CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Россия, Туркменистан и Казахстан: сотрудничество, полное противоречий

10 января 2008

Россия, Туркменистан и Казахстан: сотрудничество, полное противоречий

10 янваpя 2008 г., zonakz.net

Амиржан ХАСЕНОВ

Туркменистан под руководством нового президента Г.Бердымухаммедова оказался тоже не таким уж удобным партнером для ведения переговоров о сотрудничестве в энергетической области. Причем - не только для Запада, но и для России. И даже - для Казахстана. О последнем позже. Сперва поговорим о том, как в прошлом году складывались отношения Кремля с Ашгабатом.

Еще в прошлом мае при взгляде из Москвы, во всяком случае, казалось, что с вновь избранным 11 февраля того же года новым туркменским руководителем Кремлю вполне удается ладить и извлекать из отношений, складывающихся, таким образом, всемерную пользу для себя.

Сергей Благов, автор "Eurasianet.org" и специалист по СНГ, живущий и работающий в Москве, охарактеризовал тогдашнюю реальность в развитии российско-туркменских связей так: "Российские чиновники и эксперты с трудом скрывают свое ликование по поводу подписания договоров, обеспечивающих Кремлю на вид полный и незыблемый контроль над энергетическими ресурсами Центральной Азии. Основное соглашение, достигнутое 12 мая в туркменском городе Туркменбаши, предусматривает модернизацию Прикаспийского газопровода, идущего вдоль каспийского побережья. Этот договор позволяет России практически монополизировать сферу экспортных поставок туркменского газа" ("Россия празднует энергетическую победу в Центральной Азии").

И вот недавно, 20 декабря в Кремле подписывалось с почти четырехмесячным опозданием соглашение (первоначально говорилось о том, что оно должно быть готово к первому сентября 2007 года) о конкретном сотрудничестве по строительству и использованию этого газопровода. По нему Туркменистан и Казахстан обязуются ежегодно поставлять после сдачи этого объекта по 10 млрд. кубометров природного газа для него. Но вот что в связи с этим событием обратило на себя внимание наблюдателей. Туркменский президент Г.Бердымухаммедов при подписании соглашения в Кремле не присутствовал. И еще со стороны России и Казахстана свои подписи под ним поставили даже не главы правительств, а всего лишь министры - В.Христенко и Г.Оразбаков. А от Туркменистана - чиновник, который еще ниже рангом.

Куда более серьезным было отношение нового туркменского руководства к подписанному в июле 2007 года соглашению о строительстве другого газопровода - из Туркменистана в Китай. 31 августа президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов лично присутствовал на инаугурации проекта, подкрепленного подписанием названного документа. Для этого газопровода туркменская сторона намеревается предоставлять 30 млрд. кубометров сырья ежегодно.

В его строительстве и эксплуатации должен принять участие и Казахстан. Так какие же проблемы возникли у Астаны при налаживании связей с новым руководством в Ашгабате? Дело в том, что еще в 2006 году, когда Г.Бердымухаммедов еще не являлся руководителем Туркменистана, переговоры о строительстве трубопровода, который бы доставлял туркменский газ в Китай уже велись полным ходом. Значительную активность в них проявляла Астана. Тогдашнее руководство в Ашгабате и слышать не хотело о том, чтобы маршрут проходил через Узбекистан, а потом только через Казахстан. Такая позиция туркменской стороны позволяла, казалось, Астане увязывать международный проект с внутренними энергетическими планами страны.

А именно - попутно решить давнюю задачу связывания имеющего избытки газа Западного Казахстана с южным регионом, вынужденным импортировать "голубое топливо" из Узбекистана. Предполагалось начать в 2007 году строительство газопровода по маршруту Бейнеу-Шалкар-Самсоновка и далее до Шымкента. Таким образом Казахстан бы решил не только свою газовую проблему, но и конкретно очертил бы маршрут обхода Узбекистана стороной. Прежнее туркменское руководство, как утверждают, было не против такого варианта. А вот при Г.Бердымухаммедове китайцы, которым чем короче маршрут, тем лучше, убедили Ашгабат согласиться с прокладкой будущего газопровода через Узбекистан. Таким образом, Казахстан оказался в несколько проигрышном положении.

Вообще сейчас еще в отношении Туркменистана наиболее выигрышной считается позиция Китая. Потом - России и Ирана. А самой проигрышной - позиция Запада в целом.

