CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Азербайджан перед выборами, но перед выбором ли?

7 октября 2013

Президентские выборы в Азербайджане пройдут 9 октября. Формально борьба ведется между десятью кандидатами. Это действующий президент Ильхам Алиев (от партии «Новый Азербайджан»), председатель Демократической партии Азербайджана Сардар Мамедов (Джалалоглу), кандидат от инициативной группы избирателей «Национальный совет демократических сил» Джамиль Гасанлы, самовыдвиженец и депутат парламента Захид Орудж, председатель партии "Умид" («Надежда») Игбал Агазаде, председатель партии "Современный Мусават" Хафиз Гаджиев, председатель партии «Адалят» («Справедливость») Ильяс Исмайлов, председатель Партии народного возрождения Фарадж Гулиев, председатель Социал-демократической партии Азербайджана Араз Ализаде и председатель Партии единого народного фронта Азербайджана Гудрат Гасангулиев.

В пылу теледебатов кандидаты совершают друг на друга «лихие кавалерийские наскоки», пуская в ход всевозможный компромат и оскорбления, и порою, увы, не забывая задеть и членов семей оппонентов. Реально же все это - иллюзия или имитация предвыборных баталий, когда результат, очевидно, предопределен, и вряд ли можно говорить о серьезной политической борьбе.

Действительно, президент Ильхам Алиев - явный фаворит предвыборной гонки, что признают даже самые ярые критики властей. По мнению многих экспертов, ему удается проводить политику баланса между основными геополитическими игроками в регионе - Россией и Западом, что делает их вполне лояльными к его власти в нефтегазовом и геополитически важном Азербайджане. Запад вполне доволен лояльной энергетической политикой Баку, то есть, наличием нефтепроводов и газопроводов, ведущих из Азербайджана в Европу (самые последние проекты здесь - газопроводы TAP и TANAP). Но при этом, и Россия вполне довольна правлением Алиева, при котором Азербайджан, хоть и не присоединяется пока что к российским интеграционным проектам ЕвразЭС и Таможенный союз, одновременно отказывается входить и в западные блоки антироссийской ориентации и проводит свою политику баланса с участием в Движении неприсоединения и с сотрудничеством с Россией в двустороннем формате. На фоне Украины, Молдавии и Грузии, собирающихся в ноябре нынешнего года подписать на саммите в Вильнюсе соглашения об ассоциации с Евросоюзом и о глубоком и всеобъемлющем присоединении к европейской зоне свободной торговли, Азербайджан, который подписывать такого рода соглашения не собирается, выглядит куда лояльнее в отношении Москвы.

Плюс, Азербайджан осуществляет масштабное военно-техническое сотрудничество с Россией, покупая у нее крупные партии современных вооружений по мировым ценам, то есть, выступает здесь в роли заинтересованного и платежеспособного партнера Москвы. Да и тот факт, что Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) и «Роснефть» планируют возобновить работу нефтепровода Баку - Новороссийск в реверсном режиме, то есть, транспортировать нефть (пять миллионов тонн в год) из России в Азербайджан с последующей ее переработкой в Баку или экспортом на мировой рынок по трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан, также не ускользнул от внимания экспертов. Проект обещает быть серьезным и превратить Азербайджан в страну - транзитер для экспорта российской нефти (пусть речь и идет о не таких уж больших ее объемах).

И хотя некоторые острые на язык обозреватели из лагеря прозападной оппозиции называют эту сбалансированную политику Алиева «политикой колобка» («я от бабушки ушел и от дедушки ушел») и призывают к отказу от этой политики в пользу однозначно прозападного (и, соответственно, антироссийского) курса, следует признать, что на данном этапе это достаточно трезвая позиция для такого государства, как Азербайджан, позволяющая ему избегать геополитической турбулентности и не портить отношений ни с кем из «сильных мира сего». Фактически, своей сбалансированной и лояльной политикой Баку застраховал себя от возможного негативного влияния откуда-либо извне. Визиты оппозиционных политиков на Запад не принесли им какой-либо весомой финансовой или политической поддержки. Такой поддержки оппозиция не получила и в России. Судя по всему, мировые центры силы уже решили для себя, с кем они будут работать в Азербайджане в ближайшие пять лет. В то же время, по данным различных опросов общественного мнения, президент Алиев должен набрать более 80% голосов избирателей, которые придут голосовать, без какого-либо использования административного ресурса. Данные социологических опросов, публикуемых «евроатлантистской» оппозицией (в частности, близким к партии «Мусават» центром «Адам»), о возможном втором туре выборов при лидерстве кандидата от оппозиции Джамиля Гасанлы, совершенно явно не имеют ничего общего с реальностью.

