CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

А.Богданов: Перекошенные паралели. Куда могут завести споры о воде?

18 апреля 2009

А.Богданов: Перекошенные паралели. Куда могут завести споры о воде?

09:48 18.04.2009, ЦентрАзия

ПЕРЕКОШЕННЫЕ ПАРАЛЕЛИ. Куда могут завести споры о воде?

Руководители стран Центральной Азии должны сесть за стол переговоров, чтобы раз и навсегда сообща определиться с режимом распределения и использования водных ресурсов, заявил на этой неделе международный эксперт по энергетическим вопросам, экс-вице-премьер Кыргызстана Базарбай Мамбетов на пресс-конференции в информагентстве "Замандаш-пресс".

Водная проблема была одной из главных и на недавней сессии ООН. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон призвал государства Центральной Азии "создать экономический механизм перетоков водных и энергетических ресурсов, который интегрировал бы интересы стран в верховьях рек, богатых водными ресурсами, и стран низовья, где в основном залегает углеводородное сырье". Он пригласил высоких представителей государств принять участие в специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Душанбе, на которой должна быть дана оценка итогов международного десятилетия действий "Вода для жизни" и намечены ориентиры дальнейшей работы, сообщает Центр новостей ООН.

Выступление таджикского лидера в ООН последовало после того, как Узбекистан выразил недовольство строительством ГЭС в Таджикистане. Перевод гидроэлектростанций Кыргызстана и Таджикистана на энергетический режим работы, а также сооружение новых гидроузлов в этих республиках вызывает недовольство соседей. "В настоящее время в Кыргызстане и Таджикистане без оценки экологического воздействия и согласования с соседями разрабатывают новые масштабные проекты строительства гидроэнергетических объектов в верховьях Амударьи, Сырдарьи и Заравшана - Камбаратинские ГЭС в Кыргызстане и Яванскую ГЭС в Таджикистане: Увеличение сброса воды через турбины ГЭС приводит к затоплению сельхозугодий, жилых массивов, ухудшению жизни населения. От изменения естественного режима стока вод страдает флора и фауна, экосистема, заявил министр иностранных дел Узбекистана Владимир Норов на заседании СМИД ОБСЕ, сообщает российское информагентство Regnum.

Сетуя на нехватку воды, узбекский министр не сказал, что в этом виновата и его республика: "Только малая часть поданной в Узбекистан воды используется для орошения, - говорится в докладе специалистов ПРООН. - Остальная теряется в ирригационных сетях. И это в то время, когда два десятилетия страны Центральной Азии, особенно в низовьях рек Сырдарьи и Амударьи, страдают от недостатка воды. Наиболее уязвим Узбекистан. У него наибольшая в регионе площадь орошения - 4,3 миллиона гектаров, куда идет 82 процента влаги из трансграничных рек".

По данным Мамбетова, ежегодно Узбекистан и Казахстан получали ранее не менее 12 миллиардов кубометров воды. Теоретически она должна была делиться пропорционально, 50 на 50, но фактически из года в год Узбекистан забирает больше половины. И это не случайно: в Узбекистане самая большая в регионе плотность населения. При производстве продовольствия, водные ресурсы эквивалентны, если не более значимы, чем дефицит земли, и спрос на воду будет и дальше расти. В среднесрочной перспективе конфликты при распределении влаги будут возникать постоянно, поскольку в ближайшие годы сток рек может сократиться на треть. С учетом этого, в конце апреля в Алматы намечено провести саммит глав государств-участников Международного фонда спасения Арала. Возможно, здесь подпишут долгосрочное соглашение по управлению водными ресурсами в Центральной Азии.

Водно-энергетическая безопасность имеет как политическую, так и военную составляющие. "Если эти противоречия будут нарастать до крайнего уровня, то можно будет говорить и о каком-то военном противостоянии", заявили недавно эксперты на международной конференции в Душанбе. Специалисты утверждают, что в засушливые сезоны Рогун выгоден не только Таджикистану, но и Узбекистану. Говоря о возможных экологических проблемах после появления Рогунской гидроэлектростанции, таджикский эксперт в области охраны природы Алихон Латифи подчеркивает: "Рогунская ГЭС позволила бы регулировать сток и давать дополнительно Узбекистану гарантии того, что в маловодные годы системы двух водохранилищ - Рогунской и Нурекской - будут лучше обеспечивать находящиеся в низовьях рек поля Узбекистана. Мы будем получать гарантированную электроэнергию, а Узбекистан - гарантированную воду".

