CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

«Каспийский дележ» без Ирана? :: Казахстан. Деловая Неделя.

7 ноября 2009

«Каспийский дележ» без Ирана?

6 ноября 2009г. ? 42 (870), Казахстан. Деловая Неделя

Юрий СИГОВ, Вашингтон

Четверка постсоветских стран по-прежнему планирует сотрудничество на Каспийском море, а Соединенные Штаты готовы ввести новые жесткие санкции против Ирана

Пока бывшие советские республики, выходящие на Каспийское море, намерены расширять сотрудничество между собой, пятому «каспийскому переговорщику» давно уже не до мирных дискуссий об экономическом сотрудничестве в регионе. Иран по-прежнему ведет упорную и изнурительную борьбу с членами Совета Безопасности ООН и руководством МАГАТЭ, которые пытаются любыми путями заблокировать осуществление иранской ядерной программы.

Хотя каспийские неувязки относительно статуса моря-озера уже давно даже самими странами региона воспринимаются как само собой разумеющееся, состояние постоянной неразрешимости важнейшей проблемы Каспия - его границ и недр-давно по идее просто обязано подвинуть выходящие на него страны к поиску либо каких-то явных компромиссов, либо каких-то нестандартных решений.

И тот факт, что четыре республики, входившие еще сравнительно недавно в единое государство, этими вопросами сейчас вплотную занимаются - весьма показательно (особенно если учесть, что очередной каспийский саммит в Баку все-таки состоится). Как и немаловажно то, что намечающиеся новые санкции западных стран против Ирана еще до такого саммита могут привести к резкому обострению ситуации не только в районе Персидского залива, но и непосредственно на самом Каспии.

Сотрудничать на Каспии можно и без Ирана. Только Тегеран этим очень недоволен

Одним из важнейших моментов каспийского сотрудничества между постсоветскими странами является обсуждение варианта создания экономического объединения стран региона - Организации каспийского экономического сотрудничества. Еще в 2000 году эту идею выдвинул Иран, но потом его руководство как-то охладело к ее реализации. Затем с этим предложением стала уже регулярно выступать Россия, которая видела в экономическом взаимодействии стран региона возможность разрешить постепенно и политические разногласия между соседними каспийскими государствами.

Периодически к идеям создать единую экономическую структуру в регионе с участием Казахстана, Азербайджана и Туркменистана эти страны то проявляли повышенный интерес, то позднее его так же без каких-либо причин теряли. Что же касается Ирана, то ему подобное сотрудничество в сфере экономики на Каспии нравиться давно уже перестало, как только эту идею стала всеми путями лоббировать Россия. В Тегеране сразу же решили, что в подобной структуре именно Россия будет прежде всего политически доминировать, а это иранскую сторону априори не устраивало.

Потом стало ясно, что осуществлять какие-либо совместные экономические проекты на Каспии можно лишь после утряски статуса этого моря-озера, к чему пока нет никаких даже маломальских предпосылок. Тот же Азербайджан дал понять России, что осуществлять именно региональное сотрудничество на Каспии просто бессмысленно, пока Каспий остается неподеленным.

Даже при всем позитивном настрое относительно совместного экономического сотрудничества на Каспии вряд ли четыре постсоветских государства смогут найти какие-то взаимоприемлемые решения по такому, скажем, вопросу, как транскаспийские трубопроводы. Без учета интересов Ирана и его претензий на 20% акватории Каспия рассуждать на тему прокладки нефте- и газопроводов под дном моря по крайней мере на данном этапе не имеет никаких перспектив.

Естественно, что там, где иранские интересы остаются в стороне (к примеру, северная часть Каспийского моря), на двусторонней основе можно вполне успешно работать по целому ряду экономических проектов России, Казахстану и Азербайджану. Но стоит сместиться по секторам Каспия на юг - и здесь нерешенность территориальной принадлежности каспийских вод и недр сразу же блокирует любые попытки развивать экономическую кооперацию в регионе.

