CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Хлопковая кампания - Каримов впервые на лопатках

3 октября 2013

Ислам Каримов не пошел на уступки после Андижанской бойни, но кампания против детского труда бросила его на лопатки - интервью с координатором Хлопковой Кампании Мэттом Фишер-Дэйли. Правительство Узбекистана поддается давлению со стороны международного сообщества в вопросах эксплуатации миллионов своих граждан, прежде всего детей, на хлопковых полях.

Коалиция Хлопковая Кампания (The Cotton Campaign) взяла на себя ведущую роль в организации международного давления.

Благодаря ее работе более 130 компаний, среди которых такие гиганты как Wallmart, Nike, Adidas and Levi's, подписали обязательство не использовать узбекский хлопок в производстве их продукции.

Результаты бойкота заметны. Узбекистан перебросил свой импорт хлопка на Восток, продавая больше в страны и компании, которые не заостряют свое внимание на нарушениях прав человека.

По последним данным, новые соглашения увеличат объем экспорта узбекского хлопка в Китай и Бангладеш до 83 процентов от общего объема (на 33 процента больше, чем в прошлом).

Другим ответом на давление со стороны международного сообщества, стало согласие Узбекистана принять миссию наблюдателей из Международной Организации Труда (MOT) в сентябре этого года.

Миссия МОТ заключается в том, чтобы не допустить использования детской трудовой силы во время сбора урожая хлопка этой осенью.

Хлопок важен

Сам факт, что Ислам Каримов - глава государства, который хладнокровно расстреливал тысячи людей в Андижане 13 мая 2005 года, допустил миссию международных наблюдателей в его страну, отражает, как важен экспорт хлопка для его режима.

Узбекистан является одним из лидеров по экспорту хлопка на мировом рынке, и доход с продажи хлопка после каждого осеннего урожая составляет львиную долю дохода правительства Узбекистана.

Вероятно, Ташкент надеется, что тщательно контролируемый доступ миссии международных наблюдателей сможет подорвать инициативу расширения бойкота, организованного Хлопковой Кампанией (Cotton Campaign), который угрожает доходам от продажи хлопка.

При таких высоких ставках, миссия наблюдателей МОТ в Узбекистане этой осенью привлекла внимание всемирной аудитории.

Сможет ли МОТ?

Но на данный момент есть вероятность, что миссия МОТ не имела того воздействия, на которое надеялись активисты-правозащитники.

24 сентября коалиция Хлопковая Кампания (Cotton Campaign) опубликовала совместное письмо МОТ. Письмо приветствовало миссию наблюдателей МОТ как "ключевую первую ступень к искоренению принудительного труда и детского принудительного труда в Узбекистане," но выразила "глубокую озабоченность тем фактом, что узбекские власти не допустили свободного допуска для МОТ, и тем, что сами узбеки не имеют возможности участвовать в мониторинге."

Далее письмо приводит 7 примеров применения принудительного труда, которые были зафиксированы различными узбекскими правозащитными группами, от мобилизации детей на вспашку и прополку хлопковых полей прошлой весной, до отправки на сбор урожая 200 тысяч человек только лишь из Ташкента 16 сентября.

Коалиция Хлопковой Кампании (Cotton Campaign) подчеркнула, что миссия МОТ должна обращать на такие доклады более серьезное внимание.

В заключение письмо заострило внимание на важности полностью независимого мониторинга, своевременного доступа ко всем объектам, участия местного общества и трехстороннего подтверждения результатов работы миссии (Международной Конфедерацией Профсоюзов, Международной Организацией Работодателей, также как и МОТ).

Координатор Хлопковой Кампании (Cotton Campaign) Мэтт Фишер-Дэйли далее уточнил, как коалиция оценивает работу миссии наблюдателей МОТ в Узбекистане в интервью по электронной почте:

Хлопковая Кампания выразила "глубокую озабоченность тем фактом, что узбекские власти не допустили свободного допуска для миссии наблюдателей МОТ". Осталась ли надежда на то, что наблюдатели МОТ смогут выполнить их работу с необходимой независимостью в этом году?

Фишер-Дэйли: Хлопок был и остается источником дохода для правительства Узбекистана, и принудительный труд фермеров при выращивании хлопка и граждан при его сборе - это государственная политика.

Если государственная политика является исходящей причиной принудительного труда, то это значит, что 1) центральная власть может прекратить эту вопиющую практику и 2) наша цель - заставить Ташкент поменять позицию с отрицания на реформы - это сложная задача.

Осознавая эти реалии, мы одобряем работу МОТ по внедрению международных конвенций о труде в Узбекистане.

Мы думаем, что МОТ может сделать их миссию наблюдателей первой ступенью в этом процессе, путем обеспечения откровенности процесса, принятия во внимание докладов от независимых гражданских организаций Узбекистана, и обеспечения заверения процесса и его заключений Международной Конфедерацией Профсоюзов и Международной Организации Работодателей.

