CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

В.Майлин: Не врать самим себе... Любые попытки переписать историю в Казахстане неминуемо разбиваются о факты| ЦентрАзия

29 ноября 2012

В.Майлин: Не врать самим себе... Любые попытки переписать историю в Казахстане неминуемо разбиваются о факты

06:37 29.11.2012, ЦентрАзия

Виктор Майлин. НЕ ВРАТЬ САМИМ СЕБЕ: ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ ПЕРЕПИСАТЬ ИСТОРИЮ НЕМИНУЕМО РАЗБИВАЮТСЯ О ФАКТЫ

Тема прошлогоднего конфликта в Жанаозене, мягко говоря, не нова. И, казалось бы, все ее аспекты внимательно рассмотрены и изучены политиками, экономистами, юристами, правозащитниками и просто неравнодушными гражданами страны. Четко была обозначена и правовая сторона вопроса, даны максимально всесторонние оценки происшедшему, а затем, уже в ходе судебных заседаний была определена конкретная степень вины и тех, кто громил и мародерствовал, и тех, кто превысил власть и тех, кто подстрекал и провоцировал. Казалось бы, о чем еще можно говорить? И, тем не менее, как выясняется, некоторые причины для предметного разговора по-прежнему существуют.

То ли по причине плохой памяти на факты, то ли от дефицита актуальной информации, но и нет-нет да и проскакивает в некоторых республиканских СМИ попытки в очередной раз поискать "черную кошку в темной комнате", или просто изобразить видимость какой-нибудь интриги. В принципе, на это можно было бы вообще не обращать внимания, если бы не одно существенное "но". Зачастую, увлечение подобной псевдоаналитикой, приводит даже не к подгонке или подтасовке, а к элементарному перевиранию фактов, переворачиванию с ног на голову причин и следствий и полному искажению всей картины происшедшего.

А значит, во избежание рецидивов подобных амнезий и всплесков бурного фантазирования, периодически все-таки надо восстанавливать в памяти как сами события тех холодных декабрьских дней, так, заодно, и реальную предысторию конфликта. Для начала, все же, разберем конкретный пример. То в одном, то в другом электронном "таблоиде" настойчиво муссируется очередное упоминание о пресловутом коэффициенте 1,8, который якобы необходимо было установить при расчете заработной платы. С этого, по версии некоторых нынешних "мемуаристов", абсолютно "законного требования" и началась забастовка в АО "Каражанбасмунай", которая впоследствии перекинулась и на другую компанию - ПФ "Озенмунайгаз". Действительно формальным поводом для забастовки нефтяников, начавшейся в мае 2011 года, стало присоединение ПФ "Озенмунайгаз" к отраслевому соглашению, согласно которому при начислении заработной платы используется повышающий отраслевой коэффициент 1,8. Соответственно, работники предположили, что произойдет резкое увеличение их базового оклада. Однако администрация предприятия, в свою очередь, выступила с расчетами доказывающими, что отраслевой коэффициент 1,8 уже был учтен при расчете стандарта оплаты труда и, соответственно, входят в оклад первого тарифного разряда. И вот тут то и появилась юрист ОО "Профсоюз работников Каражанбаса" Наталья Соколова, как в последствии легко выяснилось (и было признано ей самой) с ошибочной формой расчетов по заработной плате. Что, в общем-то, не удивительно, ведь никакого экономического образования Наталья Геннадиевна не имеет и с методологией расчетов знакома лишь отчасти. Нелепость и необоснованность цифр, озвученных в тот период, была видна что называется невооруженным глазом, ведь если взглянуть на общую динамику роста заработной платы, то выяснялось, что зарплату нефтяникам Жанаозеня не только повысили, но более того - вернули так называемый "районный коэффициент". Когда-то (а точнее в советские времена) на Мангистау он составлял 60% от зарплаты, и его получали все - от промышленных рабочих до учителей, врачей и уборщиц. Затем, уже после всех секвестирующих реформ конца 90-х годов, в течение нескольких лет, депутат мажилиса от Мангистауской области Серик Оспанов отчаянно бился за то, чтобы всем бюджетникам этот коэффициент вернули. Или говоря проще, чтобы врачи, полицейские и учителя на Мангышлаке были уравнены в правах с жителями юга и севера республики. Но парламент на такое решение был категорически не согласен. А вот для нефтяников способ увеличения и законную лазейку все-таки благополучно нашли и районный коэффициент в новом договоре включили в тарифную ставку и премию. Правда, один раз премию в полном объеме не выплатили, что тут же вызвало мини-забастовку. Но тут, уже были свои нюансы и сказалась цепная реакция - по условиям договора, премия выплачивается при условиях выполнения плана, а он был сорван из-за :предыдущей забастовки!!! Так что, не вдаваясь в долгие подробности, можно сказать кратко: никаких оснований для двойного, а в ряде случаев и тройного увеличения окладов не было в принципе. Однако, семена, а точнее взятые буквально с потолка цифры легли на благодатную почву и отныне, требование об установлении фантастических даже по меркам Мангистауской области окладах, не сходило с повестки дня.

