CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Весь газ - России, а воду - Узбекистану

31 января 2009

Весь газ - России, а воду - Узбекистану

30 января 2009г. ? 4 (832), Деловая Неделя, Казахстан

Андрей Саидов, Ташкент

Медведев поддержал Ташкент в региональных спорах о водных ресурсах в обмен на газовые

От государственного визита президента России Дмитрия Медведева в Узбекистан, состоявшегося в конце прошлой недели, не ожидалось сенсационных результатов. Основной целью этой поездки в Самарканд и Ташкент, произошедшей задолго после других визитов нового хозяина Кремля в страны Центральной Азии, считалось декларативное закрепление экономических и внешнеполитических связей с правительством Ислама Каримова, осенью прошлого года по своей воле покинувшего ЕврАзЭС в предпочитаемом им дву стороннем формате. Однако публичные заявления, сделанные в ходе переговоров, вышли за рамки дипломатического обмена любезностями, неожиданно повлияв на расстановку приоритетов в региональной политике. Получив от российских газовых монополий обещания нарастить инвестиции в газовые инфраструктуры и разведку новых месторождений, Каримов еще раз подтвердил, что намерен экспортировать газ только в Россию, не заглядываясь на альтернативные направления газовых поставок, особенно заманчивые для Европы после украинского газового кризиса. И даже предложил прибавить к уже запланированным на экспорт «Газпрому» 16 миллиардам кубометров узбекского газа еще 15 млрд. в ближайшей перспективе. Медведев, в свою очередь, заверил лидера Узбекистана в общности стратегических интересов, наращивании сотрудничества в ключевых областях экономики и по основным вопросам региональной безопасности, включая ситуацию в Афганистане. Но отдельным и очень существенным пунктом совместных заявлений прозвучало мнение президента РФ по поводу региональных водных ресурсов, вызвавшее бурный резонанс как внутри Узбекистана, так и в соседних странах. Отвечая на вопросы на пресс-конференции по итогам переговоров 23 января в Ташкенте, Медведев высказался за соблюдение международных правовых норм и интересов всех стран при строительстве новых ГЭС на трансграничных реках.

«Всякого рода проекты, тем более такие глобальные, как гидроэлектростанции, должны создаваться с учетом мнения соседей. Здесь невозможно действовать изолированно - не приведет ни к каким результатам или создаст напряжение, которое придется потом разрешать не экономическими, а политическими методами, не говоря уже о более опасных направлениях или способах разрешения противоречий. Поэтому когда речь идет о сотрудничестве в сфере гидроэнергетики, выполнении тех или иных заказов, Российская Федерация исходит из того, что каждое государство, желающее что-то создать у себя, должно договориться со своими соседями, предоставить надлежащие доказательства экологической состоятельности проекта и выступить в роли нормального полноценного заказчика тех или иных работ. В этом смысле я исхожу из того, что все заинтересованные государства должны обсуждать этот вопрос на коллегиальной основе, руководствуясь в том числе и международными соглашениями на эту тему, а также своими двусторонними соглашениями в дружеской и добрососедской манере», - заявил он журналистам. Это же мнение было отражено в совместном коммюнике, подписанном по итогам встречи президентов России и Узбекистана: «Главы государств согласились с необходимостью учета интересов всех государств, расположенных на трансграничных водотоках Центрально-Азиатского региона, при осуществлении проектов строительства на них гидроэнергетических сооружений, руководствуясь общепризнанными нормами международного права». Что, по сути, почти дословно совпадает с недавними заявлениями МИД Узбекистана, протестовавшими против планов строительства новых ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане при участии российских инвесторов.

