CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Газовые зигзаги Ашхабада : Деловая Неделя.

20 июня 2009

Газовые зигзаги Ашхабада

19 июня 2009г. ? 24 (852), Деловая Неделя, Казахстан

Юрий Сигов, Вашингтон

Китай и США постепенно вытесняют с туркменского газового рынка Россию

Несмотря на все старания, многочисленные визиты и переговоры, а также посулы вечной дружбы и многомиллиардных инвестиций, до сих пор ни одной стране - что большой и далекой, что не менее большой и очень даже географически близкой, не удалось перетащить на свою сторону Туркменистан. А если учесть, что этим усиленно занимаются последние несколько лет и Москва, и Пекин, и Вашингтон, и Тегеран, и Евросоюз, то политике туркменского президента Бердымухамедова можно только удивляться, а кое-кому и по-хорошему завидовать.

Пока все «стратегические партнеры» Ашхабада на перебой рвутся подтвердить свою дружбу и сотрудничество с туркменской стороной, эта самая сторона быстренько «разводит» друзей-союзников по самым дальним углам. А тех, кто особенно на «дружбу и сотрудничество» напирает по дипломатическим и «лично-президентским» каналам, туркменский лидер оставляет фактически ни с чем, давая понять, что в своем прежде всего «газовом хозяйстве» именно он, а никто другой хозяин.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что с начала нынешнего года периодически чуть ли не «газовую победу» над Туркменистаном объявляли то Россия, то руководство Евросоюза, а то и Соединенные Штаты считали, будто официальный Ашхабад уже полностью развернулся в их сторону и вроде бы даже совсем склонился к присоединению к транскаспийской трубе.

Но оказалось, что тише и одновременно эффективнее всех в этих «туркменских комбинациях» действовали китайцы, оставившие с носом всех остальных международно-домогавшихся туркменского благословления партнеров. А сам президент Бердымухамедов еще раз продемонстрировал, насколько трудно будет любой стране, рвущейся в список друзей Ашхабада, что-то с этого реально заработать.

Если денег не даст Россия, то на помошь Ашхабаду прийдут Пекин и Вашингтон

Не секрет, что при всей привлекательности газового потенциала Туркменистана за его разведку и доставку оттуда природного газа на мировые рынки кто-то должен платить. Помимо этого, с советских времен туркменское газовое хозяйство и инфраструктура уже сильно изношены, поэтому и в эту сферу кто-то должен инвестировать (причем немалые деньги) для того, чтобы газовая отрасль Туркменистана и дальше развивалась.

Но никто и никогда не будет инвестировать в крупные энергетические проекты «за просто так» - каждый потенциальный инвестор, конечно же, хотел бы получить от Ашхабада какие-то конкретные привилегии и выгоды прежде всего для себя. И в этом плане туркменское руководство уникально для всей Центральной Азии до сих пор никому так и не пошло «на политический поклон», продолжая тем не менее попытки заполучить финансирование под свои газовые проекты. Как известно, в этом году между Россией и Туркменистаном было уже несколько «газовых размолвок». Причем Москва из-за неуступчивости позиции Ашхабада решила и сократить забор газа у Туркменистана для европейского рынка, и не спешить с инвестициями в разведку новых месторождений на туркменской территории.

Обычно в тех условиях, когда Россия по каким-то причинам портит отношения с какой-то страной СНГ, на ее место тут же со своими денежно-проектными предложениями спешат Соединенные Штаты. Так, наверное, было бы и в случае с Туркменистаном. Но отношения между Вашингтоном и Ашхабадом стали потихоньку нормализовываться только в последние год-полтора. А до этого в туркменском руководстве откровенно побаивались сотрудничать с Америкой, считая американцев столь же «коварными», как и представителей российских компаний (особенно энергетических). И здесь свою нишу в «туркменском газовом хозяйстве» грамотно заняли китайцы. Они предложили Туркменистану целевой кредит на 3 млрд. долларов для освоения газового месторождения Южный Илотань. При этом Пекин не сопровождал предоставление подобного кредита ни требованиям к Ашхабаду улучшить ситуацию с правами человека, ни освобождать политических заключенных, ни другими «гуманитарными просьбами», которыми обычно туркменское руководство допекают американцы и западноевропейцы.

