CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Душанбе на распутье : Казахстан. Деловая Неделя.

6 июня 2009

Душанбе на распутье

5 июня 2009г. ? 22 (850), Деловая Неделя, Казахстан

Юрий Сигов, Вашингтон

Тяжелейшая экономическая ситуация заставляет Таджикистан все больше ориентироваться на Америку

Как и предсказывали многие экономисты и эксперты в области мировых финансов, глобальный кризис, охвативший почти весь мир, внес значительные коррективы в политику практически всех стран, в том числе - и Центральной Азии. Их курс на многовекторность и взаимодействие со всеми ключевыми центрами мирового влияния подвергся нелегким испытаниям, и далеко не все его сумели выдержать.

К тому же уже по традиции в Центральной Азии любое внешнеполитическое «телодвижение» той или иной страны сразу же принято рассматривать как очередной этап непримиримого противостояния между Россией, США и Китаем. Поэтому как только Соединенные Штаты начинают налаживать отношения с одной из стран региона, так тут же такая страна автоматически заносится в ряды «проамериканских», а самих американцев обвиняют в растущей экспансии, а также угрозе безопасности и стабильности. Интересно, что такую критику по причине своего якобы «проамериканского» настроя регулярно слышат то Казахстан, то Кыргызстан, и с недавних пор - Таджикистан. Именно эта республика становится сегодня ключевой для налаживания американцами надежных маршрутов снабжения сил коалиции, проводящих операцию в Афганистане. И именно от поведения Душанбе на данном этапе будет во многом зависеть то, смогут ли Соединенные Штаты сохранить свои позиции в регионе или все-таки отдадут его под влияние России и Китая.

Символично, что именно с начала этого года Таджикистан достаточно регулярно обвиняется некоторыми российскими политиками в «предательстве интересов Москвы», в то время как американцы как раз считают, что отношения между Вашингтоном и Душанбе развиваются поступательно, и по вполне устраивающему Соединенные Штаты плану.

Мосты из Америки и временные рабочие из России

Еще в прошлом году, задолго до прихода в Белый дом администрации Барака Обамы, Соединенные Штаты рассматривали варианты расширения разностороннего сотрудничества с Таджикистаном. К примеру, они профинансировали строительство нескольких пограничных мостов на Нижнем Пяндже, которые связали Таджикистан с Афганистаном. Также важно, что американцы рассматривали строительство этих мостов как важный вклад в налаживание торговых связей между двумя соседними странами. А вот противники этой «мостовой дипломатии» уверены были в том, что теперь значительно будет облегчен путь афганским наркотикам через территорию Таджикистана, и далее в страны СНГ и Западную Европу.

Параллельно со строительством мостов США также стали осуществлять в Таджикистане целый ряд программ, которые призваны были убедить таджикское руководство в долгосрочных интересах американцев в этой стране и их желании действительно помочь ей решить многие свои проблемы, прежде всего- экономические.

Безусловно, ошибочно было бы думать, будто Соединенные Штаты «за просто так» помогают Таджикистану, ничего не получая взамен. Расширение операции сил коалиции в Афганистане против талибов, а также сохраняющаяся напряженность и неопределенность вокруг иранской ядерной программы заставляют Вашингтон тесно сотрудничать со всеми странами в этом регионе. А раз таджикское руководство само проявило желание активизировать свои связи с США, то американцы в обмен на сотрудничество по Афганистану высказали принципиальную готовность оказать этой стране экономическую помощь, а также помочь с инвестициями.

Соединенные Штаты предложили таджикскому руководству самую разнообразную помощь, и Душанбе при тех крайне скудных финансовых ресурсах, которыми республика располагает, от нее просто не может отказаться. На данном этапе общая сумма выделенных Америкой кредитов и помощи Таджикистану уже превышает 1 млрд. долларов, и, в принципе, эта помощь может быть в дальнейшем увеличена.

Но при этом очень важно отметить, что подобное сближение (пусть даже больше показное, чем реальное) с Вашингтоном со стороны Таджикистана проходит на фоне каких-то малопонятных и достаточно странно развивающихся отношений между Душанбе и Москвой.

Не секрет, что с начала этого года Таджикистан потерял очень крупные суммы - по некоторым данным, до 2 млрд. долларов - в результате резкого падения объемов денежных переводов от таджикских временных рабочих, которые раньше регулярно трудились в России. Даже сейчас, когда летний сезон практически уже начался, потребность в той же строительной сфере в России в лишних рабочих руках упала, по разным оценкам, от 30 до 40%.

Оставшиеся дома без работы молодые таджики, вне всякого сомнения, создают немалую социальную напряженность в республике. Да к тому же резкий экономический спад, наблюдаемый в Таджикистане вкупе с природными бедами, постигшими в последние месяцы эту республику (разрушительные наводнения, град, сели), привели к значительному усилению критического настроя в руководстве Таджикистана по отношению к России и ее политике.

А тут еще американцы стали предлагать варианты размещения разного рода пунктов снабжения и других «вспомогательных объектов» для обслуживания афганской операции (избегая при этом термина военной базы) в районе Душанбе. Ведь расстояние между столицами Таджикистана и Афганистана - всего 450 километров по прямой, плюс еще несколько лет назад американцы на высоком уровне получили от таджикского руководства предложение по размещению американского военно-воздушного пункта обслуживания в районе аэродрома Чкаловск, а также и на юге республики, недалеко от города Куляба.

Памятуя же о том, что Таджикистан является членом ОДКБ, плюс на территории республики размещена крупная российская военная база (она дислоцируется в трех таджикских городах), Россия уже не раз выражала свое недоумение подобным «многовекторным уклоном» таджикской политики, а сам «проамериканский крен» во внешнеполитическом курсе Душанбе в Москве считают ошибочным и контрпродуктивным.

