполитических сил, Конгресса и Сената. В Соединенных штатах изменение курса должно происходит во взаимодействии с двумя этими государственными органами. Именно по этой причине Рухани заявил о своем желании услышать «единый голос» США.

Немаловажно и то, что в переговорах по ядерной проблеме многие официальные представители Соединенных Штатов и ЕС признают право Ирана на мирное использование атомной энергии и обогащения урана. Тем не менее при нынешних условиях вопрос об обогащении уже не ставится. В любом случае больше нельзя отрицать тот факт, что Иран использует мирный атом, и Запад тоже осознает, что спорить об этом уже нет никакого смысла. Кроме того, Исламская республика не ждет покорно реакции западных стран, согласных или нет признать за ней право на ядерные разработки. Производство ядерной энергии она считает своим неотъемлемым правом и ни при каких условиях не согласна обсуждать его законность.

На деле эта тема сегодня в Иране приобрела национальный характер и к ней относятся очень эмоционально, поэтому внешняя политика страны никак не может пожертвовать правами народа. Не только Западу следует ожидать от Ирана большего доверия и для этого необходимо выработать определенный механизм действий. Ограничение обогащения урана до определенного процента уже давно обсуждается Тегераном. В действительности Иране не хотел доводить обогащение до 20%. Он пошел на эту меру для удовлетворения своих потребностей в лекарственных препаратах и ввиду невыполнения противоположенной стороной взятых на себя обязательств.

Позиция Соединенных штатов по иранской ядерной проблеме до сегодняшнего дня отличалась крайней придирчивостью, причем доверие требовалась от одного Ирана. Американские дипломаты одновременно с переговорами использовали разные рычаги давления, однако подобная тактика оказалась безрезультатной. В случае же если США изменят свое поведение, Иран тоже, в свою очередь, может продемонстрировать куда большую готовность к сотрудничеству так, чтобы в конечном счете был выработан эффективный механизм сокращения, а затем и отмены санкций. Для иранского общества крайне важно, чтобы после выборов 14 июня этого года и победы на них Хасана Рухани, придерживающегося нового взгляда на внешнюю политику государства, Запад адекватно прореагировал на это. Только в этом случае он может рассчитывать на достойный ответ со стороны Ирана и убедится в том, что Исламская республика больше не повторит своих прошлых действий.

Между тем привлекают к себе внимание и точки зрения некоторых экспертов относительно позиции сверхдержав по ряду международных вопросов. Не так давно в России прошло десятое заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай». В этой встречи приняли участие некоторые эксперты по международным отношениям и специалисты, прекрасно разбирающиеся в современных процессах в России. Одной из любопытных тем, затронутых на этом пятидневном заседании, была дискуссия о российской культуре и самобытности, Европе и Ближнем Востоке, а также о будущем Азии. В своем выступлении на этом заседании автор этих строк дал собственный комментарий относительно положения в Сирии. В первую очередь, было отмечено, что события, происходящие в этой стране, коренным образом отличаются от того, что имело место в Тунисе, Ливии и Египте. Сирийская война привнесена извне и без иностранной помощи сирийская оппозиция ничего бы не добилась. На самом деле другие страны, в том числе и некоторые региональные, начали против Сирии посредническую войну. Во-вторых, было заявлено, что политика Соединенных штатов на Ближнем Востоке приводит к обострению сектантства и радикализма и формирует там неконтролируемый процесс укрепления сил фундаментализма. На практике позиция США по Сирии укладывается в политику двойных стандартов, потому что в Бахрейне, Египте, Тунисе и Мали они ведут себя совершенно иначе. Если сегодня президент Сирии Башар Асад добровольно откажется от власти, Запад не сможет предложить никакого четкого проекта по налаживанию жизни в этой стране. Ввиду этого создается впечатление, что единственным выходом из сложившегося кризиса является проведение в 2014 году президентских выборов в Сирии. Конечно, часть американских экспертов выразили свое несогласие с таким вариантом, однако в целом логика Ирана по сирийской проблеме оказалась более сильной и была поддержана подавляющим числом участников. В-третьих, выступающий подчеркнул, что Исламская республика выступает за мир и стабильность на Ближнем Востоке и доказательством тому служит опыт Афгани стана, Ирака и Сирии.

Другими важными аспектами заседания клуба стали выступления российского президента Владимира Путина и министра иностранных дел Сергея Лаврова. Что касается речи российского лидера, то сложилось мнение о том, что по сравнению с прошлыми годами у него гораздо усилилось чувство уверенности в себе. Причиной тому, скорее всего, был проект, который Россия представила по Сирии для предотвращения введения иностранных войск в эту страну и смогла реализовать при помощи Ирана. Российский президент, говоря о российской самобытности, по большей части опирался на исторический опыт своей страны, нивелируя тенденции развития России в сторону Европы. Он даже заявил, что россияне схожи с европейцами в плане экономики, но их культура и политика крайне отличаются друг от друга. Путин также подверг критике политику Соединенных штатов на Ближнем Востоке и выразил удовлетворение по поводу, что удалось предотвратить введение в Сирию иностранных войск. Вместе с тем, президент России выразил свою обеспокоенность в связи с риском невыполнения договоренностей, которые могут быть достигнуты на Второй Женевской конференции по Сирии.

Продолжая обсуждение кризиса в этой стране, президент подчеркнул необходимость разоружения Израиля. Он пояснил, что наличие израильского оружия объяснялось обладанием химического вооружения у Сирии, однако сейчас, когда это оружие ликвидируется, у Тель-Авива нет никаких оснований сохранять свое. По мнению автора данного очерка, тот факт, что президент Путин официально заявил о том, что у Израиля имеется атомное оружие и он обязан отказать от него, создает серьезные предпосылки для развития сотрудничества России с самыми разными странам. Вероятнее всего, заявленное требование российского лидера сподвигнет и другие государства выступить со своими требованиями к сионистскому режиму.

iran.ru

Предыдущая статьяИран и таможенный союз
Следующая статьяБратья по джихаду