CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

khovar.tj

РАСТОЧИТЕЛЬНОЕ ВОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И ВОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

8 июня 2009

РАСТОЧИТЕЛЬНОЕ ВОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И ВОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

08.06.2009, flower.tj

Душанбе, 8 июня. /НИАТ «Ховар»-Радио "Свобода"/. - Обладая крупнейшими ирригационными сетями мира, страны Центральной Азии во время орошения своих полей транжирят воду в таких объёмах, которые трудно представить в других уголках земного шара. Возможно, Центральная Азия является одним из тех регионов мира, где имеется наибольшее количество мирабов, которые тратят воду, ценнейшее достояние этого уголка Земли, по большей части без всякой меры. Кристофер Мартиус, германский учёный, своими глазами наблюдавший особенности орошения обширных хлопковых полей Хорезма (Узбекистан) и написавший об этом целое исследование, следующим образом описывает принципы «щедрого» водопользования в Центральной Азии: «Как-то мы посчитали расход воды на примере спортивного трико, на изготовление которого нужно от 200 до 500 граммов хлопка. На выращивание такого количества хлопка необходимы 7 тысяч литров воды. В Узбекистане на один гектар расходуется от 14 тысяч до18 тысяч литров воды, что на 2-3 тысячи кубометров превышает потребности растений. Иными словами, это количество воды расходуется впустую из-за плохого орошения или плохой её доставки». И такая «щедрость» наблюдается в той стране, где мирабы и земледельцы порой проливали кровь из-за воды. Но такая расточительность присуща не только Узбекистану. Хотя в Кыргызстане мирабы не столь «щедры», как в Узбекистане, у них нет оснований заявлять, что воду они используют правильно. Татьяна Волкова, эксперт из Кыргызстана, ранее работавшая в этой области, говорит: «причиной неэффективного водопользования в нашей стране являются некачественные оросительные сети, которые находятся в неудовлетворительном состоянии. Мы ездили посмотреть те сети, которые ремонтируются за счёт иностранных инвестиций, и увидели, в каком состоянии они находятся. Ирригационные каналы и туннели настолько разрушены, что дехкане не могут пользоваться ими для орошения своих полей. Поэтому огромное количество воды теряется впустую». Ситуация в Туркменистане, который в Центральной Азии стоит последним в «очереди за водой», ещё хуже, чем в Кыргызстане и Узбекистане. Согласно статистике ООН, в пересчёте на душу населения в Туркменистане воды расходуется больше, чем в других центрально-азиатских странах. По потреблению воды на душу населения эта страна может соревноваться с Узбекистаном в борьбе за титул «чемпиона мира», ибо в Туркменистане на одного человека ежегодно приходятся 44 миллиона литров воды. Такого показателя нет ни в одной стране мира. Узбекистан в списке расточительных водопользователей занимает «почётное» второе место. В этой стране на одного человека ежегодно приходится примерно 20 миллионов 600 тысяч литров воды. В Таджикистане расход воды на человека составляет 10 миллионов 843 тысячи литров воды - больше, чем в Кыргызстане, но меньше, чем в Казахстане. Страны, находящиеся в верховьях рек и называющие себя «чистыми родниками» Центральной Азии, считают эти цифры свидетельством несправедливого распределения водных ресурсов. Министерство мелиорации и водных ресурсов Таджикистана заявляет, что по пути Сырдарьи к Аральскому морю Узбекистан забирает из реки более 50 процентов, Казахстан - 42 процента, Таджикистан - только 7 процентов воды, а остальные 0,7 процента достаются Кыргызстану. Значительную часть воды из Амударьи, которая главным образом формируется в Таджикистане, забирают Узбекистан и Туркменистан (почти 43 процента). На долю «мираба», стоящего у истоков реки, то есть Таджикистана, достаётся лишь 15 процентов воды. Однако даже по сравнению с развитыми странами Запада центрально-азиатские страны в целом потребляют намного больше воды, значительная часть которой расходуется впустую. Анатолий Крутов, работавший консультантом международных программ по управлению водными ресурсами Центральной Азии, говорит: «коэффициент полезного действия составляет от 0,4 до 0,6 процента. Иными словами от 40 до 60 процентов воды расходуются впустую». Таково качество каналов и арыков в тех странах, которые, по оценке Всемирного банка, располагают крупнейшей ирригационной сетью в мире. В Центральной Азии жизнь 22 миллионов человек прямо или косвенно зависит от сельскохозяйственного орошения. Именно поэтому в настоящее время между странами, расположенными в верховьях и низовьях рек, обострились споры в связи с распределением водных