CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Куда повернет Душанбе? :: Казахстан. Деловая Неделя.

28 ноября 2009

Куда повернет Душанбе?

27 ноября 2009г. ? 45 (873), Казахстан. Деловая Неделя.

Юрий СИГОВ, Вашингтон

Пока Рахмон балансирует между Соединенными Штатами и Россией, Китай подминает под себя экономику Таджикистана

В будущем году Соединенные Штаты намерены расширить свое военное присутствие в Афганистане и держать на территории этой страны около 60 тысяч военнослужащих. При этом в операцию по-прежнему будут вовлечены американские союзники по НАТО, а также намечено расширять как гражданское, так и военное сотрудничество со всеми непосредственными соседями Афганистана, в том числе - и с центральноазиатсикми государствами.

Поскольку вооруженные силы стран НАТО и США в Афганистане, скорее всего, будут находиться там еще долгое время, именно ближайшие его соседи останутся важнейшими как для Пентагона, так и для центрального натовского командования. Особенно важным в будущем году в этой стратегии для американского руководства будет оставаться разностороннее сотрудничество с Таджикистаном, который и сам не прочь за счет своего ключевого стратегического положения вдоль 1500-километровой афганской границы попытаться привлечь к себе не только американских военных, но и американские инвестиции.

Все «завлекающие» реверансы в сторону Соединенных Штатов по вопросам поддержки афганской операции Таджикистан уже сделал, согласившись на пролет через свое воздушное пространство военных и транспортных самолетов НАТО. Теперь же Душанбе решил в области безопасности и стратегического сотрудничества в военной сфере укреплять отношения с Соединенными Штатами. А вот в области экономического сотрудничества приоритетом для Таджикистана теперь становится Китай.

Российское военное присутствие в Таджикистане сохранится, но на экономическую помощь Москвы в Душанбе вряд ли будут делать ставку

Прежде всего стоит отметить, что и в отношении Соединенных Штатов, и России официальный Душанбе решил их желание военно присутствовать в Таджикистане поставить на коммерческую основу. Хорошим «базовым уроком» для Таджикистана в этом плане был пример соседнего Кыргызстана, который неплохо заработал на увеличении арендной платы за базу «Манас» (в независимости от того, как она теперь именуется), а также стал вести переговоры с Россией об открытии второй ее военной базы в республике, но уже на денежной основе.

Таджикское руководство с начала нынешнего года намекало Москве, что сохранение на территории республики российской военной базы на бесплатной основе уже невозможно. И даже при условии, что нынешнее российское военное присутствие играет роль важного гаранта политической стабильности в Таджикистане, будучи разочарованными отсутствием инвестиций из России, в Душанбе решили все-таки поставить вопрос об оплате пребывания ее воинского контингента.

Также вспомнили в Душанбе про уникальный военный объект «Окно», которым российские военные пользуются всего лишь за 1 сомони аренды в год и с помощью которого Москва может просматривать воздушное пространство не только ближайших к Таджикистану географических соседей, но и еще многих государств, включая Китай, Индию, Иран и ряда других .

Поскольку аналогов такому объекту космических войск России в мире практически нет, то в Душанбе решили, что и за него российские военные вполне бы могли подкинуть деньжат Таджикистану в виде арендной платы. После проведения в Москве переговоров между президентами Таджикистана и России президент Эмомали Рахмон еще раз заверил, что никто не ставит под сомнение сам факт пребывания российских военных в Таджикистане.

Однако предложение со стороны Таджикистана оплачивать пребывание российских военнослужащих в республике не нашло понимания в Москве. Там как минимум считают некорректным вообще вести подобные дискуссии до 2014 года, когда истекает нынешнее соглашение об условиях пребывания в Таджикистане российской военной базы.

А в плане покрытия этого пребывания закупками российского вооружения и современной военной техники в Душанбе надеются найти более выгодные варианты, в частности, попробовать получить все это у той же Украины или Белоруссии в кредит или в обмен на закупки таджикской сельхозпродукции.

Одновременно с этим Таджикистан мог бы развивать свое военное сотрудничество с Соединенными Штатами. Однако пока в этом направлении реально возможно лишь обучение персонала, перевооружение каких-то отдельных небольших элитных воинских частей, но не более того. Ведь по-прежнему вооруженные силы Таджикистана оснащены почти на сто процентов техникой российского производства, и подобная зависимость Душанбе от Москвы сохранится на обозримую перспективу.

Что касается планов Пентагона относительно возможностей размещения в Таджикистане своих военных баз из-за продолжения афганской операции (а с такими намеками таджикская сторона уже неоднократно выступала), то пока американцы с подобными действиями торопиться не намерены. Им оказалось куда важнее возобновить военное сотрудничество с Узбекистаном, а также попытаться завязать военные связи с Туркменистаном - и опять-таки благодаря наличию «общего афганского интереса» у всех приграничных с Кабулом стран.

Видя же, что американское военное присутствие в Таджикистане не особо расширяется и стратегически США больше сотрудничают по Афганистану на сегодня с Кыргызстаном и Узбекистаном, не особо рвутся со своими инвестициями в республику и американские деловые круги.

Нет на данном этапе в Таджикистане ни одного серьезного проекта, в который бы вложились американские фирмы и компании, как и нет перспективного плана взаимодействия американского бизнеса в этой республике с «политической подоплекой». То есть реальным желанием представителей администрации Барака Обамы делать ставку именно на Таджикистан как важный объект экономической экспансии в регионе Центральной Азии.

