CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Э.Асанов: К вопросу об этногенезе узбекского народа

9 ноября 2009

Э.Асанов: К вопросу об этногенезе узбекского народа

00:26 08.11.2009, ЦентрАзия

ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА УЗБЕКСКОГО НАРОДА

Среди исследователей существует концепция, согласно которой история узбекского народа начинается с XVI в. в связи с миграцией кочевых узбеков Дашты-Кыпчака в Среднюю Азию. Эта точка зрения отстаивается даже в такой серьезной работе, как "Этнический атлас Узбекистана" (Ташкент, 2002).

Однако уже А.Ю.Якубовский заметил, что: "кочевники-узбеки застали если не на всей территории современного Узбекистана, то во всяком случае на огромной ее части густое тюркоязычное, т.е. тюркское и тюркизированное население, которое долго жило здесь культурной жизнью и складывалось в процессе слияния с другими, более древними народами, жившими здесь со времен глубокой древности. Кочевники-узбеки вошли в тюркоязычное население лишь как слагаемое, передав ему свое имя" (Якубовский А.Ю., 1941, стр. 3).

В советское время эта проблема изучалась рядом ученых, исходным тезисом при этом считалось неправомерность признания языка в качестве единственного индикатора пределов этнической истории народа (Гафуров Б.Г. 1989, стр. 289). Однако современные узбекские ученые руководствуются мнением, что язык - один из главных критериев при определении национальной идентичности того или иного народа (см. Камолиддин Ш.С.). Так, узбекские специалисты (Камолиддин Ш., Аскаров А.) не один год пытаются обосновать наличие значительного автохтонного тюркоязычного субстрата в составе доиндоевропейского населения Средней Азии.

Однако наука пока не располагает достаточным материалом, чтобы выявить действительно значительный тюркоязычный этнос среди оседлого и городского доиндоевропейского населения Средней Азии в качестве первого тюркоязычного компонента, участвовавшего в процессе этногенеза узбекского народа. Действительно, трудно определить, на каком языке говорили первые переселенцы с Северного Ирака - основатели Чакмаклы-Джейтунской культуры, которые загадочно появились в VI тыс. до н.э. и так же загадочно исчезли. Среди ученых все больше поддержки находит мнение, что это и есть праалтайцы, предки современных алтайских народов, которые из своего первоначального местообитания где-то на территории Передней Азии сначала перекочевали в Среднюю Азию, затем двинулись дальше на Восток. Это косвенно подтверждает и ареал расселения племен культуры Анау, которая распространилась немного позже Чакмаклы-Джейтунской. Исходя из этих соображений, мы склонны излагать этот процесс в следующем порядке.

Для последовательной трактовки проблемы необходимо исходить из следующих предпосылок. Узбеки, как и другие народы Средней Азии, недавно сформированы как нация, но это не единый этнос с общими культурными достояниями, элементами быта и т.д. Это связано со специфическими историческими факторами, которые в свою очередь исходят из географического месторасположения Узбекистана и Средней Азии вообще.

Средняя Азия - настоящие ворота, своеобразный фильтр между Дальним Востоком, а также кочевым миром Севера и так называемым "цивилизованным" Западом (начиная Передней Азией и кончая Центральной Европой). В течение 8-9 тысячелетий через Среднюю Азию проходили десятки племен и народов с востока на запад, с севера на юг и обратно. На протяжении всей истории Среднюю Азию оккупировало огромное количество завоевателей, причем сопровождалось это массовым кровопролитием и истреблением целых народов, уничтожением культурных ценностей и ассимиляцией в обоих направлениях. Это обуславливает скудность письменных данных, не сохранение множества свидетельств некогда великого прошлого, а как результат - сравнительную малоизученность истории, а также сложность этногенетических процессов среднеазиатского междуречья. Этносами, оказавшими самое большое влияние на этно- и глоттоисторию Средней Азии, оказались тюркские и иранские племена и народности.