С учетом же того, что почти два месяца Туркменистан ничего фактически не прокачивал через российские трубы, китайские деньги оказались хорошим подспорьем для местного бюджета. Но Пекин, как и другие страны, в благотворительных целях миллиардами по свету не привык разбрасываться - полным ходом сейчас идет строительство газопровода из Туркменистана в КНР через территорию Казахстана, по которому китайцы будут получать от 30 до 40 млрд. кубометров природного газа. Готовы китайцы и платить «разумную цену» за туркменский газ в зависимости от той рыночной конъюнктуры, которая сложится к началу будущего года. А вот Россия пытается выторговать у Ашхабада либо снижения цены за поставляемый газ, либо снизить его объемы поставок, поскольку условия для продажи природного газа в Европу сейчас складываются не самые выгодные для продавца.

Тем самым нынешний «финансовый реверанс» в сторону Туркменистана со стороны Китая говорит о том, что пока Россия и Соединенные Штаты будут общаться с официальным Ашхабадом с помощью методов давления (Москва) и «постепенной нерешительности» (США), китайцы могут вполне занять выгодную нишу в газовой сфере Туркменистана и еще больше укрепить свои позиции на энергетическом рынке этой страны.

Сотрудничать будем со всеми, кто станет выполнять наши условия

Здесь стоит вновь отметить чрезвычайно специфическую и мало кем что в России, что на Западе понимаемую внешнюю политику, которую старается проводить (в том числе и в энергетической области) туркменский президент. Гурбангулы Бердымухамедов всегда действует исключительно в интересах не столько каких-то особых государственных интересов Туркменистана, сколько для закрепления личного (и его команды) контроля над газовыми поставками из республики в любом направлении.

Туркменский президент вот уже более двух лет «не прислоняется» ни к России, ни к США, ни к ЕС, ни к тому же Китаю. Всех он их держит на «почтенном расстоянии», давая понять периодически каждому из них, что стоит кому-то одному чересчур «надавить» на Ашхабад, как Бердымухамедов тут же совершает искусный маневр в направлении другого партнера, который оказывается в тот момент более выдержанным и терпеливым.

В официальных документах туркменского руководства четко сказано, что процесс диверсификации энергетического сотрудничества страны - ключевой аспект ее внешней политики. Поэтому фактически ни одной из стран, сколько вроде бы влиятельной она ни была на туркменском рынке, не стоит особо рассчитывать на какие-то преференциальные отношения с Ашхабадом.

Напротив - если на Туркменистан по каким-то каналам начинается давление (или туркменам кажется, что вчерашний добрый партнер так себя ведет), то Бердымухамедов тут же разворачивает «газовую лодку» в другом направлении, благо желающих сотрудничать с Ашхабадом и его газовыми ресурсами по всему миру больше, чем достаточно. Вспомним, как Ашхабад фактически «кинул» российский «Газпром», когда продавал ему весь этот год газ по европейским ценам даже при условии, что сама российская сторона несла на европейских рынках по разным причинам весьма приличные потери. В Москве же резонно думали, что в обмен на такие выгодные закупки туркменского газа Бердымухамедов не будет больше вести переговоров с европейцами ни о Nabucco, ни о других альтернативных российским вариантах.

Но не тут-то было. То, что туркменский президент не подписал так называемую «энергетическую каспийскую хартию» в начале мая в Праге, еще далеко не значит, что Туркменистан отказался от участия в проекте Nabucco. Выяснилось, что туркменская сторона не горит особым желанием (или делает вид, что не горит) участвовать в сооружении транстуркменского газопровода, в котором был заинтересован «Газпром».