Также мало стыкуются пока и энергетические интересы расположенных на Каспии государств. Туркменистан и Азербайджан однозначно стремятся разнообразить варианты доставки своего газа и нефти на те же европейские рынки и отнюдь не горят желанием ограничиваться только российскими трубопроводами.

Аналогичную позицию занимает и Иран, который просто требует, чтобы любые трубопроводы, прокладываемые на Каспии, обязательно учитывали его интересы. И даже при условии, что подачу газа и нефти из Азербайджана и Центральной Азии Тегеран перекрыть не в состоянии, в том, что касается транскаспийских трубопроводов, позиция Ирана весьма влиятельна, и без ее учета вряд ли что-то может в этом регионе дельного получиться.

Россия же в свою очередь пытается переключить все газовые и нефтяные потоки (естественно, по возможности), идущие из района Каспия, на себя и тем самым лишить сырья и проект Nabucco, и любые другие альтернативные трубопроводы, которые страны той же Центральной Азии по договоренности с Азербайджаном могут проложить в обход российской территории.

Москва и Тегеран давно уже не партнеры, и уж тем более - не друзья

В последнее время целый ряд экспертов стали высказывать уверенность в том, что Россия и Иран якобы чуть ли не имеют общие интересы на Каспии и крайне заинтересованы во взаимном сотрудничестве. С точки зрения того, что ближайшие географические соседи потенциально на самом деле должны всегда со взаимной выгодой сотрудничать, такие взгляды могут иметь под собой определенную почву. Однако в реалиях между Москвой и Тегераном на сегодня существует куда больше разногласий, чем единых позиций. Так, считается, что Иран и Россия якобы заинтересованы в крахе идеи прокладки трубопровода Nabucco под дном Каспия и тем самым срыве попыток Европы получать природный газ из Центральной Азии в обход российской территории. На самом же деле интересы двух стран совпадают здесь лишь до той поры, пока против Ирана действуют международные санкции в отместку за осуществление им собственной ядерной программы.

Как только такие санкции будут отменены или ослаблены, Иран будет более, чем заинтересован в альтернативных российским газопроводам в сторону Европы, к которым он сам может вполне подключиться со своими месторождениями в районе Персидского залива. При этом Тегеран станет еще более жестким соперником Москвы по прокладке газопроводов в Европу, чем тот же Туркменистан, вокруг которого на данном этапе и заваривается вся «газовая каша» в виде проекта Nabucco.

Уже сегодня Иран получает газ в свои северные районы из Туркменистана (тем самым давая по существу возможность Ашхабаду разыгрывать разного рода альтернативные варианты с Россией), и, в принципе, такое газовое сотрудничество между Ираном и Туркменистаном будет развиваться и дальше.

Явно не устраивает Иран в нынешних условиях (при наличии режима против него международных санкций) и единое энергетическое сотрудничество на Каспии. Ведь сам Иран не может в силу действия санкций напрямую участвовать в тех же комбинациях вокруг Nabucco. И поэтому все те договоренности, которые между собой могли бы заключить на Каспии, скажем, Россия, Казахстан и Азербайджан, для иранцев пока заведомо невыгодны.

Поэтому получается, что, в принципе, идея создания единого экономического механизма взаимодействия «каспийской четверки» сама по себе позитивна. Но при условии, что вся энергетика региона будет так или иначе завязана на Иран, именно в энергетической сфере на данном этапе она практически не осуществима.

При таком раскладе получается, что четверке постсоветских стран, которая регулярно обсуждает осуществление совместных экономических проектов, нет особого смысла завязываться на обсуждении каких-то совместных энергетических задумок. Поскольку если что-то в этом плане и будет у них складываться, то проблем сразу же возникнет куда больше, чем каких-либо серьезных договоренностей.

Новые санкции против Ирана непременно затронут и район Каспия

А между тем пока постсоветская каспийская четверка обсуждает вопросы экономического взаимодействия, в Нью-Йорке и Вене продолжаются дискуссии- что же делать с Ираном дальше и стоит ли все-таки вводить против него новые санкции, поскольку он не подчиняется предыдущим «рекомендательным указаниям» международной «шестерки» и продолжает осуществлять свою ядерную программу.