Трудно судить про древнейшее население Средней Азии. Выше мы говорили про трудности, возникающие в связи с идентификацией носителей культур археологических комплексов Южной Туркмении. Еще в советское время ряд ученых, в том числе С.П.Толстов, Б.А.Литвинский, В.М.Массон высказывали гипотезу о том, что территория распространения прото-дравидского языка, на котором, очевидно, говорили носители Хараппской культуры, охватывало в IV - начале II тыс. до н.э. значительную часть Средней Азии, смыкаясь в Иране с ареалом эламских племен. Эту гипотезу косвенно подтверждает предполагаемое родство эламского языка с дравидскими, наличие дравидской по языку этнической группы брагуи (брауи) в Северном Белуджистане много севернее основной части дравидов, а также археологические данные, в частности, обнаруженная французскими археологами в южном побережье Амударьи поселение Шортукай, где была расположена фактория хараппцев (см. Lyonnet B., 1977), находки из поселений Южной Туркмении, подтверждающие экономические сношения среднеазиатских народов с хараппцами, например, две печати хараппского типа из Алтын-депе, изделия из слоновой кости и т.д. и т.п. Неоднократно высказывалось также мнения насчет наличия пратохарских, семитических и даже тюркских племен среди доиндоевропейского субстрата Средней Азии. И вот в III-II тыс. до н.э. на этой территории появляются и очень быстро оседают так называемые арийцы - индоиранские племена, которые сыграли несравненную роль также в этногенезе узбекского народа наряду с другими народностями Средней Азии.

Про генезис и расселение арийцев существует океан литературы. Предположения, теории и гипотезы точно также разнообразны. Согласно наиболее распространенному положению, первоначально индоиранские племена жили где-то в областях около Черного Моря, затем в Средней Азии и соседних районах, с этих территорий одна группа перекочевала в Индию, другая проникла в Переднюю Азию, где около II тыс. до н.э. отмечены первые следы индоевропейской культуры и языка. Через Среднюю Азию также иранцы попали в Западный Иран (см. В.Гейгер, В.В.Бартольд, А.Кристенсен, Э.Бенвенист, Эд.Мейер, Э.Херцфельд, Дж.Камерон, Г.А.Меликишвили, И.Алиев, Р.Фрай, И.М.Оранский, И.М.Дьяконов и др.). В советское время обычно считалось, что носители андроновской культуры являются предками индоиранцев (С.П.Толстов, А.М.Мандельштам, Ю.А.Заднепровский, А.Н.Бернштам и др.). Некоторые исследователи, однако, полагали, что индоиранскими являлись культуры бронзовой эпохи Южной Туркмении (В.М.Массон, И.М.Дьяконов). Нередко также "вели" индоиранцев через Волгу и более северные районы России и Восточной Европы.

Среди некоторых западноевропейский ученых распространена точка зрения, что индоиранцы попали в Иран не из Средней Азии, а через Кавказ (Г.Хюсинг, Ф.Кениг, Р.Гиршман). Высказывалось также мнение, согласно которой иранцы, пришедшие в Иран и Среднюю Азию через Кавказ, уже отсюда проникли в Южное Приуралье (Ф.Альтхайм, К.Йеттмар). Однако археологические открытия, выявленные на территории Туркмении за последние тридцать лет со стороны В.Сарианиди, в частности, изучение БМАК (Бактрийско-Маргианского археологического комплекса) - так называемой Маргианской цивилизации в корне изменила взгляды на происхождение индоевропейских народов. Что бы там ни было, то, что мы знаем про племена и народности Средней Азии в I тыс. до н.э., позволяют уверенно идентифицировать их как иранцев. Из последних публикаций для подробного изучения проблемы см. Гордон Чайлд. "Арийцы. Основатели европейской цивилизации": Центрполиграф; Москва; 2005.

Первое наложение на иранскую основу среднеазиатского населения неиранского, прототюркского суперстрата можно связать с миграцией центральноазиатских племен в конце II - первой половине I тыс. до н.э., которое сопровождалось распространением далеко на запад некоторых дальневосточных элементов культуры. Это явление отразилось в Авесте в виде сказаний о борьбе арийцев против так называемых туранцев - кочевых племен севера с резко отрицательной характеристикой, противопоставляемых благочестивым арийским героям. Поскольку это утверждение далеко небесспорно и, следовательно, требует детального научного исследования, мы не будем останавливаться в подробностях и ограничимся констатацией факта, что местный иранский элемент в конечном итоге возобладал хотя бы на территории городских цивилизаций.

Интенсивное передвижение кочевых племен Северо-Восточной и Центральной Азии начинается около рубежа н.э. и продолжается, то ослабевая, то вновь усиливаясь, на протяжении ряда последующих веков (Гафуров Б. 1989, стр. 289). Это, в первую очередь, племена юэчжи, вытесненные гуннами из Центральной Азии и достигшие Греко-Бактрии, и эфталиты, через пятьсот с лишним лет после юэчжей проделавшие тот самый путь. Проблема этнической принадлежности этих народностей не решена до сих пор и вызывает споры в кругу ученых. В последнее десятилетие усиливается тенденция связывать их с тюркоязычными народами Центральной Азии (см. Азамат Зия, Насимхон Рахмонов).

