CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

CA-NEWS : Олег Реут: Mr Bakiev - ШОСовская траектория движения

18 июня 2009

Олег Реут: Mr Bakiev - ШОСовская траектория движения

17 июня 2009, 18:30, CA-NEWS

CA-NEWS (KG) - Выборная президентская кампания в Киргизии представляет собой явление скорее дискурсивное, нежели материальное. Это, с одной стороны, вполне оправданно, так как образ самого реального кандидата должен быть очень последовательным и притягательным для избирателей и длительное время не тускнеть. Ведь необходимо убедить многих сторонников, что кандидат обладает как раз теми стратегическими качествами, которые столь необходимы ему любимому и единственному, чтобы стать президентом. Это касается, в частности, такого важного качества, как избираемость, т.е. ситуации, когда у избирателей появляется не просто ощущение, а действенное подтверждение того, что кандидат избираем, он может стопроцентно быть «проходным». В английском языке такая энергетика аккумулируется в термине «electability». С другой стороны, что бы не происходило в публичном дискурсе во время кампании, это лишь повод к очередному выступлению, но не повод к диалогу.

«Полярная Звезда», Россия 15 июня 2009 г. Олег Реут

Признаться честно, в сложившихся дискурсивных противоречиях и лабиринтах завидовать нынешнему президенту Курманбеку Бакиеву нет никаких оснований. Бишкеку приходится продолжать искусно лавировать между Западом, Китаем и Россией, соблазняя первого перспективами инвестиционно-экономического сотрудничества, второго импортом авторитарно ориентированных моделей управления, а третью военно-политическими дивидендами. В конечном счёте, всё это - следствие формирования политики, направленной на приветствие то ли многополярного мироустройства, то ли многовекторной (а значит разнонаправленной) динамики международных отношений.

Конечно, современный мир - это, как выразился однажды коллега-международник, «переходное состояние от одного порядка к другому, когда элементы разных идеологий, религий и интересов замешены в крепкий коктейль». Именно поэтому столь востребованы для самых разнообразных цитат и эпиграфов известные слова Черчилля о друзьях, врагах и интересах. Меркантилизм, прагматизм и неоизоляционизм как бы снова в цене. Вот только вопрос об истинных национальных интересах рано или поздно начинает «упираться» в категории ценностей и идентичностей. От этого и получается, что «гибкая» способность просто адаптироваться к меняющейся среде и адекватно реагировать на неожиданности позиционируется важнее, чем когда бы то ни было.

Для Киргизии августовская военная кампания на границе Грузии и России обозначила начало принципиально нового этапа развития межгосударственных процессов на территории бывшего СССР. Уже в сентябре прошлого года стало понятно, что, с одной стороны, Бишкек получил козырь в игре с Москвой (или против Москвы?). Появилась возможность, откровенно говоря, шантажировать Кремль перспективами признания Южной Осетии и Абхазии, выторговывая при этом определённые блага и преференции. С другой стороны, Бишкек получил своеобразный антибонус, поскольку и у Москвы возникла перспектива ставить решение определённых текущих вопросов в прямую зависимость от киргизского «да» при признании суверенитета двух субтропических государственностей.

Москва, применившая силу за пределами собственных границ, - это, на самом деле, принципиально новая ситуация. И искать ответы на вызовы, связанные с этим «раскладом» приходится и придётся всем партнёрам России. Прежде всего, её соседям.

Перед соседними государствами объективно встал вопрос о способах обеспечения собственной безопасности. По большому счёту было и есть только два варианта. Первый - искать покровительства крупных держав за пределами региона, причем не идейной и общеполитической поддержки, а полноценных, т. е. обязывающих, гарантий безопасности. По этому пути самым естественным образом стали двигаться Грузия, Украина и Азербайджан. В предельно сложном и внутренне противоречивом положении оказались Молдова и Армения. Второй - заключать договоры с Россией, дабы получить такие гарантии от неё. Тем самым можно не только обеспечить защиту от внешних угроз, но и обезопасить себя на случай обострения отношений с могущественным соседом. Киргизия вроде бы пошла по этому пути.