Таким образом, Узбекистан неожиданно заручился наконец однозначной поддержкой России в своих застарелых и острых разногласиях с Таджикистаном и Кыргызстаном по вопросу совместного пользования трансграничными водными ресурсами. Строго говоря, эти разногласия были едва ли не главной причиной, по которой Узбекистан разочаровался в своем членстве в ЕврАзЭС и решил отказаться от участия в работе этого регионального союза. Не добившись в рамках ЕврАзЭС признания международного статуса трансграничных рек Тянь-Шаня и Памира, чей ежегодный сток, необходимый для орошения узбекских хлопковых плантаций, на 90% формируется на территории Кыргызстана и Таджикистана, Узбекистан покинул региональный союз и, обиженный на Россию, стал публично апеллировать к мнению международного сообщества. По заявлениям внешнеполитического ведомства Узбекистана, планы Таджикистана и Кыргызстана по строительству каскада Камбаратинских ГЭС на реке Нарын и Рогунской ГЭС на Памире угрожают изменить водный режим рек Сырдарья и Амударья, поставив под угрозу обеспечение питьевой и поливной водой регионы с населением до 50 млн. человек. Но до последнего времени Россия не реагировала на протесты Ташкента, напротив обещая его соседям практическую помощь в развитии их гидроэнергетических проектов. С помощью которых Кыргызстан и Таджикистан, не имеющие собственных топливных ресурсов для работы ТЭЦ и своих месторождений углеводородов, рассчитывали выйти из зависимости от газовых поставок Узбекистана и даже поправить свою экономику за счет экспорта электроэнергии.

Словесные формулировки выступления Дмитрия Медведева в Ташкенте и текст его совместного коммюнике с Исламом Каримовым при желании можно трактовать только как логичную констатацию равноправия интересов всех стран Центральной Азии на совместное использование водных ресурсов. Однако уже во вторник, 26 января, МИД Таджикистана вручил послу РФ официальную ноту с выражением недоумения новой позицией президента России по вопросам строительства новых ГЭС на Памире. Еще в августе 2008 года, во время своего визита в Душанбе, Дмитрий Медведев пообещал возобновить российскую помощь в строительстве Рогунской ГЭС, для завершения которой у Таджикистана не хватает собственных средств. Тогда же был подписан меморандум между «Интер РАО ЕЭС» и Министерством энергетики Таджикистана об участии российских компаний в строительстве Оббурдонской и Яврозской ГЭС на трансграничных с Узбекистаном реках Зеравшан и Кафирниган. О необходимости считаться с интересами Ташкента, протестующего против возведения новых дамб, особенно Рогуна, тогда еще не упоминалось. Пресса Таджикистана в эти дни говорит о необходимости уточнить окончательную позицию России во время предстоящего на следующей неделе, визита Эмомали Рахмона в Москву. Кыргызстан, в разгар прошлогоднего энергетического кризиса получивший от Ислама Каримова обещание поставок 150 млн. кубометров газа сверх обычных контрактов в обмен на согласие по водным ресурсам, пока занимает выжидательную позицию, возможно пока более интересуясь российскими кредитами, чем перспективами инвестиций в строительство Камбаратинского каскада. По мнению многих экспертов, последние заявления президента России по вопросу трансграничных водных ресурсов могут быть существенно смягчены или уравновешены другими предложениями в ходе предстоящих встреч Дмитрия Медведева с Эмомали Рахмоном и Курманбеком Бакиевым. Например, Кыргызстану и Таджикистану может быть предложена помощь российских компаний в начатой в 2008 году разведке собственных месторождений углеводородов на Тянь-Шане и Памире. С другой стороны, аналитики считают, что появившаяся перспектива присоединения Узбекистана к проекту Прикаспийского газопровода и новые предложения Каримова по увеличению газового экспорта действительно могут перевесить прежние планы российского участия в развитии гидроэнергетики соседних стран. Тем более что для новых рискованных инвестиций наступили не самые благоприятные времена. Особенно это касается строительства Рогунской ГЭС, в деталях ТЭО и сметы которой российские инвесторы и таджикские энергетики в прошлом уже расходились во мнениях.

