CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Каспийский водораздел: Казахстан. Деловая Неделя.

25 апреля 2009

Каспийский водораздел

24 апреля 2009г. ? 16 (844), Казахстан. Деловая Неделя

Юрий Сигов, Вашингтон

Бесконечные заседания дипломатов и встречи экспертов «каспийской пятерки» пока так ни к чему и не привели

Недавно в Москве состоялось очередное заседание специальной рабочей группы по определению правового статуса Каспийского моря, которое некогда считалось «внутренним озером» для Советского Союза, а после его распада превратилось в источник постоянных межгосударственных трений, поскольку вот уже много лет этот международный «закрытый бассейн» никак не удается «по справедливости» поделить пятеркой выходящих к Каспию государств.

Для освоения ресурсов Каспия есть 2 основных преграды - нерешенный статус и сложные природные условия

Вот и на этот раз заместители министров иностранных дел всех пяти прикаспийских государств - России, Казахстана, Азербайджана, Туркмении и Ирана - в очередной раз обсудили вопросы раздела акватории Каспийского моря. Но, как и раньше, им оказалось не под силу добиться продвижения в главном направлении - принятии совместной конвенции о правовом статусе Каспия и его превращения в зону многостороннего сотрудничества и взаимопонимания. Много и на этот раз было сказано высоких слов о важности взаимодействия «каспийской пятерки» в регионе, а также выражена надежда на то, что в каком-то не очень отдаленном будущем общий подход к разделу Каспия все-таки удастся найти. С такими ободряющими предположениями выступили представители России, Азербайджана, Казахстана, и только иранский представитель Мехди Сафари назвал вещи своими именами: никакого сближения позиций сторон по каспийскому «разделяющему вопросу» не намечается, а Иран, как и раньше, требует себе 20 процентов акватории моря, и ни милей меньше.

Споры, которым не предвидится конца

Хотя мировой финансовый кризис и значительное снижение мировых цен на нефть несколько снизили актуальность энергетических поставок из бассейна Каспия, тем не менее проблема окончательного определения статуса акватории Каспийского моря остается крайне важной - и не только для государств, выходящих к этому морю-озеру. И хотя все пять каспийских государств все еще надеются на сближение позиций по вопросам заключения конвенции Каспийского моря, в очередной раз становится понятно, что разногласия между сторонами переговоров по-прежнему остаются серьезными, и продвижения к какому-либо консенсусу так и не наблюдается.

На сегодняшний день,

посуществу, закрыты только вопросы об использовании шельфа Каспия в северной его части, то есть там, где между собой договаривалась не вся «каспийская пятерка», а только три соседние страны - Россия, Казахстан и Азербайджан. Кстати, именно Россия и Казахстан стремятся скоординировать действия всех постсоветских республик, выходящих на Каспий, и совместными усилиями как-то подвинуть Иран на компромисс.

Пока же можно констатировать, что Россия, Казахстан и Азербайджан подписали между собой соглашение согласно принципу «справедливости и взаимного уважения интересов» на Каспии. К этому соглашению вроде бы готов присоединиться и Туркменистан, но последние «газовые споры'» с Россией и новый всплеск «дружбы и сотрудничества» между Ираном и Туркменистаном подвигли Ашхабад к тому, чтобы занять исключительно выжидательную позицию, и не форсировать какие бы то ни было соглашения по сложившемуся на Каспии политическому и правовому статус-кво.

В то же время четыре страны СНГ, выходящие на Каспий, готовы делить только дно моря, оставляя акваторию Каспийского моря в общем пользовании. Причем это будет касаться не только четверки этих стран плюс Ирана, но и станет обязательным для всех остальных государств, которые могли бы использовать Каспий для свободного морского судоходства.

Однако здесь в явную нестыковку с «переговорной дипломатией» приходят экономические интересы выходящих на Каспий государств. Так, если Каспий разделить сейчас на национальные сектора по методу так называемой срединной линии, то Ирану достанется меньше всего - только 0,9 млрд. т условного углеводородного сырья (Туркменистану - 1,5 млрд. т, России - 2 млрд. т, Азербайджану - 4 млрд. т, а Казахстану больше всех других - 4.5 млрд. т.). При таком «справедливом разделе» Иран посчитает себя явно обиженной стороной, и ни о каком «разумном компромиссе» и говорить здесь будет бессмысленно.

Показательно, что иранский представитель, выступая в Москве, заявил о том, что ни о каком 20-процентном делении акватории моря никто, оказывается, и не договаривался. «Это Иран хочет себе 20 % водной территории и недр Каспия. А как будут оставшуюся часть моря делить между собой четыре других страны - нас уже не касается», - подчеркнул иранский дипломат Сафари.