И здесь явно нелишним будет обратиться к весьма показательным выкладкам. Согласно документам финансовой отчетности, только за период с 2008 года по 2010-й годы заработная плата работников компании пересматривалась в сторону увеличения шесть раз. Например, зарплата оператора добычи 5-го разряда выросла в два раза и составила 250 тысяч тенге в месяц, машиниста цементировочного агрегата и электромонтера - в 2,5 раза, до 190 тысяч тенге, водителя спецтехники - в 2,5 раза, до 250 тысяч тенге. Работники дополнительно получали премии к национальным праздникам (3 раза в год по 40 МРП) и так называемую "тринадцатую зарплату по итогам года.

Ни для кого не было секретом и то, что заработная плата жанаозенских нефтяников была одной из самых высоких в стране. Она не только практически в четыре раза выше, чем в среднем по Казахстану, но в два раза выше, чем у шахтеров и металлургов и в полтора раза выше, чем у их коллег, российских нефтяников Урала и Западной Сибири, также работающих в крайне тяжелых климатических и погодных условиях.

А теперь рассмотрим еще одну важную составляющую - социальный пакет, к которому периодически любили апеллировать так называемые "лидеры забастовки". Кстати, чуть раньше, еще до основных событий, в числе требований появлялась им малопонятная претензия о необходимости "вернуть сухие продуктовые пайки". Со стороны это действительно выглядело впечатляюще - ну уж действительно безобразие - у рабочих даже хлеб отобрали! Однако, как в свое время пояснили журналистам в независимом профсоюзе "Актау" на самом деле все обстояло не так трагично. Оказывается, на большинстве производств ввели систему горячих обедов. А вот сухие пайки действительно отменили. И был момент, когда система обедов и пайков параллельно соседствовала друг с другом. Соответственно, рабочие в обед обедали, а невостребованный паек несли домой. Вот его-то они и требовали восстановить. Потом как-то все само собой улеглось, и о сухих продуктовых пайках "голодные нефтяники" больше не вспоминали. Тем более, что если опять таки обратится к цифрам, то ситуация с социальными выплатами выглядела весьма достойно.

Итак, если опять обратится к документальным сведениям, то выясняется что на период 2011 года официальный социальный пакет работников "Озенмунайгаза" составил 14 миллиардов тенге, или в пересчете 1,1 миллиона тенге на одного работника, что прибавляет 30% дополнительно к фонду оплаты труда. Эти деньги расходовались на оказание материальной помощи при выходе в отпуск, при рождении ребенка, к юбилеям, в связи со смертью работника или члена его семьи, на медицинское страхование, обеспечение спецодеждой, организацию питания и доставку к месту работы, а также на предоставление льготных жилищных займов.

Все взятые на себя обязательства перед работниками компания справно выполняла несмотря на то, что в 2008-2010 годах производственно-экономические показатели "Озенмунайгаза" значительно ухудшились. Как-никак, но нельзя отрицать объективный факт того, что месторождение стареет, соответственно, нефти добывается меньше, а расходы на ее добычу продолжают расти. Уровень добычи снижался хоть постепенно, но зато с пугающей неуклонностью. Так, если в 2007 г. он составлял 6,7 млн. тонн, то в 2010 г. снизился до 5,9 млн. тонн, а в 2011 г. - и вовсе до 5,1 млн. тонн. При этом производственные затраты только росли, также как и численность персонала. Штат был вынужденно увеличен с 7974 человек в 2007 г. до 9095 человек в 2011 г. из-за отсутствия альтернативного рынка труда в Жанаозене и необходимости скрупулезно выполнять программы занятости населения. Подводя итог сказанному, становится понятным, что при таком финансовом раскладе предприятие не могло повысить заработную плату бастующим, о чем его руководство пыталось честно и откровенно рассказать все это время.

