CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

АФГАНИСТАН: НАТОВСКИЕ СОЮЗНИКИ ИСПЫТЫВАЮТ "УСТАЛОСТЬ ОТ ВОЙНЫ"

21 мая 2008

АФГАНИСТАН: НАТОВСКИЕ СОЮЗНИКИ ИСПЫТЫВАЮТ "УСТАЛОСТЬ ОТ ВОЙНЫ"

21.V.2008, EURASIANET

Ричард Вайц

Комментарий EurasiaNet

В начале апреля союзники по НАТО подтвердили свою приверженность делу становления демократии в Афганистане, распространив заявление, в котором провозглашали Международные силы содействия безопасности в Кабуле своим "главным приоритетом". Несмотря на это все больше участников контртеррористических действий в Афганистане, европейских странах и Америке в частном порядке признаются, что устали от войны. Подобная раздвоенность повышает вероятность того, что многие союзники в Афганистане захотят свернуть масштабные работы по реконструкции с тем, чтобы положить конец боевым действиям, объявить победу и отбыть восвояси.

Все чаще теперь раздаются предположения о том, что и администрация президента Хамида Карзая, и западные союзники, несущие бремя войны с исламскими радикалистами, рассматривают идею достижения урегулирования путем переговоров. Для Карзая в стремлении к такому решению вопроса нет ничего нового: он нащупывает почву для этого в течение последних нескольких лет. Так, например, в 2007 году Карзай неоднократно предлагал вступить в переговоры с различными своими оппонентами, включая "умеренных" лидеров "Талибана", военачальников из числа перебежчиков (таких как Гулбеддин Хекматияр (Gulbuddin Hekmatyar), включенный Госдепартаментом в список террористов) и прочие элементы. Единственным условием Карзая в отношении переговоров - чтобы противоположная сторона (стороны) согласились прекратить вооруженные действия и признали основополагающие принципы афганской конституции.

Если "они хотят посты в правительстве", заявил Карзай на состоявшейся в сентябре 2007 года пресс-конференции, имея в виду своих вооруженных противников, "то я дам им эти посты". Обозреватели выдвигают предположение, что интерес Карзая к достижению мирного соглашения с "Талибаном" может проистекать из желания укрепить свою сокращающуюся поддержку накануне предстоящих президентских выборов.

Интерес к переговорам со стороны западных союзников начал нарастать только в последние месяцы. Но даже при этом многие страны Запада, похоже, расходятся в вопросе ведения переговоров с исламскими радикалистами. Это особенно отчетливо проявилось в конце апреля и начале мая, когда начали циркулировать сообщения о том, что канадские силы в южной провинции Кандагар, являющейся оплотом талибов, якобы стали вступать в контакты с мятежниками. Правда, эти сообщения тут же были опровергнуты министром обороны Канады Питером Маккеем (Peter MacKay).

Пока лидеры движения "Талибан" настаивают на широких уступках со стороны правительства как предварительном условии для своего вступления в переговоры, включая политический контроль над 10 южными провинциями, вывод всех зарубежных войск, поддерживающих правительство Карзая, и освобождение из-под стражи талибских заключенных. Такие непомерно высокие требования пока не позволяют приступить ни к какому серьезному обсуждению.

А в Пакистане должностные лица активно контактируют с представителями вооруженных формирований в надежде стабилизировать ситуацию в своей неспокойной "зоне племен" на границе с Афганистаном. Исламабад предполагает, что перемирие с боевиками поможет восстановить мир и спокойствие в Афганистане, натовские же руководители уверены в обратном. С их точки зрения, позволить талибам укрепить свои тылы значит способствовать нарастанию боевых действий в Афганистане.

Широкая пропасть, разделяющая администрацию Карзая и боевиков, заставляет некоторых экспертов поддерживать идею локального урегулирования вместо формирования общенационального коалиционного правительства, в которое войдут Карзай и его многообразные противники. Эти аналитики полагают, что предоставить ряду местных военачальников и лидеров движения "Талибан" официального или фактического контроля над самыми нестабильными провинциями Афганистана означает признать существующую реальность, а именно ограниченность сил правительства Карзая, которое, по данным разведки США, контролирует лишь 30 процентов территории страны. Подобное решение также может удовлетворить многих из тех талибов, которые сражаются главным образом за деньги и влияние, ведомые иными причинами, нежели идеология и религия.