Китай готов прийти в энергетический комплекс Таджикистана и при этом оттеснить оттуда всех остальных

Поскольку само по себе военное присутствие (даже оплачиваемое что российскими, что американскими базами) не решит в любом случае проблему хронической нехватки средств в Таджикистане, основную ставку официальный Душанбе делает на развитие своего энергетического комплекса. Таджикистан крайне заинтересован в том, чтобы добиться помощи в сооружении на своей территории новых ГЭС, которые могли бы снизить ее зависимость от закупок электроэнергии из того же Узбекистана.

Между тем в отношениях с Россией в области энергетики Таджикистан по-прежнему находится в положении просителя. И хотя российская сторона готова возводить для Таджикистана новые ГЭС, делать это она хотела бы лишь при условии владения их контрольным пакетом акций. Душанбе такое не устраивает, и по этой причине таджикское руководство пытается все более активно привлечь в энергетику страны китайцев.

КНР уже выразила желание инвестировать более 550 млн. долларов в сооружение первой очереди Нурабадской ГЭС на реке Хингоб. Также китайцы выделят деньги на строительство крупной ТЭЦ в столице страны Душанбе плюс на китайские средства будут сооружаться важные для страны ЛЭС, идущие с севера на юг республики.

Параллельно с сотрудничеством с Китаем Таджикистан очень надеется на развитие своей энергетики с помощью Ирана, который на условиях очень выгодного для Душанбе кредита возводит электростанцию «Сангтуда -2» (первую часть этой электростанции уже соорудила Россия), причем иранцам будут предложены еще несколько проектов в области энергетики, под которые Тегеран уже пообещал выделить новые многомиллионные кредиты.

А тем временем так и не решен до сих пор вопрос относительно будущего Рогунской ГЭС, с помощью которой Душанбе намеревается решить энергетическую проблему страны и не устраивать каждую зиму «электрические разборки» прежде всего с Узбекистаном. Но если кто-то в Рогун все-таки решит вложиться (а пока ни Россия, ни Китай, ни кто - то другой делать этого не собираются), то это вызовет почти гарантированно рост напряженности между Таджикистаном и его ближайшими географическими соседями, что может серьезно дестабилизировать ситуацию во всем регионе.

В итоге у Душанбе остается лишь два варианта - либо Таджикистан продолжает вести строительство Рогуна самостоятельно, либо идет на компромиссы с Россией, та доводит объект до промышленного пуска, но получает его фактически в собственное пользование, на что, однако, таджикский президент Э. Рахмон почти гарантированно никогда не пойдет.

С учетом же того, что Соединенные Штаты не хотят превращать сооружение объектов масштабов Рогуна в эпицентр конфликта между всеми центральноазиатскими государствами, то единственным вариантом для Душанбе остается попытка попросить о помощи все тех же китайцев.

Кстати, именно Китай, наименее пострадавший от глобального кризиса, сейчас наиболее активен в экономике Таджикистана. Товарооборот КНР и Таджикистана превышает сумму в 1,6 млрд. долларов, хотя из-за нынешних экономических трудностей поставки основных таджикских экспортных товаров - хлопка и алюминия - в Китай существенно сократились.

Да, китайцы являются крупнейшими кредиторами Таджикистана на данном этапе, и сами же китайские фирмы осваивают эти кредиты, а прямые инвестиции из КНР в республику достаточно скромные (всего около 50 млн. долларов). Однако другие-то страны фактически вообще не помогают Таджикистану и не инвестируют в его экономику.

Возьмет ли КНР «экономическое шефство» над Таджикистаном?

Помимо помощи в экономических проектах Китай самым активным образом помогает Таджикистану в прокладке важнейших транспортных магистралей по территории страны. Если раньше практически все транзитные перевозки грузов из Таджикистана на север осуществлялись через территорию Узбекистана, то сейчас с помощью КНР республика ведет как прокладку важных шоссейных дорог, так и тоннелей, связывающих прежде всего ее южные и северные районы.

Из полезных ископаемых в Таджикистане китайцев прежде всего интересуют золото и серебро. Не случайно поэтому, что именно КНР удалось уговорить таджикского президента Э. Рахмона выставить на международные торги крупнейшее в мире месторождение серебра под названием «Большой Конинмансур». Долгие годы Душанбе пытался заручиться инвестициями в разработку этого месторождения со стороны России, однако никаких инвестиций так и не дождался.

В результате месторождение, потенциальные запасы которого оцениваются примерно в 1 млрд. тонн серебряной руды, практически наверняка достанутся на разработку именно китайцам, которые предложили уже таджикскому правительству наиболее выгодные условия добычи и наиболее высокие выплаты в госбюджет Таджикистана.

Также китайцы успешно разрабатывают золотоносные месторождения в Таджикистане, выразив желание инвестировать в эти проекты примерно 100 млн. долларов. При том и в этой сфере, как и в энергетическом сотрудничестве, почти 85% предоставляемой Душанбе помощи со стороны КНР - это кредиты, которые практически гарантированно таджикская сторона на ближайшую перспективу выплатить будет не в состоянии.

Однако с учетом того, что у Таджикистана на сегодня нет ни одного влиятельного государства-покровителя (включая Россию), а быть относительно самостоятельным в международных делах без наличия важнейших энергетических ресурсов и магистральных трубопроводов у Душанбе вряд ли получится, ориентировка на Китай (при том, что ни Россия, ни США особого внимания республике не оказывают) является для него единственной альтернативой.

И именно сотрудничество с Китаем (даже под угрозой возможного экономического поглощения на перспективу) вполне может оказаться для Таджикистана, по существу, единственным вариантом элементарного выживания на данном этапе - по крайней мере до того момента, пока не пойдет на спад мировой финансовый и экономический кризис.

dn.kz

Предыдущая статьяЗаседание Кабинета Министров Туркменистана :: «Туркменистан: золотой век»
Следующая статьяОткрытая закрытая граница :: Казахстан. Деловая Неделя.