Кстати, вопреки распространенному (и усиленно муссирующемуся до сих пор) мнению о том, что коллективы абсолютно всех нефтяных и сервисных предприятий поддержали требования бастующих - на самом деле это далеко не так. Вот, например, ТОО "Бурлыгау", которое специализируется на строительстве и капитальном ремонте скважин последние забастовочные вирусы благополучно обошли стороной. Правда, справедливости ради отмечу, что в свое время после приватизации этого предприятия в 2007 году там были свои трения, связанные с резким падением цен на нефть, вследствие чего значительно сократился объем заказов и в результате сервисные предприятия нефтегазового сектора попали в критическую ситуацию. В общем, как бы то ни было (особо не вдаваясь в глубину и сложность объективных причин), но в марте 2009 г. рабочие этого ТОО вышли на забастовку с требованиями объема работ и повышения заработной платы.

Все спорные вопросы тогда вполне удалось решить мирным и законным путем переговоров - вот что значит умение договариваться и элементарное желание сторон слушать друг друга!.. В мае 2009-го г. впервые в регионе был создан Трудовой арбитраж по рассмотрению трудового спора между работодателем и работниками ТОО "Бургылау". Арбитраж вынес решение, все пункты которого были выполнены в полном объеме. Увеличены размеры заработной платы, улучшены социальные условия, обеспечено медицинское страхование работников и членов их семей, производятся выплаты пособий на оздоровление и многое другое. И, пожалуй, самое главное - руководству ТОО "Бурлыгау" удалось достичь соглашения с представителями работников, профсоюзом и объединить усилия ради сохранения стабильности в коллективе и достижения необходимых производственных показателей. Так же был подписан новый коллективный договор, который предусматривал гораздо больше льгот и привилегий для работников компании, чем прежний (в разумных, пределах, разумеется). В общем, конфликт был полностью и с 2009 г. ни в каких забастовках работники ТОО уже участия не принимали. Несмотря на призывы и провокации со стороны как самих "лидеров стачкомов", так и представителей всевозможных политических движений рабочие "Бурлыгау" ни под каким видом не поддержали прошлогоднее "забастовочное движение", тем самым во многом предотвратив распространение дестабилизации по всему городу. И вот благодаря своей стабильной работе предприятие в достаточно короткий срок смогло инвестировать значительные средства в модернизацию, обновление и увеличение своих производственных мощностей. Все это в целом не могло не оказать положительного воздействия на настроение в трудовом коллективе и, естественно, на дальнейшей работе самого ТОО, которое так же входит в число градообразующих предприятий Жанаозена и общее число работников которого в настоящее время перевалило за две тысячи человек. К слову, после восстановления стабильной работы предприятия и, соответственно, появления новых заказов всем сотрудникам опять регуляр но выплачиваются ежемесячные премии за выполнение плана работ. Однако, повторимся, такие результаты могли быть возможны лишь при желании самих людей слушать приводимые им аргументы и искать возможность для взаимоустраивающего компромисса. А в случае с АО "Озенмунайгазом" и АО "Каражанбасмунай", похоже, такого желания у сторонников радикальных мер выражения своих "протестных настроений", к сожалению, не оказалось.

Переговоры с бастующими шли очень и очень долго. С ними неоднократно встречалось и руководство самих компаний, и руководство области, которые что называется "на пальцах" терпеливо разъясняли людям необоснованность их требований, но любой разговор неизбежно заходил в тупик. Тогда многими наблюдателям со стороны, казалось, что все упирается в кружащий голову запах "шальных денег", но как выяснилось позже, дело обстояло гораздо серьезней, и уже в те дни в рабочей среде началась вести откровенно провокационная работа со стороны.