ресурсов и национальных экономик, причём коренная проблема, то есть расточительное водопользование, остаётся как бы вне поля зрения. Такое неправильное и бесполезное водопользование было характерно для бывшего Советского Союза, и в итоге Центральная Азия стала (и остаётся) свидетелем крупной экологической катастрофы в регионе - постепенного исчезновения Аральского моря. Однако эта трагедия не стала уроком для «мирабов» стран, находящихся в низовьях рек, и они так и не прекратили своего пагубного расточительства. По словам Рустама Латифова, начальника управления водных ресурсов министерства мелиорации и водных ресурсов Таджикистана, обширные поля многих стран региона орошаются дедовскими методами: «Практически по всей Центральной Азии, и особенно в странах вниз по течению, используется старый арычный метод орошения, то есть тысячелетняя дедовская технология. Всё это приводит к огромным потерям воды». С этими словами согласен и немецкий аналитик Кристофер Мартиус. Вот что он говорит: «В настоящее время в оросительной системе Узбекистана теряется 55 процентов воды. Вместе с тем, не вкладываются инвестиции в новые методы орошения и малозатратные технологии ирригации. Не уделяется внимание и выращиванию культур, не требующих большого количества воды». Разумеется, в связи с этим не только Таджикистан, но и все другие страны региона указывают пальцем на Узбекистан, располагающий большими площадями сева хлопчатника, который в советские времена высевали и орошали даже в пустынных регионах, благодаря чему Узбекистан и стал вторым крупнейшим производителем хлопка в мире. В одном исследовании Всемирного банка говорится, что в Узбекистане на орошение одного гектара расходуется 14 тысяч кубометров воды - больше, чем в Пакистане и безводном Египте, у которых ирригационные системы ненамного лучше, чем в Узбекистане. В этих двух странах на гектар расходуется от 9 до 10 тысяч кубометров воды. В Казахстане неправильное орошение привело к засолению пахотных земель, что, по оценке Всемирного банка, стало причиной снижения плодородия как минимум трети земель на юге этой страны. Всемирный банк отмечает, что, хотя Казахстан провёл серьёзные реформы в области использования водных источников и орошения земель, ему ещё предстоит многое сделать в этом направлении. В Таджикистане, по оценке Всемирного банка, эффективный баланс оросительных сетей не превышает 50 процентов, а на местном уровне распределения воды - он и того меньше. Несмотря на обилие воды, пятая часть поливных земель в Таджикистане испытывает 35-40-процентный дефицит влаги. Неправильное распределение воды на местном уровне, по словам экспертов ВБ, и в Таджикистане приводит к возникновению конфликтов между «мирабами» и земледельцами. В Туркменистане потребление воды достигло таких масштабов, что используются все имеющиеся источники воды. Почти 90 процентов всей имеющейся воды потребляется, причём нерационально, сельским хозяйством Туркменистана. Потери воды в каналах достигают 60 процентов, поскольку земледельцы расходуют её сверх меры на полив и промывку земель от соли. Согласно статистике, на один гектар расходуется от 10 до 14 тысяч литров воды. Такой подход привёл к переувлажнению обширных площадей пахотных земель Туркменистана. Чрезмерный полив и неправильный уход за почвами привели к засолению пахотных земель. По данным Всемирного банка, к 1999 году почти 90 процентов почв в Дашовузской и Алхолской областях Туркменистана были засолены в средней или высокой степени. В этой засушливой и жаркой стране беспорядочность в водопользовании, особенно в летний период, также приводит к конфликтам между земледельцами. По словам экспертов ВБ, в настоящее время в этой стране не выделяются достаточные средства для осуществления необходимых мер по недопущению потерь воды. По мнению всех, с кем я беседовал на эту тему, именно эта беспорядочность в водопользовании является главной причиной обострения споров между центрально-азиатскими странами, находящимися в верховьях и низовьях рек. В настоящее время, вследствие глобального потепления, воды Центральной Азии всё больше «испаряются», и вопрос об их правильном распределении и использовании становится всё более злободневным. Таджикистан, который хочет за счёт строительства крупного водохранилища Рогунской ГЭС решить проблему дефицита электроэнергии, «устал» от жалоб правительства Узбекистана, заявляющего, что в период маловодья строительство Рогунского водохранилища оставит страны вниз по течению без воды. На это у Таджикистана готов логичный ответ: Узбекистан должен положить конец расточительному и пагубному водопользованию и прибегнуть к правильным методам орошения. По словам Аждара Куртова, эксперта