При этом российская сторона думала, что Гурбангулы Бердымухамедов отдаст ей и прокладку этого газопровода, и дальнейшую перекачку туркменского газа на север через российскую территорию на европейские рынки. Однако как только туркменский президент такое соглашение подписывать отказался, Россия его тут же «наказала», снизив закупки туркменского газа, и нанесла тем самым серьезный финансовый удар по Ашхабаду.

Тогда туркменский президент попросил денег не у России, а у Китая (и он их получит). А на прокладку газопровода по своей территории он объявил международный тендер и оставил тот же «Газпром» с пустыми руками. И опять-таки если бы переговоры с туркменским лидером вели либо опытные дипломаты, либо первые лица российского государства, положительного результата, может быть, для России и можно было достичь. Но сейчас в «газовую игру» в Туркменистане вновь активно включился Китай, а его потом из республики и России, и США выдавить будет крайне сложно.

Впереди - Nabucco и много другого, не менее интересного

В самое ближайшее время Туркменистан будет продолжать вести «газовую комбинацию» не только по будущему проекта Nabucco, но и Прикаспийскому газопроводу, расширению ветки газопровода, идущего в Иран, и ведение возможных переговоров с Азербайджаном по спорным месторождениям в зоне Каспия.

Американцы уже неоднократно уговаривали туркменского президента согласиться на проект Nabucco, который без туркменского газа по крайней мере на данном этапе просто не имеет смысла. Просили об этом же Ашхабад и европейцы, для которых идея получения энергоресурсов в обход России и ее трубопроводов давно уже стала чуть ли не основополагающей. В свою очередь Бердымухамедов при всех вариантах давления на него и заверении в вечной и нерушимой дружбе со стороны США и ЕС (особенно финансовой) все же пока предпочитает держать их «на крючке», надеясь выторговать для себя по максимуму и помощь в виде инвестиций, и получение технологий для газодобычи, и гарантии участия западных компаний (особенно европейских) в разведке новых перспективных месторождений.

Не рвет окончательно своих отношений Бердымухамедов и с «Газпромом». В любом случае идею по Прикаспийскому проекту вдоль берега Каспия на север через российскую территорию никто не отменял. А то, что Туркменистан нынче с Россией ведет подковерную дипломатическую борьбу за газ и большие деньги - так это абсолютно нормально для нынешних прагматических времен, где не осталось никаких союзников и друзей, а есть только «заклятые партнеры», стремящиеся при возможности чаще придушить соседа, чем помочь ему.

Помимо Китая, с Туркменистаном в свои «газовые комбинации» играет и Иран. Для Тегерана туркменский газ важен прежде всего для снабжения северных районов страны. Но не откладывается насовсем и идея прокладки газопровода из Туркменистана через территорию Ирана к берегам Персидского залива, что даст возможность Ашхабаду полностью выйти на «мировой рыночный простор» и начать экспортировать природный газ и в южном направлении.

И, наконец, Ашхабад сохраняет варианты прокладки газопровода через Каспий в Азербайджан и далее в Турцию вне зависимости от того, будет ли проложен в конечном итоге трубопровод Nabucco, или он так и останется бумажно-политической декларацией. Нормализации отношений между Ашхабадом и Баку во многом содействуют Соединенные Штаты, для которых сотрудничество двух крупнейших энергоэкспортеров на Каспии принципиально и стратегически важно. В целом же энергетическая политика Туркменистана будет по-прежнему оставаться малопонятной и еще меньше предсказуемой и для Соединенных Штатов, и для России, и всех других важнейших (в том числе - потенциальных) покупателей туркменского газа на мировых рынках. Ясно только одно: Ашхабад на обозримую перспективу будет находиться в центре их внимания, а с Бердымухамедовым и его видением международного энергетического бизнеса придется всерьез считаться даже тем, кто до сих пор относится к Туркменистану скептически и без должного уважения.

dn.kz

Предыдущая статьяКуда пристроят Ахметова? : Деловая Неделя, Казахстан
Следующая статьяСША готовы уйти, но надеются остаться : Казахстан. Деловая Неделя