Впрочем, не будем забегать вперед, а вернемся к непосредственной хронологии событий. Итак, после того, как стало ясно, что уговоры ни к чему не приведет, разговор перешел в сугубо юридическую плоскость. 24 мая городской суд Жанаозена рассмотрел заявления работников "Озенмунайгаза" и вынес решение, согласно которому все выдвинутые требования признаны необоснованными и незаконными. А незадолго до этого, 20 мая решением Тупкараганского районного суда забастовка работников "Каражанбасмуная", ТОО "АргымакТрансСервис" и ТОО "ТулпарМунайСервис" была признана незаконной и решение суда обращено к немедленному исполнению. Говоря проще - к прекращению забастовки. Кроме того, согласно выводам, прозвучавшим в зале судебных заседаний, необоснованность требований участников забастовки "Каражанбасмуная" о повышении заработной платы с учетом отраслевого и территориального коэффициентов ранее также была подтверждена заключениями Департамента труда и социальной защиты по Мангистауской области, Министерством труда и социальной защиты, разъяснением Генеральной прокуратуры РК и выводами межведомственной комиссии под руководством вице-министра труда и социальной защиты от 13 мая 2011 г.

Практических выводов по вынесенному решению бастующие, к сожалению тогда так и не сделали, и на рабочие места никто выходить не спешил. И в результате того, что забастовка была признана судом незаконной, руководству предприятий ничего не оставалось как пойти на решительные меры - и приступить к расторжению трудовых договоров с теми работниками, кто, грубо нарушая трудовую дисциплину, по-прежнему отказывается выходить на работу.

В результате, увольнения были произведены и часть работников, говоря юридическим языком, из категории бастующих плавно переместилась в категорию "временно не работающих". И почему впоследствии, некоторые СМИ относящие себя к числу "оппозиционных" упорно называли их "бастующими нефтяниками" - честно говоря, было большой загадкой. - Во время всех несанкционированных забастовок, начиная с 2008 года, руководство "Озенмунайгаза" и РД КМГ всегда действовало в правовом русле. - вспоминает бывший генеральный директор АО "Разведка Добыча "КазМунайГаз" Аскар Балжанов. - Соблюдалась установленная законом последовательность действий при трудовом споре. Создавались штабы и примирительные комиссии, организовывалась разъяснительная работа в коллективе. По искам работодателя судом города Жанаозена забастовки признавались незаконными.

Хочу разъяснить по увольнениям. Работников увольняли не за участие в незаконной забастовке и выдвижение требований, а за длительные, без уважительных причин прогулы. Это единственное, что позволил себе работодатель, притом, что терпел большие убытки из-за снижения объема добычи нефти. "Волчьих билетов" никому не выписывали, наоборот, предлагали вернуться. Тех, кто одумался, принимали обратно на работу. Это правило действовало до 1 сентября, дальше компания ждать не могла.

К этому времени окончательно отказались и были уволены за прогулы около 900 работников "Озенмунайгаза". Как известно, они расположились на главной площади города, причем постоянно на площади присутствовало 150-200 человек. На рабочие места уволенных принимались новые работники по нескольким критериям - только жители города Жанаозена с подходящей квалификацией и опытом работы по данной специальности, желательно семейные. Что касается трудоустройства уволенных, такое поручение было дано на совещаниях в правительстве и ФНБ "Самрук-Казына". Нам удалось договориться с одним из подрядчиков о создании примерно 300 рабочих мест по подземному ремонту скважин. Правление РД КМГ изыскало дополнительные финансовые средства, которые обеспечивали уровень зарплаты, сопоставимый с зарплатой в "Озенмунайгазе". Одновременно с этим КМГ изыскал около 200 рабочих мест в других своих подразделениях. К сожалению, представители уволенных на площади дважды наотрез отказались принимать данное предложение по трудоустройству и выдвинули единственно неприемлемый ультиматум - вернуть их только на свои рабочие места: То есть, произошло то, что, практически не имело прецедентов в других странах мира - в очередной раз, оставшимся без работы (причем, как мы уже убедились - уволенным абсолютно законно), было решено пойти навстречу. И именно ради этого в октябре прошлого года, АО "Разведка Добыча "КазМунайГаз" специально создало дополнительно 230 рабочих мест с ежемесячной средней зарплатой от 170 до 270 тысяч тенге на подрядных и сервисных предприятиях, обслуживающих ПФ "Озенмунайгаз" (в частности, сервисное ТОО "Кезби"). Казалось бы, конфликт не только исчерпан, но даже разрешен с определенным профицитом для вчерашних бастующих - взамен им предложили новое места работы с вполне достойными окладами.