Института стратегических исследований России, действительно, в настоящее время в Узбекистане вода расходуется впустую, однако то, что сегодня говорят об этой стране, не вполне справедливо: «Уже давно Таджикистан намекает Узбекистану, что, например, в Израиле на выращивание тех или иных растений тратится такое-то количество воды. Но Израиль - это не Узбекистан. Там морской климат и совершенно другие условия для выращивания растений. Кроме того, у Израиля много денег, ведь он живёт за счёт благотворительности различных еврейских организаций. У Узбекистана ничего нет, и он должен жить только за счёт имеющихся возможностей. Поэтому такое сравнение является неправильным и несправедливым». Наши попытки получить ответ на эти вопросы в соответствующих органах самого Узбекистана оказались безрезультатными. Разумеется, власти Таджикистана скажут, что Узбекистан, с его запасами нефти и газа, не такой уж и «бедный», что не может вложить инвестиции в новые технологии орошения. По словам властей Таджикистана, они реализуют многочисленные программы по снижению потерь воды. Рустам Латифов, начальник управления водных ресурсов министерства мелиорации и водных ресурсов Таджикистана, говорит: «В 2006 году, при поддержке Программы развития ООН, мы разработали Стратегию водных ресурсов Республики Таджикистан и сейчас работаем в соответствии с ней. После этого мы внесли в правительство предложение о разработке Программы развития мелиорации и водных ресурсов Таджикистана. Правительство приняло это предложение, и в настоящее время министерство, при участии всех задействованных структур, работает над разработкой комплексной программой, которая будет представлена на утверждение правительству. Наряду с этим, сейчас мы ведём работу в рамках Программы по улучшению снабжения населения Таджикистана чистой водой, программ по улучшению мелиоративного состояния земель, других правительственных программ». В Кыргызстане, Узбекистане и Казахстане ответ такой же, однако, как сказал Радио «Озоди» немецкий исследователь Кристофер Мартиус, после распада СССР практика орошения и использования водных источников не только в Узбекистане, но и во всех странах Центральной Азии не претерпела серьёзных изменений: «После падения Советского Союза во всех странах Центральной Азии каких-либо серьёзных изменений в практике водопользования не наблюдается. Система сохранилась в основном в прежнем виде. Небольшие перемены есть: например, в Узбекистане взимание платежей за орошение передано от государственных учреждений Ассоциации водопользователей и Ассоциации земледельцев. Но эти объединения по-прежнему должны вести переговоры с государственными органами». Анатолий Крутов говорит, что проблема распределения воды в регионе является слишком запутанной, и решить её будет нелегко: «Сократить потери воды можно, например, за счёт ремонта каналов и правильной организации орошения и водопользования. Однако этой воды хватит лишь на среднесрочную перспективу. Нужно быть реалистами: воды в Центральной Азии всё равно недостаточно». Кристофер Мартиус, в свою очередь, говорит, что для сокращения потерь воды в Центральной Азии нужны крупные инвестиции, которых у стран региона, разумеется, нет. Однако отказ от монокультуры, то есть потребляющего слишком много воды хлопчатника, позволит снизить расход воды. По мнению же Анатолия Крутова, только правильное понимание вопроса поможет решить нынешние проблемы региона: «Во время работы в Центральной Азии я видел, что простые люди не понимают, что происходит в регионе. Они видят, что продукты питания стоят дорого, соответствующей инфраструктуры нет, но не понимают, в чём причина этого. На мой взгляд, реалистичное осознание дефицита воды в Центральной Азии поможет всем странам региона принять эффективную стратегию и инвестировать только в приоритетные программы, не тратя деньги понапрасну. Я работал с программами ООН по распределению водных ресурсов в Центральной Азии и знаю, что многое здесь зависит от правильного выбора приоритетов». По мнению Анатолия Крутова, перспективы Центральной Азии небезнадёжны, и пути решения проблемы есть. Однако всё зависит от политической воли и смелости правительств стран региона, которым следует принять болезненные решения, в том числе в области сельского хозяйства. В этой отрасли заняты миллионы жителей Центральной Азии, поэтому руководители стран региона пока воздерживаются от серьёзных реформ в ней.

Тохири Сафар

khovar.tj

Предыдущая статья"ЭК": На малых оборотах. Поток инвестиций в электроэнергетическую отрасль стран ЦентрАзии иссякает
Следующая статьяЭксперт: Государства Центральной Азии способны решать водный вопрос без вмешательства других стран - - ИА REGNUM