Замечу, что на шельфе Казахстана и Туркменистана находятся наиболее перспективные залежи нефти и газа, поэтому Астане и Ашхабаду хотелось бы как можно скорее урегулировать правовой статус акватории Каспия с тем, чтобы привлечь в этот регион зарубежные инвестиции «под энергетику». А вот Иран со своей стороны считает себя ущемленным в области нефтедобычи, да и на случай прокладки газопровода по проекту «Nabucco» под дном Каспия. В итоге вроде бы все стороны на переговорах о разграничении вод Каспия что-то все время обсуждают, а реального прогресса в этом деле как не было, так и нет.

Не особо устраивает руководство Ирана и российская идея по созданию Организации Каспийского экономического сотрудничества. Москву в этом деле поддерживают Баку и Астана, но вот Тегеран считает, что в подобной структуре неизбежно будет доминировать именно Россия. А ведь впервые эту идею высказали именно иранцы сразу же после распада СССР. Но тогда у Москвы руки до подобной инициативы не доходили, а теперь уже иранцев придется уламывать на продвижение идеи регионального экономического сотрудничества.

По мнению экспертов, какие-то подвижки в этом направлении могут произойти до конца года, когда в Баку планируется провести саммит глав Каспийских стран. Ожидается, что именно в таком формате первые липа государства в состоянии продвинуть даже самые сложные международные вопросы. Но пока и сам факт проведения такого саммита остается только в общих планах (сроки его по-прежнему еще не определены), и в то, что на подобной встрече могут быть достигнуты какие-то «прорывные решения», верится с трудом.

Если «Nabucco» откладывается, то от кого тогда нужно защищать Каспийское море?

Помимо «большой энергетики», которая давно уже привлекает все страны в зоне Каспия, в последнее время буквально на ровном месте «вдруг» возникла проблема якобы необходимости обеспечения безопасности и региона Каспия, и поставок отсюда в Европу нефти, а в перспективе - и природного газа. Соединенные Штаты в этом «обеспечении безопасности» готовы сыграть ведущую роль. Вот только пока неясно, будет ли в этом вообще какая-то особая необходимость.

Напомню, что ранее статус Каспия регулировался двумя соглашениями, которые были подписаны еще между Советским Союзом и Ираном (одно в 1921 году, а второе - в 1940 году, перед самым началом Отечественной войны). Тогда Иран не помышлял ни о каких «особых правах» на акваторию Каспийского моря, и ему было запрещено иметь на Каспии не только военный, но и торговый флот.

Однако после распада Советского Союза ситуация резко изменилась, и теперь уже именно Иран стал требовать себе равные права со всеми другими, выходящими на Каспий, государствами, что серьезно волнует даже не столько Россию, сколько три другие каспийские республики СНГ - Казахстан, Туркменистан и Азербайджан.

Если между собой республики СНГ по правовым вопросам на Каспии постепенно все проблемы решают, то Иран, требуя себе 20 % акватории моря, на самом деле может получить примерно в таком случае треть прибрежных вод Азербайджана, что для Баку ни в каком варианте неприемлемо.

Что же касается Соединенных Штатов, то они поддерживают идею раздела Каспийского моря на национальные сектора, основываясь на принципе так называемой срединной линии. Для США Каспий - это зона национальных интересов, и даже при условии падения мировых цен на энергоносители в Вашингтоне все равно рассматривают этот регион как важный источник энергоносителей на перспективу (особенно в отношениях с Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном), а также как место работы здесь ведущих американских энергетических компаний.

Во многом такой подход США к проблеме раздела Каспия был связан с тем, что Вашингтон и руководство ЕС стремятся осуществить давнюю идею о прокладке нового газопровода под Каспием - проект «Nabucco», по которому из Туркменистана (а в перспективе и из Казахстана) газ попадет через Азербайджан, Грузию и Турцию на европейские рынки. Но для осуществления проекта «Nabucco» требуется как можно скорее разрешить правовой статус Каспия, и только тогда был бы шанс начать работы по прокладке нового газопровода. Но мировой кризис внес в этот проект свои коррективы - пока Евросоюз временно отложил непосредственное осуществление «Nabucco», с одной стороны, по причине нехватки свободных средств, а с другой - из-за неясности и нестабильности нынешнего энергетического рынка.

