CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

В Москве опасаются возвращения исламистов из Сирии

3 декабря 2014

Власти пытаются убедить не возвращаться в Россию 2 000 присоединившихся к исламскому государству экстремистов После смерти «эмира Кавказа» Доку Умарова у России появился новый враг, Тархан Батирашвили. Этот известный под именем Абу Умар аш-Шишани 28-летний чеченец (уроженец Грузии) пообещал «освободить Кавказ и Чечню, если будет на то воля Аллаха». Но в отличие от своего предшественника, новая цель номер один российских спецслужб сражается не с российскими войсками в кавказских лесах, а в рядах Исламского государства в Сирии: он стал одним полевых командиров движения. В 2008 году он участвовал в российско-грузинской войне на стороне Тбилиси, а затем обратился в радикальный ислам, отсидев срок в тюрьме.

В 2012 году он вылетел в Турцию, а затем присоединился к священной войне против Башара Асада, возглавив «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» (одна из многочисленных вооруженных группировок в Сирии, состоящая из экстремистов из бывшего СССР). Хотя аш-Шишани (по-арабски означает «чеченец») не раз объявляли мертвым, он все также воплощает в себе новое лицо исламистского терроризма, который выходит за пределы российских границ и, как ни странно, дает временную передышку окунувшимся в пучину насилия кавказским республикам.

По некоторым оценкам, всего к Исламскому государству присоединились почти 2 000 российских граждан. Первая волна (в ней главным образом были чеченцы) прибыла после начала сирийской революции, чтобы свергнуть неверного Башара Асада. Вторая волна (сюда по большей части вошли салафиты из Дагестана) откликнулась на призыв Исламского государства после его формирования. Их сердца покорило обещание построить на Ближнем Востоке режим с опорой на законы шариата при том, что в России их повстанческое движение зашло в тупик. Олимпийские игры в Сочи и связанное с ними усиление мер безопасности стали дополнительным толчком к отъезду. На улицах дагестанских городов прошли демонстрации с призывом к джихаду в Сирии и протесты против исчезновения исламистских активистов, в которых, как считают некоторые, не обошлось без полиции. В православных регионах появились свои сети вербовщиков, которые стремятся поймать потерявшее связи с корнями мусульманское население.

Такая ситуация вызывает у российских властей смешанное чувство облегчения и страха осложнений в будущем. Как отметил директор ФСБ Александр Бортников, главная опасность заключается в том, что эти террористы могут вернуться обратно. Россия также ужесточила уголовный кодекс, увеличив с двух до шести лет тюрьмы наказание за участие в незаконных бандформированиях на иностранной территории в целях, противоречащих интересам Российской Федерации.

11 ноября чеченский суд уже приговорил к двум годам уроженца республики, который сражался в рядах Свободной сирийской армии с ноября 2013 года по январь 2014 года. Эта организация выступает за демократию и пользуется поддержкой Запада, но сегодня оказалась в меньшинстве. Москва же всегда стояла на стороне Башара Асада. Как бы то ни было, нельзя сказать, что местные спецслужбы с таким уж неудовольствием наблюдают за добровольным уходом из страны своих заклятых врагов.

«Дагестанские власти, например, посылают туда людей, чтобы они уговаривали их остаться там. То есть: "Ребята, раз вы уехали, то уж оставайтесь там и не возвращайтесь обратно". Это, действительно, очень перспективный метод работы, потому что возвращение этих людей - самая большая угроза для РФ», - объясняет старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов. В этом им обычно помогают семьи исламистов.

Тем не менее это весьма рискованный шаг. Интеграция кавказцев на новой земле оказалась непростой задачей. Арабское население всегда видело в них пособников колониальных властей, как во времена Османской империи. Так обстоят дела с черкесской диаспорой в Сирии, которая по-прежнему хранит верность режиму Асада. Эмигрировавшие вместе с семьями новые кавказские исламисты обычно держатся закрытыми общинами, как, например, в районе Алеппо, где ей руководит чеченский лидер Абу Абдурахман. Неважно, укрепится ли или развалится Исламское государство на Ближнем Востоке, эти кавказцы, как считают эксперты, все равно вернутся в Россию. А это означает опасность того, что некоторые могут превратиться в нового имама Шамиля, который с 1830 по 1860 год боролся с российскими захватчиками и даже установил на Кавказе зародыш настоящего государства.

inozpress.kg

Предыдущая статьяИГИЛ использует социальные сети для вербовки таджиков
Следующая статья«Вашингтон угрожает Алиеву революцией» (о методах ЦРУ в России и Азербайджане)