Надо отметить, что оппозиция в самом Азербайджане также не смогла изобрести ничего интересного и выдвинуть какие-либо новые персоналии. По мнению независимой экспертной группы «Левые социалисты Азербайджана» (ЛСА), такой шанс у правой оппозиции был в лице знаменитого кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова. Фигура деятеля искусства с мировым именем, русскоязычного интеллектуала и интернационалиста Ибрагимбекова была способна привлечь в ряды оппозиции дополнительный электорат - русскоязычных бакинцев, горожан, интеллектуалов, представителей «нетитульных» национальностей, широкий спектр граждан, симпатизирующих сближению Азербайджана не с Западом, а, напротив, с Россией и (или) Ираном, и т. д. - словом, «неэльчибеевский» (или не «народнофронтовский») электорат. А такой электорат в Азербайджане есть, и он превышает электорат чисто националистический («народнофронтовский»). Достаточно сказать, что около двух миллионов азербайджанцев живут и работают в России, и многие из них сохраняют гражданство Азербайджана, и почти все они имеют в Азербайджане семьи, родных и близких, переводят сюда финансовые средства, от которых зависят их семьи. Объективно этот электорат кровно заинтересован в сближении Азербайджана с Россией, или, по меньшей мере, в сохранении с ней стабильных и добрых отношений. Он абсолютно не хочет какой-либо прозападной ориентации республики и вхождения ее в антироссийские блоки и расклады. Это тот самый сегмент электората, который поддержал смещение режима Народного фронта в июне 1993 г. И он не хотел бы возвращения НФА в новом обличье к власти.

Весь этот электорат находится в колеблющемся состоянии, ибо он хотел бы перемен к лучшему в социально-экономической сфере и далеко не во всем поддерживает нынешнюю власть, но в то же время, он отнюдь не хотел бы прихода к власти «евроатлантистской» или «эльчибеевской» оппозиции, которая неизбежно рассорилась бы с Россией по-крупному и тем ударила бы по интересам (материальным, духовным, культурным) этого сегмента избирателей. Поэтому такой электорат либо проголосовал бы за соответствующего своим запросам кандидата, либо, при отсутствии такового, отдал бы свои голоса действующему президенту, исходя из принципа «не навреди». Действительно, для «неэльчибеевского» электората выбор между нынешней властью и «эльчибеевской» оппозицией означает выбор между не очень любезным, но терпимым вариантом, и вариантом, категорически неприемлемым.

Такой электорат мог бы поддержать кандидатуру Ибрагимбекова в какой-то своей части, что, конечно, было бы политически близоруким шагом, так как фигура кинодраматурга была тесно «облеплена» все теми же «эльчибеевцами», видимо, решившими с его помощью уловить «не свой», «не фронтистский» электорат. В случае своего гипотетического прихода к власти Ибрагимбеков был бы связан по рукам и ногам своими обязательствами перед «евроатлантистами», составлявшими его команду. И окружение его никогда не допустило бы проведения им иной политики, отличающейся от алгоритма, заданного прозападными силами, выдвинувшими писателя на политическую авансцену. Но, конечно, простым гражданам было бы не так просто разобрать эту политическую арифметику, и они могли бы склониться к голосованию за приятного им кинодраматурга, не подозревая, что, тем самым, они голосуют за возврат «эльчибеевцев» к власти.