В итоге все большие «игры в безопасность» по защите нового газопровода (которого, между прочим, еще нет) от во многом мифических террористов и их неведомых пособников (а под ними в Соединенных Штатах недвусмысленно понимают иранцев) оказываются на деле пустой тратой времени. И все же и Евросоюз, и Соединенные Штаты по-прежнему настаивают на необходимости обеспечения безопасности энергопоставок на Каспии и от этой идеи пока не отказываются.

Предполагается, что на предстоящем саммите Каспийских стран в Баку в конце года будет подписан документ, в котором все страны региона возьмут на себя ответственность за совместные действия по борьбе с терроризмом, предотвращение нелегальной иммиграции, борьбу с наркотрафиком и проведение межгосударственных консультаций в случае возникновения чрезвычайных ситуаций на Каспийском море.

Соединенные Штаты при этом считают, что важно прежде всего обеспечить на Каспии именно бесперебойные поставки энергоресурсов в Европу, а для этого Пентагон уже сделал предложения трем странам региона (кроме России и Ирана) расширять военное сотрудничество (причем не только самими Соединенными Штатами, но и с НАТО) и создать «каспийские силы быстрого реагирования» (сколько их уже планируется создать в этом регионе при участии и России, и Китая, и стран Центральной Азии), которые смогли бы обеспечить безопасность доставки нефти танкерами через Каспий из Казахстана в Азербайджан.

Но здесь многое будет во всех схемах безопасности на Каспии зависеть от Ирана. В Вашингтоне же считают, что правовой статус Каспия может стать «политической дубинкой» в планах Тегерана для скорейшего завершения национальной ядерной программы. Иран со своей стороны пока абсолютно не заинтересован каким-то образом содействовать «прорыву» переговоров по разделу акватории Каспия, ему не очень хотелось бы допустить начала осуществления проекта «Nabucco», да и чем больше ситуация в зоне Каспия не меняется, тем проще для иранской стороны было бы отстаивать свою позицию.

Труб под Каспием не будет, пока между странами региона не будет взаимного доверия

Как уверены эксперты, нерешенность статуса Каспийского моря будет сохраняться на ближайшую перспективу, и тем самым сама идея прокладки газопровода из Центральной Азии в Азербайджан, Турцию и далее в Европу под дном Каспия вряд ли в ближайшие год-полтора будет осуществлена. А это играет на руку как России, гак и Ирану, поскольку в противном случае основные энергетические потоки из этого региона могли бы пойти мимо их территорий.

В результате Иран и Россия сейчас занимают схожие позиции против прокладки по дну Каспия альтернативных российским газопроводов для доставки на рынки европейских стран природного газа из Центральной Азии. Плюс и Тегеран, и Москву немало раздражает стремление трех других прикаспийских государств активно развивать свое военное сотрудничество с Соединенными Штатами, в том числе (как в случае с Казахстаном) модернизировать свой военно-морской флот на Каспии с американской помощью.

При этом стоит заметить, что Азербайджан и Туркменистан, в принципе, выступают за прокладку альтернативной газовой трубы из Центральной Азии под Каспием в европейском направлении, но они не намереваются нести по этому проекту никаких финансовых расходов. А если Европа средств на этот проект все же пока не выделит, то обе страны готовы продолжать сотрудничать в энергетической сфере с Россией.

Многое относительно будущего транскаспийской газовой трубы под названием «Nabucco» будет зависеть от того, какие решения примет «большая Европа» на своем саммите в Праге, который пройдет в начале мая. Но не меньшую важность будет иметь и отношение к данному проекту нынешней американской администрации, а также состояние вопроса по статусу Каспийского моря. И если и в дальнейшем никаких подвижек по разграничению акватории Каспия не произойдет, то все идеи по прокладке газопровода из Центральной Азии в Европу под дном Каспийского моря можно будет считать не более, чем политическим блефом.

А тем временем на Каспии и сами страны СНГ между собой продолжают успешно торговать и сотрудничать, да и тот же Иран без особых проблем ведет торговлю нефтью и природным газом на мировых рынках (главным образом через порты Персидского залива, но при этом как бы держа варианты Каспия «про запас»).

А посему пока бесконечные переговоры «каспийской пятерки» будут и дальше продолжаться, ни один важный проект в этом регионе фактически будет не осуществим. Ведь страны Каспия пока по-прежнему выступают в отношениях между собой куда больше, как соперники, нежели искренние партнеры, заинтересованные не только в сиюминутных дивидендах, но и в дальнейшем развитии этого перспективного во всех отношениях региона.

dn.kz

Предыдущая статьяОппозиция назвала имя единого кандидата : Казахстан. Деловая Неделя
Следующая статьяВперед, к нефтянному будущему? : Казахстан. Деловая Неделя