Но и из этого, фактически жеста доброй воли со стороны руководства нефтяных компаний опять ничего не вышло. Мало того, в ответ неожиданно был выдвинут целый ряд новых требований, часть из которых вообще уже не укладывалась в никакие логические рамки. Впрочем, судите сами. Итак, отныне "протестующие" требовали: 1. Выплатить все участникам незаконной забастовки пятимесячную заработную плату за простой по вине работодателя (в чем заключалась эта самая вина, естественно, не уточнялось). 2. Уволить всех, кто был устроен на работу в ПФ "Озенмунайгаз" после начала смуты и восстановить забастовщиков на прежних рабочих местах с прежней заработной платой. 3. Внедрить пресловутые отраслевые коэффициенты 1.7 и 1.8 и таким образом дополнительно повысить заработную плату. 4. Освободить от должности директора ПФ "Озенмунайгаз"

5. Вести переговоры до тех пор, пока не будут сформулированы, озвучены и выполнены еще 8 требований (всего у активистов таковых насчитывается приблизительно 12, просто на момент переговоров еще не все были сформулированы до конца). Одним словом, стало ясно, что ни о каком конструктивном диалоге просто не может быть и речи, и любые попытки найти общий язык с "активистами протестного движения" попросту обречены на провал. Почему это происходило, тогда, к сожалению, задумывались далеко не все. А зря - ведь уже многие политологи, эксперты и журналисты указывали на необычайную активность в регионе то эмиссаров от полуподпольной партии "Алга", то от какого-то малопонятного "Социалистического сопротивления", то удивлялись слишком частым визитам депутатов Европарламента, с весьма неоднозначной репутацией. Которые, как было абсолютно ясно уже в те дни, приезжали с единственной целью - любыми путями сорвать весь переговорный процесс... - Разъяснительная работа не дала результатов, - печально вспоминает Аскар Балжанов. - даже притом, что было подключено руководство области, создан координационный штаб. Переговоры с бастующими пытались вести тогда занимавший пост акима Мангистауской области Крымбек Кушербаев, местные власти, даже аксакалы. Но конфликт уже вышел за пределы трудового спора. После того, как город наводнили провокаторы, на компанию начали литься потоки клеветы, стало ясно, что теневые кукловоды ведут ситуацию к дестабилизации...

Чуть позже, уже в ходе судебного процесса стало известно, что еще в апреле 2010 г., Мухтар Аблязов в ходе своей скайп-конференции из Лондона, дал конкретные указания своим подручным по поводу того как "свалить власть" к 2011 г. В частности, им предписывалось создать все условия для того, что бы столкнуть представителей наиболее уязвимых слоев населения с представителями государственных органов. А так как попытки спровоцировать что-либо, как в самом Алматы, так и в других регионах страны, особым успехом не увенчались, то неудивительно, что основным плацдармом для проведения форсированной подрывной деятельности был выбран Жанаозен. Именно тогда и появились в регионе листовки с призывами "стоять до конца", и откровенно провокационными выпадами в адрес власти и государственного строя. Именно тогда, и началось финансирование наиболее активной части "бастующих" со стороны руководства незарегистрированной партии "Алга" и лично Владимира Козлова. Именно тогда, с зажигательно-подстрекательскими речами начали выступать на земле Мангистау Булат Атабаев, Серик Сапаргали и Жанболат Мамай, впоследствии "деятельно раскаявшиеся" на следствии. А в "свободных, независимых и оппозиционных" (по их собственному определению) СМИ развернулась самая настоящая компания по организации акций массового неповиновения. "Республика", "К-плюс", "Взгляд", "Стан-ТВ" - боевые листки и видеоблоги, фактически принадлежавшие беглому преступнику Аблязову, старались буквально перекричать друг друга в призывах к неповиновению властям. Настоящая истерия разыгралась на базирующихся вдали от Казахстана зарубежных интернет-ресурсах относящих себя к "международному рабочему движению", и дополнительно "масла в огонь", активно подливали и всевозможные "грантовые" НПО, вроде тех, что руководимы Галымом Агелеуовым и Бахытжан Торегожиной, и некоторые маститые блоггеры отечественного разлива, типа Гульжан Ергалиевой.

Кстати, многие из них и сейчас, как уже было упомянуто в самом начале статьи, периодически страдают потерей памяти и забывают истинную подоплеку и хронологию событий. Почему или во имя чего - уже другой вопрос: Безусловно, никто и никогда не пытался и не пытается снять долю ответственности в случившемся ни с руководства самих нефтяных компаний, ни тем более с государственных органов. Вялотекущая позиция сторонних наблюдателей, фактически занятая в те дни Министерством труда социальной защиты населения и профильным Министерством нефти и газа, практически полное самоустранение от конфликта руководства Федерации профсоюзов, интриги в стенах областного акимата, некоторые из сотрудников которого втайне наделись на личные дивиденды от эскалации конфликта, все это так же были звенья одной цепи, неумолимо ведущей только к одному - непредсказуемому развитию событий. Да и в руководстве самих нефтяных компаний нашлись и те, кто решил "половить рыбку в мутной воде" и наделся на плечах "протестного электората" въехать в кабинеты первых руководителей, и впоследствии перекроить работу предприятий исключительно под свои личные корыстные интересы. Об этом, уже давно прекрасно все известно, соответствующие оргвыводы были сделаны и некоторые наиболее активные персоналии из числа бывших чиновников и топ-менеджеров, так же предстали перед лицом правосудия. И как минимум нелепо уже сейчас, практически через год после всего случившегося, опять начинать махать кулаками и изобретать новые туманные версии, вкупе с примитивными политическими спекуляциями:

Кстати, уже гораздо позже всего случившегося, отвечая на вопрос, чтобы она сделала, если бы можно было вернуть время вспять - все та же Наталья Соколова, некогда сыгравшая свою печальную роль в разрастании конфликтой ситуации, подчеркнула, что сделала бы все, чтобы конфликт возникший в профсоюзе "Каражанбасмунай" все-таки не перерос в гражданское противостояние:

- Надо было сделать все, чтобы нефтяники сели за стол переговоров, и ни в коем случае не допускать крайних форм акций протеста - забастовок и голодовок...

И уже сейчас, по прошествии определенного количества времени, внимательно анализируя всю картину переросшего в трагедию трудового конфликта, мы убеждаемся, что таких попыток (часть из которых перечислена и в рамках этой статьи) на самом деле было сделано немало. И во многом не вина тех, кто их предпринимал, что все их усилия были грубо сорваны теми, кто меньше всего хотел мира и спокойствия на земле Мангистау. Ну, а сейчас главное - извлечь из славшегося правильные уроки и добиться того, чтобы ничего подобного не повторилось на казахстанской земле впредь. А не пытаться в очередной раз "кроить историю" под себя, как это нет-нет, да и пытаются сделать те, кого, похоже, по-прежнему не утраивает спокойный стабилизационный процесс. В настоящее время в стране предпринимается целый комплекс мер по увеличению социальной ответственности и гармонизации трудовых взаимоотношений, которые в конечном итоге направлены на то, что бы свести к минимуму возможность стихийного проявления недовольства и по максимуму обеспечить разрешение конфликтов цивилизованным путем. Поэтому вряд ли стоит вставлять "палки в колеса" этому крайне важному для всей страны процессу, всячески, любыми правдами, а чаще всего - неправдами педалируя тему жанаозенского конфликта. И тем более, намеренно искажать первопричины и саму предысторию тех, без всякого преувеличения трагических событий, которые еще так свежи в памяти практически всех граждан нашей страны.

27.11.2012

Источник - dialog.kz

centrasia.ru

Предыдущая статьяНовая Газета Казахстан - Когти дракона для снежного барса
Следующая статьяПослом Казахстана в Туркмении назначен Орман Нурбаев| ЦентрАзия