CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

В Узбекистане религиозное подполье «Хизб-ут-Тахрир» : Казахстан. Деловая Неделя.

27 июня 2009

В Узбекистане религиозное подполье «Хизб-ут-Тахрир» разоблачают среди заключенных и членов их семей

26 июня 2009г. ? 25 (853), Казахстан. Деловая Неделя

Андрей САИДОВ, Ташкент

В учреждении по исполнению наказания 64/29 в Навоийской области Узбекистана группа осужденных за участие в запрещенной религиозной организации «Хизб-ут-тахрир» организовала подпольные ячейки, активно вовлекая в них новых членов из числа заключенных. По заявлениям правоохранительных органов, двенадцать членов «Хизб-ут-тахрир», приговоренных к лишению свободы на сроки от 9 до 13 лет, еще в мае 2006 года создали в тюрьме разветвленную структуру с предельной конспирацией. Участники каждой ячейки, состоящей из трех-пяти человек, знали только друг друга и своего наставника, а тот, в свою очередь, не знал о составе других групп, общаясь только с вышестоящим руководителем. Таким образом, к деятельности экстремистского подполья было привлечено около двух десятков человек, которых готовили к свержению конституционного строя, а в ближайшей перспективе - к организации массового неповиновения тюремной администрации. «В результате вспыхнувших в тюрьме беспорядков несколько заключенных нанесли себе ранения колющими предметами», - сообщают власти. По итогам судебного расследования, организаторы экстремистского подполья во главе с неким Дадабоевым приговорены к новым, длительным срокам заключения. Представители силовых структур отмечают, что конспиративная сеть в Навоийской тюрьме по своим методам практически не отличалась от подразделений «Хизб-ут-тахрир», действующих на свободе.

Ячейки жен заключенных

В начале июня 2009 года Ташкентский областной суд по уголовным делам приговорил 12 активисток женского крыла «Хизб-ут-тахрир» к различным срокам заключения по обвинению в посягательстве на конституционный строй, участии в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях, изготовлении или распространении материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку. По сообщениям официальных СМИ Узбекистана, в 2003 году в Ташкенте и Ташкентской области образовались две разветвленные женские группировки с условными названиями «Назарбек-1» и «Назарбек-2». Их участницы - жены или сестры осужденных - за причастность к «Хизб-ут-тахрир» продолжали разыскивать прежних членов организации и привлекать новых, создавать систему небольших групп, в которой члены одной не знали о существовании другой. Ими был также организован сбор средств в специальный фонд «Таборот». Представители женского крыла занимались распространением литературы, в частности, журнала «Ал-Ваъй», в котором содержатся призывы к устранению светского правительства Узбекистана, руководителей органов местной власти на местах. Осенью 2008 года правоохранительные органы Узбекистана арестовали 27 женщин по подозрению в причастности к «Хизб-ут-тахрир». Официальным поводом для начала следствия послужило обращение в правоохранительные органы жительниц Собир-Рахимовского района столицы Ташкента Нигоры Ибрагимовой и Клары Рахимовой о том, что их соседки, 35-летняя Карима Хикматова и 26-летняя Мухаббат Садыкова, склоняют их распространять религиозную литературу, собирать денежные средства и вербовать сторонниц для экстремистской организации. Во время следствия Карима Хикматова и Мухаббат Садыкова рассказали, что на вершине подпольной структуры стоят лица, которые имеют связи с центрами «Хизб-ут-Тахрир» за рубежом и получают от них указания. После ареста регионального лидера организации Наргизы Миртолибовой ее деятельность была ослаблена. «Несмотря на очевидные факты преступной деятельности Хикматовой и М. Садыковой, учитывая их раскаяние, правоохранительные органы Узбекистана в качестве акта гуманности не стали применять в их отношении уголовные меры наказания. Женщины были освобождены на поруки своих родственников и махаллинских активов», - сообщили власти о результатах суда.

«Религиозный рецидивизм»?