На Рогун денег не дадут ни Россия, ни Америка

В этой связи интересно проследить за тем, как развивается в последнее время «многовекторная дипломатия» Таджикистана. Суть подобного курса - дружба и сотрудничество со всеми, кто в этом заинтересован, вне зависимости от того, кто в какие блоки, группировки и союзы входит. Поэтому, с одной стороны, Душанбе сохраняет все свои обязательства по СНГ, ОДКБ и ШОС, а с другой - пытается максимально расширить свои контакты с Соединенными Штатами, Евросоюзом, Ираном и другими заинтересованными в подобной кооперации странами.

Между тем таджикская «многовекторность» - это возможность элементарно выжить в крайне сложной экономической обстановке, которая усугубилась кризисом и в финансовой сфере, и резким снижением внешних доходов республики за последние несколько месяцев. На самом деле другого выхода у республики, как просить о помощи и у России, и у США, и у Китая, и у международных организаций, нет: Таджикистан по-прежнему очень сильно зависит от внешних доноров и денежных переводов своих рабочих из России и Казахстана. И никаких особых изменений в этой непростой ситуации на ближайшую перспективу не предвидится. Именно поэтому президент Таджикистана Эмомали Рахмон и предлагает и России, и США вкладывать деньги в свою республику. Таджики готовы отдавать в аренду свои предприятия (но не отдавать их в собственность), которые с помощью внешних инвестиций могли быть модернизированы и запущены на полную промышленную мощность.

Также следует учесть, что Таджикистану, в основательно просевшем за первое полугодие 2009 года бюджете, приходится нынче считать чуть ли не каждый доллар. Исключительно по этой причине президент Таджикистана Эмомали Рахмон неоднократно посещал такие страны, как Иран, ОАЭ, Катар, Египет, где потенциально можно было бы рассчитывать на получение экономической и финансовой помощи республике.

Однако иностранные инвестиции в республику так пока фактически и не поступают, а экономическое сотрудничество с той же Россией явно не соответствует ожиданиям и надеждам официального Душанбе. Особенно подпортились отношения между Россией и Таджикистаном после того, как Москва фактически не поддержала строительство одной из крупнейших в Центральной Азии гидроэлектростанций в Рогуне, посчитав необходимой координацию в сооружении подобных объектов между всеми странами региона.

Таджикистан, как известно, считает, что именно проблема энергетической безопасности (а точнее - полная зависимость на данном этапе в поставках того же природного газа из Узбекистана) не дает возможности республике успешно развивать свою экономику, а в зимние месяцы оказываться в заложниках от внешних энергетических поставок.

В результате Рогунскую ГЭС Таджикистан вот уже который год строит на свои средства, которых катастрофически не хватает. Россия денег на завершение этого объекта не дает (был вариант, при котором российская компания Рогун могла бы быстро достроить, но Душанбе отказался передавать этот стратегический для себя объект в иностранную собственность) и вряд ли выделит их и по причине кризиса, и в связи с тем, что подобный шаг вызвал бы напряжение в отношениях между Москвой и Ташкентом. Попытки Таджикистана получить средства на завершение сооружения Рогуна из других источников пока ни к чему не привели. Иран и Пакистан вроде бы на словах выражали свою заинтересованность в получении электроэнергии от этой ГЭС, но опять-таки по причине кризисного состояния собственных финансов и экономики явно не намерены рисковать инвестициями в Таджикистане. А Соединенные Штаты, для которых «поднять» подобный объект не составило бы большого труда, в принципе, не заинтересованы в его сооружении. Для Вашингтона с точки зрения региональной стратегии и экономических (прежде всего энергетических) интересов куда важнее на сегодня укреплять связи с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном. Поэтому вкладываться в Рогун и связывать себя этим проектом американцы точно не станут.

К тому же США сейчас несколько по-иному стали относиться и к сотрудничеству со странами Центральной Азии, и к вопросу наличия своих военных баз в этом регионе. Печальный опыт деятельности американских военных баз в Узбекистане, а позднее - в Кыргызстане (Манас), видимо, научил Пентагон очень тщательно выбирать себе союзников, согласовывать с ними заранее все политические и военные нюансы и просчитывать варианты, при которых политическая конъюнктура в том же Кыргызстане или Узбекистане без какого-либо «согласования» с Вашингтоном поменяется. А американские военнослужащие, которых еще вчера узбеки и кыргызы принимали вроде бы с распростертыми объятиями, в одночасье становятся чуть ли не «врагами народа». Поэтому на ближайшую перспективу внешняя политика Таджикистана будет определяться двумя основными моментами. С одной стороны, таджикское руководство и дальше будет всеми возможными путями развивать сотрудничество с Соединенными Штатами, и по максимуму использовать для этого заинтересованность американцев в расширении операции сил коалиции в Афганистане. А с другой стороны, Душанбе нужно срочно что-то кардинально менять в своих отношениях с Россией. Бесконечная информационная война, которую ведут (причем явно не по собственной инициативе) СМИ двух стран, нежелание учитывать интересы друг друга, а также на данном этапе отсутствие личного «контакта взаимопонимания» между первыми лицами в Москве и Душанбе наносят двусторонним связям немало ущерба.

И от того, какие направления своей многовекторной дипломатии таджикское руководство решит в ближайшие месяцы развивать приоритетно, во многом будет зависеть будущее не только самого Таджикистана, но и сопредельных с ним государств.

dn.kz

Предыдущая статьяТегеранская загадка : Казахстан. Деловая Неделя.
Следующая статьяДни культуры Казахстана в Туркменистане |ИП "ТУРКМЕНинформ"