CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

В горах Таджикистана постепенно исчезает лес

3 октября 2013

"Раньше, в советские времена, эти холмы были покрыты лесами, - говорит Умеджон Бабурфоров, указывая на голые окрестные склоны у своего горного села Янчоб под Душанбе. - А теперь нет никаких лесов".

Лето в горах Таджикистана - время заготовки дров. Придет зима, и во многих населенных пунктах на территории страны электричество в централизованном порядке будет подаваться менее чем на четыре часа в сутки, а дровяные печи для многих семей станут главным источником тепла. "Каждый год нам приходится уходить в поисках дров все дальше и дальше. Мы сажаем деревья, но пока они вырастут, пройдет много времени", - поясняет 76-летний Умеджон Бабурфоров.

Рассказ этого пожилого человека типичен. С распадом СССР 20 лет назад и прекращением государственных субсидий на топливо многие жители Таджикистана стали постепенно переходить на дровяное отопление. Цены на импортные ГСМ и уголь продолжают расти. Согласно сентябрьскому отчету Программы развития ООН (ПРООН), с момента обретения республикой независимости в горах Таджикистана исчезло 70 процентов лесных насаждений. Оголенная местность, возникшая на их месте в результате обезлесения, подвержена всяческим природным катаклизмам, в частности, грязевым оползням. Кроме того, происходит в прямом смысле вымывание ценных сельскохозяйственных угодий.

Обезлесение представляет собой один из симптомов давнего энергетического кризиса, поразившего Таджикистан, отмечает старший экономист Бюро ПРООН по странам Европы и СНГ Бен Слей (Ben Slay). "Непростая ситуация, сложившаяся в сфере лесного хозяйства Таджикистана, является прямым следствием дефицита электроэнергии для бытовых нужд. Если бы [семьи] имели надежный доступ к современным системам отопления и подачи электроэнергии, то им бы не понадобилось использовать такое количество биомассы", - сказал он EurasiaNet.org.

По данным ПРООН, наводнения, грязевые оползни и эрозия почвы ежегодно препятствуют культивированию порядка 50 тысяч га сельхозугодий. Это довольно значительный показатель для страны, площадь пахотных земель которой составляет менее 700 тысяч га. Растет также и угроза для жизни и имущества граждан. Так, например, в мае 2010 года в результате возникших из-за эрозии почвы грязевых оползней в Кулябе погибли как минимум 15 человек, тысячи остались без крова.

"Подобное ухудшение состояния окружающей среды ведет к снижению производительности земель, производительности труда и других ресурсов, замедлению потенциального экономического роста и росту нищеты", - подчеркивает эксперт Слей.

По оценке немецкой службы развития GIZ, почти 70 процентов сельского населения Таджикистана использует в качестве главного источника топлива дрова. Бороться с проблемой вырубки лесов пытаются сотрудники государственных лесхозов - недостаточно квалифицированные, слабоподготовленные и получающие мизерную зарплату.

"Леса имеют важнейшее значение для местной экономики. Если у вас есть лес, то можно наладить торговлю древесиной и другими продуктами лесного хозяйства", - говорит Иоахим Кирхгофф (Joachim Kirchhoff), курирующий в Душанбе программу GIZ по реформированию лесного хозяйства по поручению министерства экономического сотрудничества и развития ФРГ. Квалифицированные кадры, разбирающиеся в лесоводстве, постепенно исчезают. "Низкие зарплаты не привлекают молодых и целеустремленных людей", - отмечает Иоахим Кирхгофф. По его словам, в вузах Таджикистана такая дисциплина, как лесоводство, не преподается. Большинство специалистов, до сих пор работающих в этой сфере, получили образование при советской власти в учебных заведениях Киева и Москвы.

Как поведал нам один лесничий из долины Гунта на далеком Памире, в его задачи входит охрана территории площадью в 5 тысяч гектаров при полном отсутствии у него автотранспорта. "Мне платят всего 150 сомони [31 доллар] в месяц. Как можно прожить на эти деньги? Мне приходится часть времени уделять работе в собственном хозяйстве. Я не могу позволить себе тратить все время на заботу о лесе", - сказал нам лесничий, пожелавший остаться неназванным из опасения быть уволенным, если его имя попадет в печать.

"У меня нет транспорта, - рассказал он EurasiaNet.org. - Каким образом я могу охватить такой большой участок?"

Правительство, возможно, начинает постепенно проникаться серьезностью проблемы. "В стране теперь имеется относительно современный, пересмотренный в августе лесной кодекс, опирающийся на принципы устойчивого лесопользования", - отмечает Иоахим Кирхгофф. Следующим шагом будет выработка стратегии лесопользования, которая создаст механизмы соблюдения нового законодательства.

Из-за нехватки государственного финансирования "требуется поддержка доноров и создание приносящей доход системы лесопользования", - отмечает специалист. GIZ призывает власти передать памирские леса в частные руки, чтобы владельцы хозяйств получали 70 процентов доходов от леса в обмен на соблюдение должных принципов лесопользования.

Правда, как и со многими другими поддерживаемыми донорами инициативами в Таджикистане, остается неясным, насколько серьезно Душанбе собирается заниматься этими реформами. Правила и нормы практически ничего не значат в погрязшем в коррупции Таджикистане, где бюрократы зачастую руководствуются не долгосрочными перспективами, и своей сиюминутной финансовой выгодой.

"Если бы мы могли найти альтернативные виды топлива, то с радостью использовали бы их, - сказал EurasiaNet.org житель горного таджикского села Умеджон Бабурфоров. - Мы понимаем, что разрушаем нашу землю, наш дом, но на данный момент иного выбора у нас нет. Нам нужно обогревать наши жилища и готовить пищу".

"Eurasianet"

inozpress.kg

Предыдущая статья50 млрд. долларов Китая рассредоточатся на новом Шелковом пути
Следующая статьяК.Нуртаев: Водные иллюзии Таджикистана