Она приняла решение о выводе военной базы НАТО из киргизского аэропорта «Манас». Приветствовала формирование коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) в составе Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). При этом Киргизия не разделила обоснованные сомнения Узбекистана, позиция которого выстраивалась вокруг трёх справедливых тезисов: 1) об исключении ситуации участия сил КСОР, если конфликт произойдет между двумя членами ОДКБ, 2) о ненаправлении КСОР в другие государства, если это противоречит национальному законодательству (такие ограничения есть у Узбекистана и Беларуси), 3) об обязательной ратификации соглашения по КСОР парламентами стран-участниц.

Ускоренного создания КСОР, однако, добивалась Москва. И, несмотря на позицию Ташкента, казалось, что решение было фактически продавлено. При этом точно известно, что определённые обеспокоенности по отдельным вопросам соглашения неоднократно озвучивал Ереван. «Финт» абсолютно неожиданно, тем не менее, выбросила Беларусь. За несколько часов до начала московского саммита ОДКБ, Минск направил в секретариат региональной организации дипломатическую ноту, в которой сообщил о неучастии белорусской делегации в заседаниях в рамках ОДКБ: «Нельзя вести разговор о вопросах обеспечения военной безопасности в рамках ОДКБ, когда по вине одного из участников Организации подрываются основы этой безопасности, в частности экономической безопасности». - Согласованная позиция Киргизии снова чуть «провисла», так как КСОР однозначно является военным альянсом, в котором и Бишкек, и Минск должны были бы выступать только как равноправные партнёры.

По «Манасу» ситуация, без сомнений, довольно спорная и на порядок запутаннее. Известно, что не так давно визит в Киргизстан нанёс президент Турции Абдулла Гюль в сопровождении представителей крупного бизнеса этой страны. Результатом визита стало обещание турецкого бизнеса инвестировать в экономику этой центрально-азиатской страны более миллиарда долларов. И это на фоне главной темы президентских переговоров о ситуации в Афганистане. Многим внутри киргизского политикума стало понятно, что Турцию, как члена НАТО, эффективно используют американцы в качестве лоббистского инструмента для достижения положительного решения по вопросу о сохранении авиабазы в аэропорте «Манас». У Киргизии с Турцией одна религия, одна языковая группа, и это даёт возможность через уже сформировавшиеся политико-культурные институты сравнительно легко добиваться или, по крайней мере, приближаться к поставленной стратегической цели.

Сразу же после отъезда президента Турции на заседании Совета безопасности Киргизстана был поднят вопрос о текущей ситуации в Афганистане и Пакистане, причём не скрывалось, что делается это с подачи турецкого гостя. А уже спустя неделю президент К. Бакиев принимает предложение президента Афганистана Х. Карзая провести переговоры в закрытом формате. Афганский лидер просит президента Бакиева рассмотреть вопрос «о возможном продлении разрешительных процедур для сил антитеррористической коалиции» для использования ими обсуждаемой авиабазы.

Вот уж, на самом деле, классическая дилемма «уйти нельзя остаться». С одной стороны, конечно, просьба Хамида Карзая вызвана тем, что в настоящее время американцы перемещают центр тяжести военных операций в пределах так называемого «расширенного Ближнего Востока» с Ирака на афгано-пакистанскую зону (и, чего нельзя исключать, на Иран). «Манас» был бы и нужным, и экономически эффективным. С другой стороны, огромные перспективы выстраиваются и проявляются у сторонников разнообразных конспирологических теорий. Ведь «это не Карзай попросил Бакиева, а американцы попросили Карзая попросить Бакиева, причем Бакиев сам попросил американцев, чтобы поступила такая просьба».

Хотя, возможно, всё чуть проще и прямолинейнее. Эксперт Российского института стратегических исследований А. Куртов предпринял вполне обоснованную попытку объяснения инициатив Х. Карзая через внутриполитические реалии: «Скоро предстоят президентские выборы в Афганистане, и Карзай должен «набирать очки». А очков у него пока не так много: население Афганистана все больше проявляет недовольство присутствием оккупационных войск на своей территории, и не просто присутствием, а теми эксцессами, которые чуть ли не ежедневно происходят, когда американские войска то при помощи авиатехники, то на земле обрушивают удары по населенным пунктам, в результате которых гибнут не столько талибы, сколько мирное население : Карзай вынужден метаться и изображать сторонника афганских интересов, а не просто ставленника администрации США. И это ведь не единственная инициатива Карзая в направлении собственного пиара. Он уже и американским союзникам предлагал определиться со временем пребывания на территории Афганистана : Он старается показать себя не только как активный политик при решении внутриафганских проблем, но и как политик, который имеет связи за пределами этой страны. Инициатива обращения к лидеру Киргизии удачно ложится в эту линию, поскольку сочетает в себе и защиту внутриафганских интересов, и позиционирование себя как политика международного масштаба».