Но продержится ли сама нынешняя газовая идиллия между Москвой и Ташкентом? НХК Узнефтегаз на днях обнародовала сведения, согласно которым с участием иностранных компаний в 2007-2008 годах в Узбекистане открыто 23 новых месторождения и разработана программа прироста до 112 млн. тонн условного топлива до 2020 года за счет дальнейшего увеличения объемов глубокого поисково-разведочного и параметрического бурения. С другой стороны, российский «Газпром», за последние два года уже вложивший $250 млн. в разведку углеводородов на плато Устюрт и дне Аральского моря, констатирует, что крупных запасов нефти или газа пока не нашел. В интервью правительственной газете «Правда Востока» директор ташкентского представительства ЗАО «Газпром - Зарубежнефтегаз» Максут Андержанов сообщил, что до сих пор на северо-западе Узбекистана однозначно успешные результаты получены только при эксплуатации месторождения Шахпахты, открытого еще в 90-е годы прошлого века. Инвестиции «Газпрома» вдохнули в месторождение новую жизнь, позволив россиянам качать до 1 млн. кубометров газа в сутки. Тем не менее Узбекистан, возможно, имеет реальные шансы увеличить экспорт газа в Россию за счет сокращения его обычных поставок тому же Таджикистану, а также в случае успешного продвижения начатой в 2008 году программы по замещению природного газа углем при выработке электроэнергии на тепловых электростанциях. Оптимистичные расчеты также делаются на дополнительные инвестиции «Лукойла» в центральных и южных регионах Узбекистана, где планируется пробурить 180 новых скважин прогнозируемой производительностью до 12 млн. кубометров газа в год. Однако по итогам визита Дмитрия Медведева в Ташкент не был озвучен вопрос о цене на узбекский газ для российских компаний. Соглашение об экспортных ценах на 2009 год было заключено с «Газпромом» 1 января, по некоторым сведениям, на уровне $320 за одну тысячу кубометров в I квартале. С учетом снижения ценовой конъюнктуры на мировом рынке вследствие кризиса, российские отраслевые эксперты прогнозируют среднюю годовую цену на узбекский газ в пределах $210 за 1 тысячу кубометров, исходя из прогнозов «Газпрома» о средней европейской цене $280 и ожидании ценовых преференций от Узбекистана в ответ на наращивание инвестиций. Но еще неизвестно, насколько уступчивой и реалистичной будет дальнейшая ценовая политика Ташкента.

В отношениях Узбекистана с соседними странами региона в сфере энергетики пока отмечается новое обострение противоречий. По многим признакам маловодье, развившееся в бассейне реки Сырдарья в прошлом году из сочетания природных причин с энергетическим кризисом в Кыргызстане, в вегетационный период 2009 года может быть не столь остро выраженным. Метеорологи прогнозируют более влажную и затяжную весну с обильными осадками. Но энергетические разногласия между ближайшими соседями могут наложить свой отпечаток на водный режим трансграничных рек. С конца декабря по техническим и правовым причинам Узбекистан приостановил транзит электроэнергии в Таджикистан, в результате чего власти этой страны перевели Кайракумское водохранилище на Сырдарье в режим выработки электроэнергии, расходуя его водные запасы, и без того скудные по накоплениям прошлого, маловодного года. В настоящий момент приток воды в Кайраккум по Сырдарье почти в 1,5 раза меньше, чем в аналогичный период прошлого года. Дефицит электроэнергии вынудил власти Таджикистана ввести жесткий лимит потребления, при котором даже в столице Душанбе свет подается всего на 15 часов. На этой неделе государственный энергохолдинг «Барки тоджик» заявил, что в таких условиях Таджикистан к концу февраля может лишиться запасов воды в водохранилищах и с наступлением весенних паводков начнет накапливать воду «в своих водохранилищах для своих нужд». В ближайшие дни должны начаться переговоры таджикских энергетиков с узбекскими коллегами. Если взаимоприемлемый компромисс не будет достигнут, то регионы ниже по течению, включая сельскохозяйственные угодья ЮКО, в нынешнюю вегетацию могут вновь ощутить дефицит поливной воды.

dn.kz

Предыдущая статьяВопросы многостороннего сотрудничества Таджикистана с Всемирным банком обсуждены в Душанбе
Следующая статьяЕсть ли выбор у Бишкека?