Однако наличие значительного тюркоязычного населения в южных районах Средней Азии с устойчивыми традициями градостроительной культуры, где они стали принимать заметное участие в этногенезе узбекского народа, мы можем отметить только в VI в.н.э., когда войска тюркского каганата вторглись на территорию Среднеазиатского междуречья и Хорасана, а за ними последовало массовое переселение на эти территории тюркоязычных племен. Подробнее об этом см. работу Ш.Камолиддина "Культура оседлых тюрков Средней Азии", которую можно найти по адресу население Средней Азии, особенно Тохаристана, Ферганы, Согда и Чача, интенсивно росло. Например, китайский путешественник Хой Чао, прошедший через Среднюю Азию в 726-727-гг., отмечает наличие большого количества тюркоязычного населения в Тохаристане. Или же в письме дипломата Фатуфарна, посланного правителем Панча (современный Пенджикент) Диваштичем в Чач, говорится про тудуна - правителя Чача, имя которого, согласно китайским источникам, Мохэду-тутунь (Багатур-тудун(?)), а также упоминается ферганский тутук - уполномоченное лицо ферганского ихшида. Про огромное количество мелких правителей тюркского происхождения доарабской Средней Азии мы узнаем из арабских источников - например, правитель Хутталяна ас-Сабаль, его имя идентично китайской транскрипции тюркского имени Шаболо (Marquart J., 1901, S. 69.), Бидун Бухархудат - правитель Бухары, правитель Ферганы Арслан Тархан (739-г.), возможно, тюрками были правитель Ходжента Алутар (около 720-г.) и его современник - один из предводителей антиарабского восстания пенджикентцев Карзандж, и многие другие, среди них три царицы - правительница Тохаристана Фатух-хатун, царица Бухары Хутак-хатун (жена Бухархудата Бидуна), супруга тюркского кагана Кабадж-хатун (об этом см. статью Ш.Камолиддина "Хатун - правящие женщины в древнетюркском обществе", журнал "Мозий садоси", вып. 4(24), 2004).

В Семиречье и Восточном Туркестане тюркские племена издавна жили вместе с согдийцами и другими народами, и в конечном итоге тюркская речь преобладала. Так, Махмуд Кашгари сообщает, что население Семиречья, в частности Баласагуна, Тараза, Исфиджаба, говорило и по-тюркски, и по-согдийски.

Важную роль в Саманидском государстве играли тюркские хаджибы. Они занимали важные посты в администрации и армии государства. Один из таких хаджибов - Сабуктегин стал основателем династии Газневидов, сыгравшую важную роль в истории Средней Азии, Ирана и Индии.

Затем последовали волны тюркских переселенцев - сначала Огузы, под начальством сельджукидов сделавшие огромный маршрут от Приаралья до Малой Азии, потом различные тюркские племена - уйгуры, карлуки, ягма, чигили, тюргеши, аргу и др., объединенные под эгидой так называемый Караханидов.

Есть основания полагать, что первооснова тюркоязычного узбекского народа сложилась в южной части Средней Азии уже в VII-VIII вв. Во всяком случае, в эпоху Караханидов диалект северо-восточных районов серьезно отличался от более южных говоров. Диалект тюркского населения караханидского государства, характеризирующаяся как карлукско-уйгурский, имеет ряд фонетических, морфологических и лексико-грамматических особенностей, зафиксированных в таких памятниках, как "Кутадгу Билиг" Юсуфа Хас Хаджиба и "Диван ул-лугатит-тюрк" Махмуда Кашгарского. Другой тип письменных памятников составляет "Тафсир" - перевод на тюркский язык Корана и комментарии к нему, который написан на предполагаемом южном диалекте. Язык памятника менее архаичен, чем язык "Кутадгу Билиг", но Бартольд, основываясь на ряде положений, считал, что "Тафсир" составлен раньше поэмы Хас Хаджиба, во-второй половине X в. (В.В.Бартольд, 1964).

