CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

eurasia.org.ru

«Спусковой механизм»

28 апреля 2009

«Спусковой механизм»

28 Apr 2009, eurasia.org.ru

С высоких трибун и в России, и в Казахстане, и в Европе постоянно звучат слова о глобальной и региональной безопасности. И мало кто видит - связь этих понятий это противоречие. Тем не менее, нынешний Афганистан показывает - под лозунгом глобальной безопасности угрозе может подвергаться безопасность региональная. Как видит эту проблему в перспективе российский эксперт по кризисным ситуациям Лев Корольков. Именно он в 90-е годы прошлого века предложил и озвучил концепцию «дуги кризиса», связующей тогдашние события на российском Кавказе, в Косово, в индо-пакистанском приграничье, и исходя из этой концепции предсказал развитие сетевых террористических структур, а также активизацию военных конфликтов именно по «дуге кризиса». В первую очередь - в Афганистане.

ЛК: Главным фактором в доктрине глобальной безопасности в последнее десятилетие ХХ и первое XXI в. стала активизация террористической деятельности во всем мире как средство оказания давления на политический курс тех или иных государств или дестабилизации существующей власти. Естественно, определенным катализатором этого послужили события в сентябре 2001 года в США. Что же касается перспективы решения этой проблемы, то она носит перманентный характер и может решаться лишь применительно к конкретной ситуации путем достижения каких-либо соглашений между теми государствами, которых эта проблема касается. Это как раз связывает глобальную безопасность с региональной.

Что касается трансформации событий, которые могут угрожать стабильности в том или ином регионе (а иногда региональные конфликты, как показывает история, часто превращаются в глобальные), то целесообразно в качестве иллюстрации привести так называемую «дугу кризиса». Последняя географически (и геополитически) простирается от штата Джамму и Кашмир на стыке границ Индии и Пакистана в непосредственной близости от КНР и далее захватывает территорию Афганистана, Иран, Ирак и другие страны Ближнего Востока, включая Израиль, и территории арабских стран, далее Турция, и, грубо говоря, заканчивается в «пороховом погребе» Европы, каковым традиционно являются Балканы. Сюда же мы включаем столь болезненные для национальной безопасности России территории, какими являются Кавказ и потенциально - бывшие центральноазиатские республики СССР.

Тому есть несколько исторических причин. За эти регионы всегда шла геополитическая схватка в XIX-XX - 20 веках между Великобританией и Россией, а затем Советским Союзом. Когда возникли военно-политические блоки, то между ними, судя по событиям, зримыми проявлениями которых стали, к примеру, два «чеченских» и российско-грузинский конфликты, ничто еще не закончилось. Фактически в них Россия столкнулась с мощным противником в лице не только непосредственно чеченских сепаратистов, поскольку спонсором чеченских сепаратистов выступил ряд арабских стран, хотя и не в прямой форме, а через посредство неких ультрарадикальных исламистских организаций. А за грузинскими вооруженными силами стоял блок НАТО во главе с США.

ВВ: Вы специалист по конфликтным ситуациям. Конфликты, затрагивающие интересы двух или, нескольких стран, обычно не возникают внезапно, им предшествует цепь взаимосвязанных событий, в которых, как правило, замешаны не только непосредственные участники конфликта. Как, по вашему мнению, события тридцатилетней давности в Афганистане могли послужить основой для современных конфликтов, если мы будем иметь в виду упомянутую выше «дугу кризиса»?

ЛК: Вы совершенно правы, ни один конфликт, затрагивающий интересы какой-либо страны или группы стран, не возникает спонтанно, ему всегда предшествует определенный период подготовки или действительно цепь взаимосвязанных или взаимообусловленных событий, которые, собственно, и являются фундаментом для возникновения региональной или глобальной угрозы миру. Достаточно вспомнить, что Первая мировая война началась с целой серии инцидентов, или локальных военных конфликтов. Это известный инцидент в Агадире и войны между Балканскими государствами (Болгарией, Сербией, Грецией) за территориальный передел. И только когда все настоящие участники будущего конфликта были готовы, тогда и началась Первая мировая, поводом которой послужил выстрел в Сараево.

В этой связи я хотел бы сказать, что если мы посмотрим в ретроспективе, то существует так называемый «спусковой механизм Истории», когда, казалось бы, незначительное событие вызывает потрясение, захватывающее значительное количество стран. Если брать Новейшую историю, то к таким моментам, наиболее выраженным по своим последствиям, можно отнести все тот же выстрел в Сараево как «казус Белли», что привело вначале к Первой, а затем и к Второй мировой войнам, в ходе которых погибли десятки миллионов людей, произошел ряд революционных изменений, распались империи и мир был переделан.

На мой взгляд, точно таким же «спусковым механизмом Истории» послужили события в декабре 1979 года в Афганистане. Последствия, и более того, развитие конфликта, затрагивающего все ведущие страны не только данного региона, но и остального мира, мы можем наблюдать сейчас.