Насколько такие санкции будут жесткими и какую позицию по ним займут Россия и Китай (которые всем предыдущим санкциям против Тегерана упорно противились), зависит дальнейший ход диалога прежде всего между Вашингтоном и Москвой. Эксперты МАГАТЭ пока не могут (или не хотят) конкретно обосновать необходимость (если она действительно существует) введения против Ирана новых международных санкций, а действовать «через голову» этой международной структуры (как это было в случае с Ираком) американцы пока не хотели бы.

При этом Соединенные Штаты, Великобритания, и по большей части Франция по-прежнему склоняются к тому, чтобы в очередной раз попытаться с помощью режима санкций «прижать» Иран и максимально затруднить ему возможность завершить свою ядерную программу.

Разумеется, мало кто в этой ситуации думает о том, что Иран уже давно живет в условиях международных санкций, но, испытывая от них определенные трудности, все же продолжает и ядерную программу осуществлять, и худо-бедно экономику своей страны развивать. Вряд ли Россия и Китай когда-нибудь поддержат этот курс на жесткое противостояние Запада и Ирана, что бы по этому поводу ни советовали эксперты МАГАТЭ, поскольку и у Москвы, и у Пекина в этой стране есть свои серьезные как экономические, так и политические интересы.

Да и как показывает практика предыдущих санкций против Ирана, бьют они по большей части по рядовым гражданам этой страны (в плане нехватки тех или иных видов товаров), нежели каким-то существенным образом мешают иранскому правительству доводить до конца национальную ядерную программу. Даже при условии, что в Иран по новым санкциям действительно будет запрещен экспорт дизельного топлива и бензина, это не остановит ядерные стремления Тегерана, а только еще больше озлобит иранское руководство по отношению к ведущим западным государствам.

А если жесткие санкции против Ирана будут введены (даже если к ним не присоединятся Россия и Китай), то они могут весьма серьезно осложнить ситуацию в районе Каспия. Иран, будучи вновь зажат со всех сторон западными странами в экономическом и политическом плане (а ведь до сих пор никто не снимает в самих США возможности и военного решения иранской проблемы), непременно будет искать выход из сложившейся ситуации за счет укрепления связей с Россией, Китаем и рядом других государств.

Есть среди таких приоритетных направлений развития двусторонних отношений для Ирана и близлежащие страны Центральной Азии. С тем же Туркменистаном Иран готов и дальше развивать активное газовое и транспортное сотрудничество. Будут стремиться сблизиться иранцы и с Казахстаном, которому Соединенные Штаты уже не советуют идти на контакты с иранской стороной ни по каким вопросам. Еще больше вопросов в случае введения новых международных антииранских санкций неизбежно возникнет в плане возможности прокладки трубопроводов в районе Каспия. Иран потенциально может без особых проблем перекрыть любые планируемые Западом энергетические маршруты в этом регионе. И если США и Великобритания действительно усилят на него свое давление, то Иран в состоянии на Каспийском море не только проект Nabucco похоронить, но и любые другие варианты транспортировки энергоресурсов отсюда в направлении Европы сделать нереальными.

Поэтому пока на Каспии даже самые благие намерения создать какие-то эффективно действующие механизмы регионального сотрудничества вряд ли будут иметь успех. Слишком много на данном этапе государства этого региона разделяет (особенно в отношениях с Ираном), чтобы на ближайшую перспективу от отдельных двусторонних проектов перейти к выгодной для всех здешних государств общекаспийской кооперации.

dn.kz

Предыдущая статьяПостоянный Совет при ОДКБ рассмотрел проекты документов, направленных на дальнейшее совершенствование деятельности Организации :: ИА «ASIA-Plus»
Следующая статьяБыть ли новому проекту на постсоветском пространстве? :: Казахстан. Деловая Неделя.