22 июня Андижанский областной суд по уголовным делам вынес приговор шестерым жителям области по обвинениям в религиозном экстремизме. В частности, уроженец города Андижан Махмуд Каримов, на суде объявивший себя ответственным представителем «Хизб-ут-Тахрир», приговорен к 14 годам лишения свободы. Наблюдатели отмечают, что в 1999 году он уже был приговорен за это к аналогичному сроку и отбывал заключение в одной тюрьме со своим земляком Хасанбоем Абдуллаевым, в 2005 году приговоренным за участие в «Хизб-ут-Тахрир» к 5 годам лишения свободы. В 2006 году оба вышли на свободу по амнистии, однако, по материалам обвинения, тотчас снова встали на путь экстремизма и религиозного фанатизма. В своих показаниях на суде Махмуд Каримов заявил, что поручение вести пропаганду и распространение религиозной литературы среди молодежи Ферганской долины он получил от международного лидера «Хизб-ут-Тахрир аль-Исламия» Абу Рашта. Некоторые независимые наблюдатели выразили сомнения в достоверности его показаний, предполагая, что Каримова вынудили оговорить себя. По мнению правозащитников и оппозиции, с недавнего времени в Узбекистане началась новая волна массовых осуждений граждан за их принадлежность к запрещенным религиозным организациям, в том числе тех, кто уже отбыл сроки или был амнистирован. Председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов, отслеживающий уголовные приговоры по обвинениям в религиозном экстремизме, считает, что власти преднамеренно создают видимость террористической угрозы в стране, чтобы оправдать жесткий, авторитарный режим и необходимость содержания огромного штата силовиков и сотрудников спецслужб. По мнению Икрамова, за 10 лет, в течение которых различные правозащитные организации проводили изучение судебных процессов по статьям «религиозный экстремизм или членство в запрещенных организациях», ни в одном из случаев следствие не смогло убедительно доказать виновность обвиняемых. Часто в виде решающего доказательства принимаются только обвинительные заключения или признания подсудимых, добытые под пытками. Другие наблюдатели утверждают, что силовые структуры Узбекистана регулярно амнистируют осужденных по религиозным статьям в обмен на их покаяния и согласие сотрудничать со спецслужбами, в том числе в новых показательных процессах. И наконец, существует мнение, что власти страны просто не знают, что делать с легионом непримиримых фанатиков, для которых уже не хватает мест и средств содержания в тюрьмах. Их выпускают на волю, но при очередном обострении внешне или внутриполитической ситуации, арестовывают и осуждают снова, нередко за дело. Истина, вероятно, лежит где-то между.

Противоборство утопий

«Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» (Партия исламского освобождения) была основана в 1953 году в Иерусалиме судьей шариатского апелляционного суда Такиуддином ан-Набхани в качестве филиала египетского движения «Братья-мусульмане». В основу его идейной доктрины легла идея о воссоздании религиозно-политической структуры исламского теократического государства - Халифата времен Пророка Мухаммада и его первых четырех преемников, когда единожды в истории ислама удалось осуществить справедливое государственное управление с равномерным распределением общественного продукта. Политической целью организации было объявлено объединение всех стран, где проживают мусульмане, в единый Халифат, живущий по законам шариата. Сам Такиуддин ан-Набхани, как многие основатели религиозных или политических течений, отличался крайним идеализмом, утверждая, что мировую власть Халифата, удастся установить в основном путем проповеди, обращения неверных и наставления заблуждающихся. Однако в 1968 году его организация предприняла попытки государственного переворота в Иордании и Сирии, где, по данным международных правозащитных организаций, более тысячи ее членов до сих пор находятся в тюремном заключении. В Египте «Хизб-ут-Тахрир» запретили в 1974 году после обвинений в попытке захвата власти. В 1977 году, после смерти Набхани, движение возглавил палестинец Абдулл Зуллум, который переосмыслил его доктрину в более радикальную сторону, допустив возможность создания Халифата первоначально «в одной, отдельно взятой стране». Один из активистов региональной организации был среди членов группы, которая осуществила убийство сторонника сближения с Западом, египетского президента Анвара Садата в 1981 году. В 1994 году десять членов «Хизб-ут-Тахрир» были обвинены в планировании убийства короля Иордании Хусейна. Преследованиям по обвинению в терроризме и антигосударственных заговорах члены этой организации подвергались также в Саудовской Аравии, Ливии, Тунисе. Нынешний лидер партии, Ата Ибн Халиль Абу Рашта, высказывается: «Мусульман много, но их число не имеет значения и счета, поскольку нет Халифата, заботящегося об их делах, защищающего их единство, за которое они могли бы сражаться и защищать себя. Что касается правителей азиатских стран, они продали землю и ее народ. Они замостили путь перед неверными, идущими занять мусульманские страны, и они позорно следовали курсу Запада, особенно Америки». В 2005 году турецкий лидер подпольной организации Йылмаз Челик обнародовал заявление, что столицей Халифата будет Стамбул, а резиденцией управления- султанский дворец Топкалы, «откуда Османские халифы управляли миром». Он также заявил, что «Хизб-ут-Тахрир» намеревается «объявить джихад США, Израилю, Британии, России и Италии», хотя отрицал связь организации с «Аль-Каедой». А лидер «Хизб-ут-Тахрир» в Великобритании, где эта организация действует вполне легально, Омар Бакри в свое время выдал от своего имени фетвы на уничтожение президента премьер-министра Тони Блера за участие в войне НАТО в Ираке и президента РФ Владимира Путина «за преступления против чеченского народа». «Хизб-ут-Тахрир» законодательно запрещена в Турции, России, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, хотя имеет легальный статус в ряде стран Ближнего и Среднего Востока, Палестинской автономии, ОАЭ, Индонезии. Из стран Евросоюза ее запретили только в Германии, причем за откровенно антисемитские лозунги. «Хизб-ут-Тахрир» также не включена в список террористических организаций госдепартаментом США. По оценкам экспертов, отделения организации в настоящее время легально или нелегально присутствуют в 42 странах мира, точное число активных членов неизвестно, хотя, вероятно, исчисляется миллионами.