Если проиллюстрировать сам ход развития событий, то десятилетнее участие СССР в афганском конфликте привело к тому, что в нем участвовали не две стороны, т.е. советский воинский контингент и моджахеды, а практически целый ряд других стран, это прежде всего США и Великобритания (наиболее активно), Пакистан и в меньшей степени Китай, Иран и Саудовская Аравия, снабжавшие моджахедов все возрастающим, по мере развития конфликта, достаточно современным вооружением, продовольствием и всеми другими необходимыми материально-техническими средствами (знаменитый укрепрайон Тора-Бора был построен под руководством строительной компании Бен Ладена и с помощью арабских и западных специалистов и их техники). Индия же занимала лояльную позицию по отношению к режиму президента Наджибуллы и оказывала ему, в свою очередь, морально-политическую поддержку. Таким образом, втянутыми в этот конфликт оказались страны с населением более чем 2 млрд человек.

Этот локальный конфликт, если брать только 10-летие - 1979 - 1989 гг., до момента вывода войск, имел чрезвычайные последствия. Косвенно он послужил катализатором распада СССР. Соединенные Штаты «воспитали» Бен Ладена и послужили созданию той самой «Аль Каиды», которой теперь стараются приписать весь террор, происходящий в мире. В ходе афганской войны там выросло целое поколение, которому была привита ультраисламистская радикальная идеология. Оно было бесполезно для развития экономики страны, но привыкло воевать, и эти навыки нашли применение уже не только в регионе, но и по всему миру. Это оказался настоящий вербовочный контингент для сетевых террористических структур. В конце концов, события в Афганистане косвенно, а возможно, и прямо, привели к двум иракским войнам, которые вели уже США и западные союзники, а затем - к вторжению союзных сил в сам Афганистан под предлогом борьбы с талибами.

Результат многолетнего пребывания контингента союзников в Афганистане можно оценить как нулевой с военной точки зрения, но крайне опасный по своим последствиям с точки зрения дестабилизации обстановки в Пакистане - стране-обладателе ядерного оружия. Если не каждый день, то через день мы можем слышать в новостях о террористических актах то в Ираке, то в Пакистане, что является лучшим свидетельством нарастания дестабилизации в этом регионе, где сошлись интересы всех ведущих стран мира - т.е. Запада в лице США и стран НАТО, России, Индии и Китая. Ситуация на данный момент такова, что какие-либо прогнозы по развитию событий сделать трудно, но во всяком случае ничего утешительного ни один эксперт сказать не может.

ВВ: Могут ли происходящие сейчас или прогнозируемые события послужить основой для нового передела мира?

ЛК: Собственно, эти угрозы в условиях глобального экономического кризиса могут его только усилить. Что касается роли ведущих стран мира, даже тех, которые лежат далеко от границ регионов, где протекает активная фаза конфликта, то ее можно определить как основополагающую, т.к. от их доброй воли зависит характер, течение и результат этих конфликтов. Во всяком случае, на этот раз так называемый «спусковой механизм Истории» определенно приведет к новому мироустройству.

Но «добрую волю» ограничивает то, что с точки зрения театра военных действий Афганистан представляет собой идеальную площадку, позволяющую держать под прицелом целый ряд стратегически важных районов, включая ядерные полигоны в КНР, районы в Пакистане, где располагается его оружие, территории в республиках Центральной Азии, где имеются уран, иное сырье, углеводороды, где проходят пути их транспортировки, развертывать в случае необходимости силы и средства. То есть речь идет о контроле целого ряда стран, как раз лежащих в границах «дуги кризиса».

К ним можно отнести Пакистан, ситуация в котором уже кризисная и имеет тенденцию к явному ухудшению, страны Персидского залива (подлетное время с аэродрома Кандагар составляет 10 -15 минут, чуть дольше - до Ирана), отдельные районы Китая, центральноазиатские республики бывшего СССР и другие страны Каспийского бассейна.

Другим таким местом является Косово, откуда можно контролировать весь Балканский ТВД с прилегающими районами. То есть западные страны имеют две стратегически важные позиции с военной точки зрения: это база «Бондстил» в Косово и Афганистан. Борьба с талибами дает хорошее обоснование и прикрытие для достижения этой цели. С другой стороны, современные сетевые структуры, в качестве упрощения сводимые к «Аль Каиде», используют знание этих целей для подрыва мощи Запада именно на «дуге кризиса», где они имеют наиболее подготовленные для партизанских действий позиции.

Виталий ВОЛКОВ Новая Газета - Казахстан 28 Apr 2009

eurasia.org.ru

Предыдущая статьяКАЗАХСТАН: СЕВЕРНОЕ АРАЛЬСКОЕ МОРЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
Следующая статьяДоминирующая роль России на постсоветском пространстве.