Трехсторонняя структура МОТ обеспечивает его возможность функционировать в различных контекстах.

Будучи участником МОТ, правительство Узбекистана должно признать, что его отказ допустить активное участие членов МОТ и вмешательство в мониторинг только уменьшит значительность отчета наблюдателей.

МОТ планирует вести мониторинг до конца ноября, но кажется, миссия уже не сможет достичь результатов, на которые была надежда. Что, на ваш взгляд, является наиболее веской для этого причиной?

Фишер-Дэйли: Мы в Хлопковой Кампании надеемся, что миссия МОТ станет первым шагом к искоренению принудительного труда и принудительного детского труда в Узбекистане.

Я делаю ударение на "первом шаге" и том факте, что государственная политика - это первопричина принудительного труда.

Если миссия МОТ сможет убедить Ташкент прекратить отрицать существование принудительного труда и начать реформы, это было бы победой для народа Узбекистана. К сожалению, на данный момент Ташкент не дает никаких признаков движения в этом направлении.

В марте и апреле власти физически расправлялись с фермерами за то, что те посадили лук вместо хлопка и заставляли взрослых и детей работать на подготовке полей под хлопок.

В августе и сентябре администраторы школ заставляли родителей подписать соглашение, что их дети будут собирать хлопок, как условие для поступления в школу.

С момента начала урожая, ориентировочно 6 сентября, власти насильно мобилизовали тинэйджеров, студентов, учителей, врачей, и других работников бюджетного сектора собирать хлопок, или платить штрафы.

16 сентября 200 тысяч людей были отправлены на сбор хлопка из одного только Ташкента. В некоторых районах пятая часть всех бюджетников собирает хлопок.

Работники налоговой службы поставили ультиматум бизнесменам - посылайте ваших работников на хлопок или платите, в противном случае - готовьтесь к невиданным налоговым проверкам.

Трагическая смерть 6-летнего Амирбека Рахматова стала третьим несчастным случаем с фатальным исходом за первые две недели урожая.

Успех или провал миссии зависит от правительства Узбекистана. Ташкент должен осознать, что нежелание отреагировать и начать реформы системы производства хлопка сейчас станет веской причиной для прекращения инвестиций и глобального бизнеса - торговли с другими странами мира.

Хлопковая Кампания (Cotton Campaign) с 2010 пыталась организовать миссию наблюдателей, и наконец-то достигла этой цели в этом году. Но если миссия МОТ не сможет решить вопросы, изложенные в письме от 24 сентября, не станет ли она препятствием?

Например, если наблюдатели не смогут аккуратно и независимо документировать примеры принудительного и детского труда, не сыграет ли их доклад на руку узбекским властям? Или вы считаете эту миссию важным первым шагом, на котором можно основывать работу в будущем, несмотря на ее проблемы?

Фишер-Дэйли: На самом деле, мы в Хлопковой Компании еще не достигли нашей цели, которой является искоренение принудительного труда детей и взрослых в хлопковой индустрии Узбекистана.

К сожалению, власти Узбекистана продолжают использовать принудительный труд как государственную политику и подавлять независимое гражданское общество в этом году (как замечено в ответе на вопрос номер 2, выше).

Что касается роли МОТ, уже десяток лет правозащитники, лидеры профсоюзов, инвесторы и бизнесмены выражали свою озабоченность вопиющими нарушениями прав рабочих в хлопковом секторе в Узбекистане.

Это давление привело к ратификации ключевых конвенций МОТ узбекским правительством.

К сожалению, на этом они и остановились, и они еще не внедрялись в жизнь.

С 2010 года все три стороны МОТ призывали правительство Узбекистана пригласить трехстороннюю миссию наблюдателей МОТ высшего уровня и предоставить им неограниченный доступ во время урожая хлопка.

Мы в Хлопковой Кампании (Cotton Campaign) поддерживали этот подход как важную первую ступень в искоренении первопричины принудительного труда в Узбекистане.

Сейчас мы обеспокоены информацией о том, что власти Узбекистана не допустили свободного и неограниченного доступа для наблюдателей МОТ в этом году.

Но нельзя отрицать факт существования принудительного труда детей и взрослых организованного властями в Узбекистане.

Как у международного авторитета по стандартам условий труда, у МОТ есть опыт проведения мониторинга и отчетов в трудных условиях, где вмешательство в попытки мониторинга - это обычная часть работы наблюдателей.

Успех или провал миссии в руках правительства Узбекистана; Ташкент должен решить, будет ли он продолжать отрицать существование этой практики, или перейдет к необходимым реформам.

Уилл Райт - докторант Университета Калифорнии UCLA для Uznews.net

uznews.net

Предыдущая статьяРоссия занимается Ближним Востоком, а Китай претендует на Центральную Азию
Следующая статьяРоухани раскрыл детали попыток США наладить диалог