Противники же де-факто политического разделения страны на регионы уверены, что недолгий опыт талибской администрации в городе Мусакала на юге Афганистана в 2007 году показал, что даже крупные уступки не умерят запросов "Талибана". После того, как британское командование было вынуждено признать фактическую оккупацию города талибами, те начали проводить в городе экстремистский общественно-политический курс, свойственный правлению "Талибана" до сентября 2001 года.

После того, как афганские и иностранные силы восстановили контроль над Мусакалой, афганское правительство назначило своим главным представителем в городе бывшего талибского полевого командира, перешедшего накануне сражения на сторону правительства. Новый глава Мусакалы, Мулла Абдул Салам (Mullah Abdul Salaam), полагает, что его назначение будет способствовать дальнейшему переходу людей из лагеря талибов на сторону правительства.

Противники официального урегулирования на региональном уровне отмечают проблемы, с которыми пришлось столкнуться пакистанским властям при переговорах с боевиками в Южном Вазиристане и других нестабильных районах вдоль афганско-пакистанской границы. То и дело возникающие проблемы включают в себя разброд в толковании оговоренных условий, отказ принять достигнутое урегулирование всеми вооруженными формированиями и нежелание экстремистов положить конец использованию повстанцами их территории для проведения операций на земле Афганистана.

Другой проблемой в Пакистане, которая угрожает любому афганскому урегулированию, является вопрос о группах, исповедующих верность "Аль-Каиде". Афганские, пакистанские и западные власти по-прежнему считают эту организацию своим непримиримым противником и неприемлемым партнером для переговоров, но отдельные ее элементы по-прежнему пользуются поддержкой среди многих талибских лидеров в Афганистане и Пакистане.

Выработка подходящих региональных евразийских рамок решения афганского конфликта также остается спорным вопросом. Американские и европейский эксперты по контртерроритистической деятельности давно признали необходимость работать в тесном контакте с Пакистаном в вопросе сдерживания передвижений боевиков через афганско-пакистанскую границу. Они также хотели бы расширить роль ООН и других многосторонних институтов, способных внести свой вклад в экономическое возрождение Афганистана.

Однако когда в прошлом месяце на выступлении в вашингтонском Фонде мира Карнеги новому спецпредставителю ООН по Афганистану Каю Эйде (Kai Eide) был задан вопрос: "Есть ли какой-нибудь шанс, что в будущем войска НАТО будут замерены войсками ООН?", он ответил: "Я думаю, ответом будет "нет"", потому как ООН не располагает натовской системой командования и формирования сил.

Эйде также подчеркнул, что любое политическое урегулирование должно сохранить гражданские права, обретенные жителями Афганистана после 2001 года, включая образование для женщин и другие права, против которых возражали талибы. Боннское соглашение 2001 года, Лондонский документ 2006 года и апрельская Бухарестская декларация НАТО 2008 года содержат перечень политических, экономических и социальных задач в отношении Афганистана, идущих вразрез с политикой движения "Талибан".

Хотя НАТО, возможно, и лелеет надежду поскорее покинуть Афганистан, альянс тем не менее продолжает строить планы долгосрочного присутствия в этой стране. Стремясь обеспечить значительное сокращение расходов на реконструкцию, Североатлантический альянс продвигает идею внутриконтинентальных железнодорожных перевозок, которые упростят процесс поставок соответствующей помощи в Афганистан из Европы.

От редактора: Ричард Вайц является старшим научным сотрудником Хадсоновского института (Hudson Institute) в Вашингтоне.

Email this article 20.V.2008 © Eurasianet

eurasianet.org

Предыдущая статьяКазахстан во многом выглядит как "вторая Россия". Часть 1
Следующая статьяАнна Вождаева: Русские в Узбекистане.