Что касается Камбаратинского водохранилища, то оно призвано стать регулятором расхода воды и электроэнергии в верхнем русле Нарына. Если выпущенная из Камбар-Аты-1 вода будет задерживаться в бассейне "Токтогулки", то ее больше накопится для орошения угодий Узбекистана и Казахстана. Но узбекские специалисты этого не понимают и нагнетают обстановку", - говорит Мамбетов.

Некоторые эксперты полагают, что опасения Узбекистана по поводу нехватки воды после строительства Рогунской и Камбаратинских ГЭС упираются не столько в эту проблему, сколько в вопрос появления у соседей рычага регулирования водных артерий. Однако и эти тревоги беспочвенны, при полном заполнении водохранилищ вода в любом случае будет идти в низовья, то есть - на узбекскую территорию. А вопрос регулирования можно решить в рамках общего документа. Вместе с тем, экологи ПРООН призывают всех более разумно использовать воду.

Еще один момент, вызывающий вопросы, - это финансирование проекта. Бюджет у Душанбе более чем скромный, и на Западе скептически смотрят на столь масштабное строительство. Душанбе предлагали ряд альтернатив. К примеру, - сеть малых энергетических объектов. Не раз возникали дебаты по этому поводу и в Кыргызстане, где малые ГЭС могли бы вырабатывать в год более восьми миллиардов киловатт-часов энергии. Но проблему еще с советских времен заслоняли "великие стройки". По словам эксперта британского исследовательского центра Chatham House Юрия Федорова, беспокойство Запада связано не только с тем, что не просчитаны экологические последствия реализации проекта, но еще и с тем, что Иран приобретает все больше влияния в Таджикистане". Эксперт исходит из того, что Иран занимает после Китая второе место по инвестициям в Таджикистан.

Проблема с водой могла бы быть не такой острой, если бы страны региона договорились о совместном распределении воды и электроэнергии. Самое разумное - чтобы за плотинами гидроузлов зимой накапливали бы воду, а электричество вырабатывали на ТЭЦ на природном газе и угле из Узбекистана и Казахстана. О совместном использовании водных и электрических ресурсов разговоры идут несколько лет. В 1998 году три республики подписали соглашение, по которому Кыргызстан обязался зимой накапливать в своих водохранилищах влагу и передавать ее в вегетационный период соседям, которые обязаны поставлять в Кыргызстан энергоносители.

Однако, как только в начале столетия наступил многоводный год, Узбекистан и Казахстан отказались подписать трехстороннее соглашение и не стали покупать у Кыргызстана электроэнергию. Не имея ресурсов, кыргызская сторона вынуждена была больше производить электроэнергии на гидростанциях. Признаки кризиса обозначились в 2003 году, когда обеспеченность стран региона водой составила 70 процентов от потребностей. И вдруг неожиданно в конце того же года воды стало так много, что Шардаринское водохранилище в Казахстане начало переполняться, и возникла угроза наводнения. Правительству Кыргызстана пришлось поступиться интересами собственных граждан и сократить производство электричества на Токтогульской ГЭС.

Это помогло избежать масштабной беды, которую соседи сами же вызвали: побережья Сырдарьи сузилось из-за новостроек и русло реки не могло пропускать всю воду, сбрасываемую через турбины Токтогульской ГЭС. Казахстану пришлось выделить 60 миллионов долларов на расширение русла Сырдарьи, но было уже поздно. Видя бездействие властей, мажлис Казахстана выступил с обращением: "Из-за споров в правительстве и затягивания выполнения обязательств могут пострадать простые граждане братских стран", - заявили депутаты. Если бы соседи сумели собраться с духом и создали организацию по совместному использованию этого ресурса, то не возникало бы угрозы межгосударственных конфликтов из-за распределения воды.

Центрально-азиатским странам пора согласиться с Кыргызстаном, что вода имеет экономическую стоимость при всех конкурирующих видах ее использования и должна быть признана экономическим товаром, полагают эксперты ПРООН.

На возможность серьезного противостояния по этому вопросу недавно указали и эксперты на международной конференции в Душанбе. Они полагают, что необходимо срочно минимизировать водные и энергетические затруднения, поскольку есть прогнозы о возможном сокращении запасов влаги, а рост производства и глобальное потепление климата будут делать водную проблему все более критической.

16 апреля 2009 года Альберт Богданов.

Источник - КАБАР

centrasia.ru

Предыдущая статьяCA-NEWS : Сенат США готовит резолюцию о прекращении практики детского труда в Узбекистане
Следующая статьяВ.Портников: Средняя Азия-Запад. Российская энергетическая дипломатия "поперхнулась" Туркменией