Вот только от подобного сочетания «внешних факторов» К. Бакиеву не легче. Искусство возможного порой сталкивается с непреодолимыми препятствиями непредсказуемой природы, силы и направленности. Кстати, как раз именно таковым стало решение России, Казахстана и Беларуси по прекращению переговоров о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО) и началу формирования трёхстороннего Таможенного союза (ТС).

Ситуация для Бишкека предельно «усугубляется» хотя бы тем, что Киргизия, являющаяся членом ВТО с декабря 1998 года, будет вынуждена внимательно прислушиваться ко всем рекомендациям, исходящим из женевской штаб-квартиры глобального торгового регулятора. В первую очередь, это затронет киргизско-казахстанские двусторонние отношения.

В обозримом будущем в ВТО ТС, да ещё с участием Беларуси, не примут, а фактический отказ от вступления России и Казахстана в ряды ВТО несомненно является политическим решением, эффект от которого будет проявляться минимум пять-десять лет. Таможенное объединение - это всегда обособление, очерчивание внешних границ. Это не условная «торговая шторка» и не решение близкое по порядку, например, к российскому неприсоединению к Энергетической хартии (на фоне постоянных разговоров российских властей об энергетической безопасности и ответственности).

Суть ТС заключается в отмене внутренних таможенных пошлин и введении единого внешнего таможенного тарифа. В стратегическом плане ТС - переходный этап от зоны свободной торговли к общему рынку. Именно поэтому ТС нельзя рассматривать как самоцель и самодостаточное образование. - Что же делать в сложившейся ситуации Бишкеку?

Осмысление новой ситуации на постсоветском пространстве должно очевидным образом занять некоторое время. Но именно его у кандидата в президенты К. Бакиева практически нет. Бесспорно то, что он не намерен выстраивать диалог с оппозицией, консолидировать общество и формулировать актуальную внутриполитическую повестку дня. Пока всё происходит «с колёс», в «реактивном режиме», т.е. как реакция на неконтролируемо возникающие дискурсивные мишени и ориентиры.

Многое будет зависеть теперь от Китая. Многое будет зависеть теперь от Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Значимость событий последних недель выходит за рамки только центрально-азиатского или только постсоветского евразийского пространства и затрагивает фундаментальные вопросы мироустройства. Пекин, без сомнения, будут воспринимать намного серьёзнее, что не может не сказаться на выработке Киргизией не только политики безопасности, но и, например, при принятии стратегических решений в области энергетики и внешнеполитического позиционирования.

Принуждение к солидарности - едва ли самый эффективный способ. Весьма актуальным становится известный совет президента США Теодора Рузвельта, который в своё время рекомендовал «говорить тише, когда держишь в руках большую дубинку».

Ведь если Россия создаёт впечатление, что теперь она намерена проводить политику откровенного диктата в отношении соседних стран, то напряжение там будет объективно только расти, как и их стремление найти альтернативы. А вот если Китай будет реализовывать традиционную линию поведения, ориентированную на естественный ход событий и предельно спокойное наблюдение за фрагментацией евразийского пространства по теперь уже конкурирующим военно-политическим и торгово-экономическим блокам, то предпочтение в выборе принципиального гаранта стабильности будет предельно актуальным.

Да, уровень доверия потенциальных участников интеграционных проектов таков, что даже предположить возможность ситуационного успеха язык не повернётся. Но в подобной ситуации, как показывает международный опыт, всегда обнаружится одиночка, который постарается изменить траекторию разворачивающегося процесса. Ведь любая траектория - это всего лишь линия, которую описывает точка при своём движении, а её вид зависит исключительно от действующих на точку сил. Согласен ли Киргизстан Бакиева быть такой точкой?

Олег Реут - независимый исследователь-международник, работал в Институте Кеннана Международного научного центра им. Вудро Вильсона (The Kennan Institute, Woodrow Wilson International Center for Scholars), Вашингтон (2006), в Центре им. Никсона (The Nixon Center), Вашингтон (2007)

ca-news.org

Предыдущая статьяСтраны ШОС разошлись в валютном вопросе
Следующая статьяCA-NEWS : Bloomberg: Китай и Россия соблазняют Среднюю Азию кредитами