В Узбекистане деятельность «Хизб-ут-Тахрир» официально зафиксирована в 1995 году, хотя, скорее всего, распространилась гораздо раньше. Выиграв в начале 90-х борьбу за власть в независимом государстве у своих основных соперников - националистических партий «Эрк» и «Бирлик» в Ташкенте и религиозных радикалов Тахира Юлдашева в Ферганской долине, бывший коммунистический лидер Ислам Каримов объявил курс на развитие светского государства. Но с уважением исламских традиций узбекского народа, которые в то время в Узбекистане возрождать и поддерживать было почти некому. За годы нахождения в СССР авторитетное исламское духовенство ханифитского мазхаба было до предела ослаблено идеологическими репрессиями и действительностью государственного атеизма. В сельских регионах наибольший авторитет сохранили остатки суфийских орденов с необычайно широким спектром воззрений их харизматических лидеров - от поддержки народной веры в обычаи и обряды, часто доисламского происхождения, почитания святых мест, мазаров, до радикального аскетизма и проповеди социального равенства на основе шариата. Чтобы восполнить идеологический вакуум, власти Узбекистана первоначально открыли широкие двери для благотворительной помощи из зарубежных стран, в основном Среднего и Ближнего Востока. В городах и поселках новые мечети строились на средства зарубежных миссионеров, в них нередко проповедовали и распространяли литературу приезжие из Пакистана, Египта, Турции, Иордании. В середине 90-х годов, брошюры «Хизб-ут-Тахрир» почти открыто распространялись в мечетях в Ташкенте, Коканде и Ургенче, и среди первых членов ячеек были, прежде всего, молодые люди. Их отличало стремление к строгому соблюдению канонов ислама, осуждение светской жизни и порочных привычек, невежества и «нововведений» - бьида - в повседневной религиозной практике и быту мусульман старшего поколения. Они жестко критиковали «безбожную власть» как в своей стране, так и зарубежных «врагов ислама» в лице США, Израиля, России. Впоследствии идеология «Хизб-ут-Тахрир» и других неортодоксальных зарубежных миссионерских организаций в Узбекистане стала апеллировать к экономической и социальной неустроенности основной массы населения, обещая им справедливое устройство на основе законов шариата и взаимопомощи мусульман в будущем Халифате. Таким образом, государственная идеология Ислама Каримова, уже сформированная им на основе исторических мифов о всеобщем благоденствии и процветании времен Империи Темура и Тимуридов, получила основного и довольно серьезного соперника. Более серьезного, чем националистические демократы. Потому, что исламские радикалы также обращались к социальной утопии, только на религиозной основе.