Примерно в то же время распространение получает предвестник таджикского языка - так называемый дари, который немного позднее стал литературным и государственным. Местное население очень быстро принимало западноиранский дарийский язык. Так, в Мерве найдены персидские надписи, датированные VII-VIII вв. Путешественник Хой Чао писал про особый, "тохаристанский" язык, отличный от тюркского и "местного". Возможно, образование узбекского и таджикского народов шло параллельно, а не последовательно, как считают некоторые исследователи, в частности, Б.Гафуров (1989). Поэтому узбеки и таджики имеют сходную внешность - брахицефальный расовый тип Среднеазиатского междуречья большой европеоидной расы (иначе памиро-ферганский подвид), а также практически идентичный быт и культуру. После арабских завоеваний создались неблагоприятные условия для дальнейшего развития восточноиранских языков, практиковавшихся на территории Средней Азии. Например, про хорезмийский язык мы знаем вплоть до XIII-XIV вв. Как известно, великий ученый Бируни, а также личный секретарь Хорезмшаха Джелалиддина, автор популярной книги "Сират ас-Султан" Мухаммед ан-Насави были хорезмийцами. Но уже во времена Хорезмшаха Текеша (1172-1200) подавляющее большинство населения Хорезма говорили по-тюркски, а также на дари. Плано Карпини, посетивший Хорезм в 40-гг. XIII в. особо отмечает, что в Хорезме говорят "по-комански".

Итак, в XI-XII вв. тюркский субстрат составлял значительный пласт населения Средней Азии. Стоит отметить следующие фазы наводнения тюркских племен на территорию современного Узбекистана:

Нашествие монголов в 1218-1224-гг., в связи с чем огромное количество тюркских племен и народов переселилось в Маверауннахр и Хорасан. Монголоязычные племена, также мигрировавшие в Маверауннахр и Дашты-Кыпчак, постепенно отюречелись. Начиная с этого момента тюркский язык стал преобладающим в этих областях, широкое распространение получил так называемый чагатайский - староузбекский литературный язык.

Характерно, что основная часть политических и культурных деятелей XIV-XV вв. являются именно потомками пришлых тюркских и отюреченных монгольских племен, городское тюрко- и ираноязычное население же в общественной жизни практически не участвовало. Их источники обычно называют "сартами", очевидно, что между тюркоязычными и ираноязычными "сартами" серьезной разницы (кроме лингвистической) не было. И это продолжалось вплоть до 1925-г., когда и сарты, наравне с другими компонентами современного узбекского народа, стали "узбеками".

Очень много материала дает изучение этнографии, антропологии и культуры узбеков. Своеобразный диалект Бухарской области, южной части Самаркандской области, северной части Кашкадарьинской и отдельных районов Сурхандарьинской областей, особенно примыкающим к Северному Афганистану, а также Ташкентской и Наманганской областей Узбекистана позволяет считать, что в древности эти места были густо населены ираноязычными народами. Наоборот, южная часть Кашкадарьинской области, северная часть Самаркандской области и почти вся Сурхандарьинская область населены потомками кочевых тюркских племен - так называемых "элатийа", вероятно, поселившихся тут в связи с вторжением кочевых узбеков в Маверауннахр. Об этом свидетельствуют родовое деление и ярко выраженная монголоидность, не свойственная для оседлых групп узбеков, а также своеобразная культура, имеющая много общего в частности с казахами и другими исторически кочевыми тюркоязычными народами, в отличии от культуры оседлых и европеоидных узбеков, культура которых почти полностью совпадает с культурой Бухарских, Самаркандских, Сурхандарьинских, Наманганских, Пенджикентских, Ходженстких таджиков.

Лингвисты отмечают, что уже в XIV-XV вв. грамматический строй и основной словарный фонд узбекского языка установились приблизительно в том виде, в каком они представлены ныне (см. Щербак А.М., 1956, стр. 109-110). Причем переселение большого количества тюркоязычных племен (узбеков) в Маверауннахр не сыграло решающую роль в этногенезе узбекского народа.

Стоит отметить, что при современном состоянии глобализации и восстановления общих культурных и исторических ценностей народов Средней Азии все более укрепляется тенденция, согласно которой все без исключения народы региона являются равноправными обладателями истории нашей общей Родины. Все народы региона - таджики, узбеки, кыргызы, казахи, туркмены, каракалпаки и другие более мелкие народы являются потомками древнейших племен и народностей Средней Азии, и таким образом вобрали их культуру и мировосприятие. Так что глобальная история Средней Азии является гордостью не отдельной, определенной нации, а достоянием всех братских народов региона.

Эльдар АСАНОВ, магистр НУУз. kanishka3@rambler.ru

Источник - ЦентрАзия

centrasia.ru

Предыдущая статьяЭ.Асанов: Кто же такие узбеки, или Почему египтяне гордятся пирамидами?
Следующая статьяВ.Северный: Восток - дело тонкое. Что разрешено министру обороны Казахстана и не положено его подчиненным: