CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

caspiania.org

Смена главы Пентагона в США повлияет на «микроклимат» каспийского региона

3 декабря 2014

В последнее время наблюдается активность в вопросах обеспечения безопасности. Сразу два обстоятельства привлекают к себе внимание. Во-первых, президент США подписал указ, который позволяет американским военным и дальше находиться в Афганистане. Во-вторых, за океаном в отставку подал глава Пентагона Чак Хейгел. С одной стороны, кадровая рокировка будет отражать перемены в сфере безопасности США, с другой -повлияет на три региона: Афганистан, Ближний восток и постсоветское пространство, которые в свою очередь формируют «микроклимат» на Каспии. Ближний восток

Считается, что основанием для отставки Чака Хейгла стала ситуация на Ближнем востоке, где боевики Исламского государства развернули успешное наступление на правительственные войска Сирии и Ирака и уже подумывают над тем, чтобы создать государство. Хотя в США опровергли эту версию отставки главы Пентагона, очевидно, что преемнику Хейгла все равно придется заняться ближневосточной тематикой.

Как известно, в разгар «арабской весны» сирийский президент Башар Асад отказался уходить в отставку, тем самым способствовал тому, что политический кризис перерос в гражданскую войну. Логика политика была незатейливая. Если конфликт приобретет затяжной характер, то, в конце концов, люди прекратят настаивать на своих политических требованиях и выберут стабильность, т.е. действующего президента.

Однако у такой логики на практике появился побочный эффект. В эту страну из Центральной Азии устремились люди, с тем, чтобы принять участие в боевых действиях на стороне радикальных группировок. В связи с этим возникла опасность, что в Сирии они приобретут боевой опыт и завяжут связи с местными террористическими группировками. А по возвращению на родину, «экс-боевики» дестабилизируют обстановку в своих странах. В итоге получается, что война в Сирии способна усилить террористические риски для Центральной Азии и прикаспийского региона.

Вывод носит очевидный характер, чем раньше прекратится эскалация насилия в Сирии и Ираке, тем быстрее Ближний восток перестанет создавать риски терроризма для стран, расположенных в другой географической зоне. В том числе для прикаспийских государств. В этой связи особое внимание привлекают перестановки в оборонном ведомстве США, поскольку они должны сказаться на Ближнем востоке. Так как игнорировать Исламское государство, это все равно, что не замечать слона.

Способность США стабилизировать ситуацию на Ближнем востоке оценивается низко. На это указывает иракская кампания, в ходе которой планировалось установить в этой стране умеренный режим с претензией на демократию. Результат оказался диаметрально противоположным. С другой стороны, Пентагон является военной структурой, в то время как на Ближнем востоке востребована политическая модель, которая способна удовлетворить разные стороны конфликта и укрепить стабильность в регионе.

В связи с этим задача минимум для США и его оборонного ведомства состоит в том, чтобы подорвать потенциал террористических структур и их инфраструктуру на Ближнем востоке. Такой подход также позволит снизить угрозы для стран Каспия, исходящие из вооруженных конфликтов в Сирии и Ираке.

Россия - Запад

Смена главы Пентагона обещает стать знаковым событием как для России, так и для Каспия, поскольку страна является серьезным игроком. На нее приходится большой объем торговли в регионе, и она оказывает сильное влияние на укрепление безопасности.

Как известно, 2014 год преподнес сюрприз США и европейским странам. Политический кризис в Украине трансформировался в военный конфликт и ознаменовался аннексией Крыма. В США и других странах мало кто ожидал, что Россия пересмотрит государственные границы, считающиеся «священной коровой» в Европе. Ожидается, что ситуация вокруг Украины заставит пересмотреть отношение США и его партнеров по НАТО к России. Если прежде она рассматривалась как партнер в сфере безопасности, то теперь по факту в ней видят дестабилизирующий элемент. Как отметила канцлер Германии Ангела Меркель в Бундестаге, «действия России ставят под вопрос мирный порядок в Европе и демонстрируют пренебрежение к международному праву».

До сих пор США и страны Европы использовали политические и экономические санкции в отношении России, но пока напряженность между сторонами не трансформировалась в сферу безопасности. Однако, скорее всего, статус-кво будет нарушен. Поэтому многое зависит от следующего главы Пентагона.

Между Москвой и ее партнерами по «G-8» было подорвано доверие, которое носит чувствительный характер в сфере безопасности. В связи с этим напряженность, наблюдающаяся в отношениях между Москвой и западными странами, о чем свидетельствовал саммит «G-20» в Брисбене, отразится на позиции России в военно-политических документах западных стран. Первый заместитель главы Пентагона Боб Ворк 29 ноября уже сообщил о том, что при корректировке военной доктрины, США будут акцентировать внимание на угрозах со стороны России и Китая. Ранее Ворк заявил о том, что обе страны стремятся пересмотреть мировой порядок, который сложился после второй мировой войны. Но, скорее всего, речь идет о порядке, который возник после окончания «холодной войны». Он на самом деле не устраивает нынешнее российское руководство и об этом в Москве говорят прямо.

Сейчас важно знать в каком облике предстанет Россия на Западе, т.е. какой статус она получит. От него будут отталкиваться военная доктрина и подобные документы. Если это враг, то понятно, что западные страны будут предпринимать меры и действия, направленные на сдерживание России, на ограничение ее влияния на евространы и на постсоветское пространство. Если партнер, то речь будет идти о сотрудничестве. Скорее всего в США и странах Европы политики и военные не станут использовать категоричные определения в отношении России, а предпочтут «гибкие» термины - «ни враг, ни брат!».

Запад уже сейчас видит в Москве «дестабилизатора» (Ангела Меркель) и «трансформера» (Боб Ворк) мирового порядка. Очевидно, что в одном случае задача США и европейских государств состоит в том, чтобы сохранить статус-кво, в другом - не дать России менять что-либо.

Безопасность не терпит сослагательных наклонений, она больше полагается на гарантии, которые призваны исключить саму возможность появления угроз и рисков. В данном случае речь идет о пересмотре границ в Европе и мерах, способных исключить повторения крымских событий. Какие инструменты будут использовать США и Европа зависит от того, какой видят западные политики Москву. Это может быть «игра мускулами», усиление сил НАТО на границах с Россией, а может быть «пояс безопасности» вокруг этой страны.

Проблема для США и Европы заключается в том, что российский лидер Владимир Путин - это президент не одного срока. Он формальный и в то же время неформальный лидер, имеющий большое влияние на процесс принятия решений, даже занимая при этом менее значительные должности. Уже по этой причине стратегия США (в том числе военная доктрина, - ред.), стран Запада и НАТО по отношению к России должна учитывать «фактор Путина», т.е. изначально носить долгосрочный характер.

Каким образом противостояние Москвы и западных государств коснется каспийского региона?

На астраханском саммите глав прикаспийских государств в конце сентября этого года было достигнуто соглашение о том, что внерегиональные страны не могут создавать свои военные базы в акватории моря. Тем самым пять стран сошлись на том, что обеспечивать безопасность на Каспии будут своими усилиями. В таком случае геополитическое противостояние, равно как смена главы Пентагона, обойдет стороной Каспий. Однако рассчитывать на такой оптимистичный исход, скорее всего, не придется. Попытка США и Европы сбить с ног Россию чревато последствиями, т.к. эта страна играет заметную роль в экономике каспийского региона и в сфере обеспечения безопасности.

Ослабление России, во-первых, усиливает террористические риски для ее соседей по Каспию. Хотя бы потому, что на ее территории пока сохраняют активность незаконные бандформирования. Во-вторых, ослабление России - это усиление браконьерской активности, рост теневой экономики и, в конце концов, опасность криминализации местного населения. И с подобного рода угрозами столкнется не только Россия, но и ее партнеры по Каспию.

Афганский сектор

Большой проблемой для США остается Афганистан, который является больным «человеком востока». Гражданская война в стране не утихает на протяжении более 30 лет, антитеррористическая кампания США только подбросила дрова в горящий огонь.

В ходе предвыборной кампании президент США Барак Обама пообещал американским избирателям вывести военнослужащих из Ирака и Афганистана. Реализовать этот замысел оказалось трудно, поскольку уйти из этой страны - значило оставить ее наедине с имеющимися проблемами в сфере безопасности. В Афганистане существует вполне реальная опасность дестабилизации ситуации, способная привести к появлению более радикального режима под боком Центральной Азии, который станет генерировать риски для соседних государств.

В 2014 году США планировали вывести своих военнослужащих из Афганистана, оставив там ограниченный контингент военных. По разным оценкам от 6 до 15 тыс. человек, задача которых заключалась не в участии в боевых действиях, а в подготовке афганских военных. Для этого Вашингтону необходимо было подписать специальное соглашение в сфере безопасности с Кабулом, чего так и не удалось сделать. Экс-президент Афганистана Хамит Карзай наотрез отказался заключать с США подобное соглашение.

22 ноября парламент Афганистана одобрил соглашение с США и НАТО о продлении мандата международных войск. Документ разрешает военной коалиции западных государств оставить в следующем году в стране порядка 12 тысяч военнослужащих для оказания поддержки местным силам безопасности. Соглашение позволяет военным США воевать как с Аль Каидой, так и с боевиками Талибан.

23 ноября президент Барак Обама подписал указ о расширении военного присутствия США в Афганистане. По данным издания «The New York Times», документ «позволит им (американским военнослужащим, - ред.) напрямую участвовать в боях, по меньшей мере, еще один год в опустошенной войной стране». Хотя ранее руководство США заверяло, что военнослужащие не будут принимать участия в боевых действиях.

Характер двух документов указывает на то, что в Афганистане обстановка продолжает оставаться сложной. Руководство страны не может самостоятельно обеспечить безопасность государства, а потому нуждается в американском присутствии. В таком выводе нет ничего нового. Афганистан, в глазах глобальных экспертов, и прежде выглядел «нежизнеспособным государством». Вывод состоит лишь в том, что за прошедшие годы боеспособность афганской армии не выросла.

Тенденция негативная для каспийского региона и в определенной степени иллюстрирует бесперспективность политики США по отношению к энергоресурсам региона. Американские политики ратуют за диверсификацию маршрутов поставок нефти и газа из Каспия на мировые рынки.

Во-первых, это позволит гарантировать стабильность поставок энергоресурсов на внешние рынки: если они по техническим, экономическим и политическим причинам не потекут по одной трубе, то потекут по другой. Во-вторых, каспийская нефть и газ - это дополнительное предложение, способное стабилизировать рынок и оказать давление на цены.

На практике США собственными руками закупоривают «горловину» каспийского региона. Война в Афганистане не позволяет транспортировать энергоресурсы Каспия через эту страну, в Пакистан, Индию и страны АТР. Фактически Россия, Китай и страны Кавказа выступают единственными маршрутами поставки нефти и газа на глобальный рынок.

Власти США традиционно делают акцент на военное решение афганской проблемы, в то время как их политические рецепты: демократия, выборы, представительные институты - в афганских реалиях оказываются недееспособными. В связи с этим, очередное назначение главы Пентагона приобретает особую ценность, т.к. является проекцией политики США в Афганистане, и отчасти в Центральной Азии и на Каспии.

Замир Каражанов

caspiania.org

Предыдущая статьяВ Турменистане запретили ввоз марганцовки, - СМИ
Следующая статьяТуркменистан и Казахстан занимают лидирующие позиции на континенте по объему производства энергоносителей, - Бердымухамедов