Первые аресты ваххабитов и членов «Хизб-ут-Тахрир» в Узбекистане произошли в 1998 году, после того как президент Каримов в публичных выступлениях отметил активность нелегальных организаций в стране и сказал, что «мы не можем допустить и не допустим подобных враждебных происков». После террористических актов в феврале 1999 года тогдашний министр МВД Закир Алматов назвал «Хизб-ут-Тахрир» наряду с Исламским движением Узбекистана (ИДУ) Тахира Юлдашева в числе ответственных за организацию серии взрывов в Ташкенте, мишенью которых, по его версии, был Ислам Каримов, хотя погибли 19 случайных прохожих. Вскоре начались массовые аресты. И хотя «Хизб-ут-Тахрир» официально не фигурировала в материалах следствия, стало известно о смерти ее активистов под пытками. В марте 1999 года «Хизб-ут-Тахрир» выпустила первую листовку, касающуюся уже не ситуации во всем мире и перспектив создания Халифата, а конкретно Центральной Азии и Узбекистана. В ней излагалось отрицательное отношение к терроризму, отрицалась причастность к взрывам в Ташкенте, а президент Узбекистана Ислам Каримов был назван «еврейским кяфиром». Вдруг обнаружились сотни членов подпольной организации, распространявшие эти листовки в общественных местах и жилых районах от центра Ташкента до отдаленных глубинок. Власти ответили новой волной репрессий, а радикалы - заявлениями о мучениках в своих рядах. Чему немало поспособствовали местные и международные правозащитные организации, а также остатки интеллигентской демократической оппозиции, прилагавшие все силы к тому, чтобы довести до сведения широкой общественности внутри страны и за ее пределами каждый прецедент преследования по религиозным мотивам. В итоге «Хибз-ут-Тахрир» превратился в официального противника власти Ислама Каримова внутри страны. И этот имидж активно использовался обеими сторонами в своих целях в том числе. Власти Узбекистана обвинили «Хибз-ут-Тахрир» вместе с другими, действующими из-за рубежа, террористическими организациями в террористических актах в Ташкенте и Бухаре весной и летом 2004 года. Чаще всего членов «Хизб-ут-Тахрир» в Узбекистане обвиняют в посягательстве на конституционный строй, под чем подразумеваются призывы к созданию Халифата вместо светской республики. Объединять политические интересы «Хизб-ут-Тахрир» и ИДУ в Узбекистане вполне возможно, поскольку лидеры ИДУ, опирающиеся больше на идеологию ваххабизма в самом начале зарождения их движения, тогда еще легального, предполагали создание шариатского теократического государства, как минимум на территории Ферганской долины. На стихийную поддержку идеи Халифата со стороны населения Ферганской долины, по слухам, рассчитывал и ныне покойный «генерал» ИДУ Джума Намангани, организуя в 1999-2000 годах попытки вооруженной интервенции из Афганистана в Узбекистан. В свою очередь, активисты «Хизб-ут-Тахрир» в соседних странах, когда им удается дорваться до негосударственных СМИ, спешат заявить об очевидной абсурдности подобных обвинений. Дескать, зачем им пытаться создать Халифат в таких экономически слабых и проблемных странах, как Узбекистан или, тем более - Кыргызстан, ведь тогда будет очень трудно отразить неизбежную агрессию США, Израиля и прочих кяфиров Запада. Для победоносного джихада с которыми куда больше подошло бы мощное, во всех отношениях развитое государство, лучше всего обладающее и ядерным потенциалом... Вроде Пакистана или даже России?.. Однако трезвые наблюдатели, слушая эти басни, не могут удержаться от невольных исторических аналогий. Карл Маркс тоже считал, что победа коммунизма возможна только во всем мире сразу, но непременно начнется с наиболее развитых капиталистических стран - Германии, Англии, Франции, зато на практике большевики выбрали для победы революции «в одной, отдельно взятой стране» самое слабое звено мирового империализма - Россию. Потому что там власть была до конца расшатана тотальной коррупцией и самодержавным авторитаризмом, и было больше голодных и нищих, падких на обещания всеобщего рая. Так что зарубежные политологи, сталкиваясь с анализом многолетнего противостояния правительства Узбекистана с чрезвычайно живучим радикальным подпольем, попадают в трудную ситуацию между двух демагогий: краснобаев узбекских спецслужб и агитаторов «Хизб-ут-Тахрир», которые, кстати, тоже по множеству исторических аналогий в местных условиях вполне могут оказаться и одним лицом...

По данным директора центрально-Азиатской программы правозащитного общества «Мемориал» Виталия Пономарева, с конца 1997 года в Узбекистане были осуждены около 15 тысяч человек по уголовным делам с религиозной подоплекой. Преследования ваххабитов также не прекратились, хотя в настоящее время не афишируются из-за нынешнего сближения Ислама Каримова с арабскими странами. «Хизб-ут-Тахрир» категорически отрицает любую причастность к майскому 2005 года мятежу в Андижане, за организацию которого осуждены лидеры местного течения «Акрамия». Чей духовный лидер Акрам Юлдашев еще в 90-е годы отпочковался от «Хизб-ут-Тахрир», создав собственную доктрину шариатского государства бизнесменов, с помощью фондов и делового партнерства мирно врастающего в структуры государственной власти Узбекистана. 23 июня в одном из частных домов в пригороде Джажал-Абада в ходе операции спецназа Кыргызстана были убиты 5 боевиков, предположительно членов Исламского движения Узбекистана. Пока нет никаких комментариев о возможной связи этих убитых с неизвестными лицами, 26 мая совершившими нападение на приграничный узбекский город Ханабад, и взрывами смертников в Андижане. Генпрокуратура Узбекистана в официальных заявлениях не назвала организации, по ее мнению, ответственной за нападение на Андижанскую область, хотя в неофициальных комментариях и называлось ИДУ. Наблюдатели пока не связывают активизацию уголовных судов над религиозными радикалами по всей стране с последними событиями в Ферганской долине.

dn.kz

Предыдущая статьяКитай берет ШОС под свою опеку : Казахстан. Деловая Неделя.
Следующая статьяПереговоры между Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым и Президентом Республики Хорватия Степаном Месичем : «Туркменистан: золотой век»