Так или иначе, желанной «эльчибеевцами» смычки «нефронтистского» электората с фигурой Ибрагимбекова, а значит, «техничного» уловления ими этого электората, не произошло. И здесь важнейшую роль, очевидно, сыграл августовский визит Владимира Путина в Баку. После этого визита (и даже еще в ходе его) стало ясно, что Москва не поддержит оппозицию, пусть даже и формально возглавляемую Ибрагимбековым. Москва могла бы такую прозападную оппозицию поддержать в козыревско-ельцинские времена, но не теперь.

После того, как стало ясно, что регистрация Ибрагимбекова как кандидата в президенты невозможна, возникла фигура историка Джамиля Гасанлы, с которым Национальный совет демократических сил (НСДС) («эльчибеевцы») и идет на выборы. В отличие от Ибрагимбекова, эта фигура - типично «фронтистская», ибо Гасанлы известен, как националист и ревностный сторонник покойного президента Абульфаза Эльчибея, чьим советником он и являлся в период его правления в 1992-93 гг. Гасанлы по определению не способен «уловить» тот самый «неэльчибеевский» электорат, о котором идет речь. Какие бы социально-экономические или политические претензии ни предъявлял правительству рядовой гражданин - «неэльчибеевец», он никогда не проголосует за Гасанлы, ибо эта фигура олицетворяет собой вектор, для него неприемлемый. И власти это отлично знают. Поэтому сегодня видно и то, что власти стали себя вести гораздо более уверенно после «рокировки» Ибрагимбекова на Гасанлы.

Трудно сказать, насколько эксперты самой прозападной оппозиции придали значение тому факту, что с Гасанлы оппозиция теряет «неэльчибеевский» электорат. Возможно, у оппозиции просто не оказалось иного выбора ввиду жесточайшего цейтнота, вызванного коллизиями с регистрацией Ибрагимбекова. Так или иначе, Гасанлы идет на выборы, пользуясь поддержкой исключительно «эльчибеевского» электората, то есть, сторонников национал-демократов. Это означает неминуемое катастрофическое поражение оппозиции. Ей не удалось выбрать основной массив возможного электората (частью протестного, а большей частью - колеблющегося), который остался, собственно говоря, не у дел.

Что будет делать «неэльчибеевский» электорат в день выборов? Часть его, включая, в числе прочих, этнические меньшинства и представителей «нетитульных» национальностей, проголосует за действующего президента (против кандидата - «фронтиста», по принципу «лишь бы не было хуже»), а другая часть не пойдет голосовать вовсе, посчитав, что «их» кандидата в списке нет.

Судя по выступлениям кандидатов в теледебатах, один из них - бывший генеральный прокурор и министр юстиции республики, лидер партии «Адалят» («Справедливость») Ильяс Исмайлов - пытается «уловить» часть этого электората. Хотя он сам и не участвует в дебатах, его полномочный представитель, лидер Партии «зеленых» Маис Гюльалиев резко критикует Запад и лояльно характеризует Россию и Иран, настаивает на сближении с этими странами - соседями Азербайджана. Центристская и умеренная партия «Адалят» образует предвыборный блок с Партией «зеленых», которая известна своей резкой критикой проекта нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан с экологических позиций, а также с Исламской партией, традиционно симпатизирующей Ирану.

Думается, однако, что, за некоторыми исключениями, «неэльчибеевский» электорат вряд ли серьезно проголосует за Исмайлова, несмотря на подобные заявления, так как его шансы воспринимаются, как практически нулевые, и люди вряд ли захотят, чтобы их голоса ушли никуда. Поэтому данный сегмент электората (его колеблющаяся часть), скорее всего, проголосует, в большинстве своем, за действующего президента, а какая-то (наиболее несогласная) часть не пойдет голосовать вовсе.

Итак, Азербайджан - перед президентскими выборами. Но находится ли он перед действительным выбором?

Рустам Шахсуваров

geopolitica.ru

Предыдущая статьяВашингтон грозит Кабулу полным уходом
Следующая статьяСША предложили Ирану сотрудничество в Афганистане