CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

ИноСМИ.Ru | Китай заключил с Туркменией крупный газовый контракт

9 июня 2009

Китай заключил с Туркменией крупный газовый контракт ("United Press International", США)

Джон Дэли (JOHN C.K. DALY)

08 июня 2009, ИноСМИ.Ru

Из четырех новых государств, имеющих выход к Каспийскому морю, которые возникли в 1991 году после распада Советского Союза, три - Российская Федерация, Азербайджан и Казахстан - активно добывают нефть. Четвертое из постсоветских государств Каспия - Туркмения - не столь богато нефтью, зато не испытывает недостатка в природном газе.

После того, как 21 декабря 2006 года неожиданно умер 'пожизненный президент' Туркмении 'Туркменбаши' ('отец туркмен') Сапармурат Ниязов, Россия, Соединенные Штаты и Китай начали жестокую подковерную борьбу за доступ к обширным, но в основном неразработанным газовым месторождениям страны. Сейчас, два с половиной года спустя, после всех предложений и контрпредложений, преимущество, кажется, получил Пекин. Это решение наследника Ниязова президента Гурбангулы Бердымухаммедова определенно вызовет серьезное недовольство, как в Вашингтоне, так и в Москве.

Приз выглядит крайне привлекательно: по оценкам советских геологов, Туркмения обладает четвертыми по величине в мире запасами газа, объемом от 10 до 14 триллионов кубометров. Туркменбаши часто хвастался газовыми богатствами страны, оценивая их еще выше - до 24 триллионов кубометров, однако западные энергетические фирмы считали это наглым бахвальством. Так BP предполагала, что туркменские запасы газа составляют примерно одну десятую от названного. Прошлым летом Бердымухаммедов, чтобы, наконец, разрешить этот вопрос (и заодно привлечь необходимые иностранные инвестиции), решил отказаться от ниязовских традиций скрытности и пригласил уважаемую британскую фирму Gaffney, Cline & Associates провести независимый аудит недавно открытого газового месторождения Южный Иолотань-Осман.

Итоги заставили скептиков умолкнуть, GCA оценила запасы газа в месторождении в 4-14 триллионов кубометров, что делает Южный Иолотань-Осман пятым или четвертым по размеру газовым месторождением в мире. К прискорбию 'Газпрома' и западных энергетических концернов, разрабатывать его предстоит не им.

Вернувшись из поездки в Пекин, вице-премьер Туркмении Тачберды Тагиев сообщил Бердымухаммедову, что Китай готов предоставить Туркмении кредит в три миллиарда долларов на разработку Южного Иолотаня. Беседуя с журналистами в Ашхабаде - столице Туркмении, Тагиев был не слишком скромен в оценках возможностей Туркмении наращивать добычу: 'Раз мы уже сейчас добываем 50 миллиардов кубометров в год на одном только Южном Иолотане, мы можем обеспечить газом любую страну на сто лет. В настоящий момент мы добываем 80 миллиардов кубометров газа. Вдобавок, малазийская Petronas-Carigali и прочие компании, действующие на шельфе Каспийского моря, могут добывать еще 20 миллиардов'.

Как же вышло, что Кремль и Соединенные Штаты упустили такую возможность? Дело в том, что, при всех различиях, есть у них и одна общая черта - они оба относились к туркменскому правительству как к нищей деревенщиной, которую нетрудно обвести вокруг пальца.

Так Ниязов долгие годы был недоволен политикой 'Газпрома', руководствовавшегося принципом 'покупай дешево, продавай дорого' и даже несколько раз прекращал экспорт в знак протеста против низких цен, назначенных российской компанией. Кроме этого, он пытался найти другие транспортировки газа. Например, в 1997 был открыт 125-мильный трубопровод в Иран 'Корпедже - Курт-Куи' с пропускной способностью около 8 миллиардов кубометров в год. В апреле 2006 года, за восемь месяцев до смерти, Ниязов расширил свои горизонты и подписал соглашение с Китаем об экспорте природного газа и строительстве к 2010 году трубопровода Туркменистан-Китай с пропускной способностью 30 миллиардов кубометров в год. В прошлом году Бердымухаммедов дал китайской нефтяной компании санкцию на строительство газопровода, и, когда в следующем году он войдет в строй, Россия фактически потеряет контроль над экспортом туркменского газа.

Хотя правительство Ниязова соблюдало договоренности с Россией и поставляло ей ежегодно 50 миллиардов кубометров, параллельно оно рассматривало еще три проекта газопроводов: Трансафганский газопровод, пропускная способность которого, как и у китайского газопровода, должна была бы составить 30 миллиардов кубометров в год; газопровод в обход Каспийского моря, который мог бы способствовать экспорту туркменского газа в Европу, и газопровод в Объединенные Арабские Эмираты, который предполагалось провести через Афганистан и Пакистан. Ни один из этих проектов не перерос стадию обсуждения, но все же они должны были бы дать руководителям 'Газпрома' понять, что в Туркмении недовольны политикой компании.

'Газпром', забиравший себе львиную долю экспортного туркменского газа бесцеремонно отметал все попытки Бердымухаммедова добиться более высоких цен. 2 января агентство 'ИТАР-ТАСС' сообщило, что Россия возобновила контракт с Туркменией на закупки газа 'по мировым ценам' - то есть по 340 долларов за тысячу кубометров.

Столкнувшись с падением спроса на газ - и, соответственно, выручки - в Европе, 9 апреля 'Газпром' в одностороннем порядке решил ограничить импорт газа из Туркмении и внезапно сократил прием газа через построенный еще в советские времена трубопровод САЦ-4 Давлетбат-Дарьялык на 90-95 процентов. Устаревшая трубопроводная сеть не справилась с резким спадом давления, и в результате неподалеку от туркменско-узбекской границы по пока необъясненным причинам произошел взрыв, полностью прекративший подачу туркменского газа в Россию. Поставки до сих пор не восстановлены, Ашхабад пребывает в ярости и угрожает 'Газпрому' судом.

Как же обстоят дела у Китая? В отличие от США он не обременен привычкой читать лекции о необходимости экономической прозрачности и соответствия стандартам прав человека, зато у него много твердой валюты. В таких условиях, Китай быстро и без проблем оказался для Туркмении новым - и весьма ценимым - партнером. На тот случай, если кто-то в этом сомневается, 5 июня Бердымухаммедов прямо сказал: 'Китай стал стратегическим партнером Туркмении'.

Доверие Ашхабада к Китаю подчеркивает и то, что в прошлом августе, во время визита китайского президента Ху Цзиньтао (Hu Jintao) в Туркмению, туркмены предложили ему расширить контракт на поставки и увеличить экспорт газа с 10 до 40 миллиардов кубометров в год, еще до ввода в действие газопровода Туркмения-Китай. Как к своему несчастью пришлось убедиться Москве и Вашингтону, туркмены - не какая-то нищая деревенщина, которую легко обмануть кучкой долларов и фокусами с Уолл-стрит. Растущая экономика Китая дает Ашхабаду все основания быть полагать, что Пекин вряд ли сократит импорт, даже если в какой-то момент это покажется ему выгодным.

Предпочитая долговременный, справедливый и равноправный контракт сулящим быстрое обогащение капиталистическим уловкам Москвы и Вашингтона, Бердымухаммедов действует в соответствии с мудрой пословицей своих предков: 'большое терпение - ключ к счастью'.

inosmi.ru

Предыдущая статьяКазахстан: вчера, сегодня, завтра. Часть 1 / Интернет-газета. Казахстан.
Следующая статьяВ Узбекистан с визитом прибывает министр экономики ОАЭ - - ИА REGNUM