А все, видимо, потому, что Пекин и Москва не имеют привычки перемежать свои предложения Ашгабату по сотрудничеству в энергетической сфере претензиями по ситуации с демократией и правами человека в Туркменистане. Тегеран - тем более. К тому же Китай, Россия и Иран в своих действиях в Центральной Азии руководствуются исключительно собственными экономическими интересами и при этом явного стремления попутно приспособить ресурсы государств региона к нуждам каких-то третьих, транзитных стран не выказывают.

А США и другие западные державы льют воду, образно говоря, на мельницу таких близких своих союзников, как Грузия и Турция. То есть тогда, когда американцы и западноевропейцы предлагают планы и решения по маршрутам транспортировки энергоносителей из Центральной Азии, эти проекты бывают выстроены, прежде всего, в интересах Закавказья и Турции или Украины. Параллельно - в пику России или Ирану.

Но у Запада есть свой плюс. Это - новые технологии и колоссальные инвестиционные возможности. И потом самой той же России ни газа, ни нефти не нужно. То же самое можно сказать и об Иране.

А Западу энергоносители, по большому счету, нужны. Очень нужны. Поэтому настоящего бума в сфере производства углеводородов стран Центральной Азии без участия компаний из США и других западных держав трудно себе представить. В этом можно убедиться хотя бы на примере Казахстана.

Но Туркменистан - это нечто иное. Он идет несколько иным путем. При контактах с теми или иными странами Ашгабат придает большое значение не только потенциальной экономической выгоде от сотрудничества с ними, но и также тому, насколько уважительно их руководители ведут себя по отношению к туркменскому руководству и народу.

Москва явно прекрасно осознает это. И уже давно. Так, в мае 2000 года в Кремле, когда настал срок отправляться вновь избранному главе государства с первым официальным визитом в Центральную Азию, президент В.Путин остановил выбор не на Астане и Бишкеке, которые на словах практически никогда не идут наперекор Москве, а на Ташкенте и Ашгабате, демонстрирующим достаточное своеволие. Такой же целевой визит в столицу Казахстана глава РФ нанес, кстати сказать, только в январе 2004 года, за два месяца до новых выборов:

То есть Москва всегда готова демонстрировать Ашгабату должные знаки внимания. Это помогает ей быстрей всех договариваться с руководством Туркменистана по вопросам энергоносителей. Так произошло и в этом случае. В мае при встрече президентов России, Туркменистана и Казахстана было заключено соглашение о модернизации трубопроводной системы, соединяющей Россию и Туркменистан через территорию нашей страны. В июне руководство российского "ЛУКОЙЛа" объявило о получении у Ашгабата концессии на разработку трех нефтяных блоков в оффшорной зоне Каспия.

Тогда же прошло сообщение о встрече Г.Бердымухаммедова с высокопоставленными руководителями российско-британского совместного предприятия "ТНК-ВР", добывающего нефть в России.

Но все эти достижения сейчас уже не дают уверенности в том, что Москва сумеет сохранить за собой позицию главного энергетического партнера Туркменистана. Ей на пятки наступает Пекин, который, кстати, уже добился значительного присутствия в нефтегазовой отрасли Казахстана.

В туркменском направлении у него тоже наблюдается сейчас стремительный прогресс. Президент Г.Бердымухаммедов распорядился создать Совет по осуществлению туркмено-китайского межправительственного соглашения о строительстве газопровода в китайском направлении и об экспорте природного газа из этой страны в КНР. Новая структура должна подготовить план мероприятий с целью налаживания экспорта туркменского газа в Китай, начиная с 2009 года.

С Ираном у нового руководства Туркменистана связи также развиваются интенсивно. В июне Г.Бердымухаммедов совершил поездку в Тегеран. В августе должен состояться ответный визит иранского президента Махмуда Ахмадинежада в Ашгабат. Но главное - это то, что Иран планирует увеличить импорт газа из Туркменистана почти вдвое.

Не остается в аутсайдерах в плане налаживания взаимовыгодных связей с новым руководством Туркменистана и Казахстан. Г.Бердымухаммедов принимал в Ашгабате не только президента Н.Назарбаева, но и также Б.Измухамбетова, бывшего до недавнего времени министром энергетики и минеральных ресурсов РК. И сам совершил ответный визит в Астану. Казахстану отводится ключевая роль транзитной страны в планах Туркменистана расширить поставки газа в Россию и наладить экспорт "голубого топлива" в Китай. Одним словом, Казахстан к "шапочному разбору" потенциальных экспортных объемов газа из Туркменистана явно не опоздал. Но отношения с новым туркменским руководством у Астаны так же, как у Москвы, складываются непросто.

zonakz.net

Предыдущая статьяИнтернет-портрет Григория Марченко - союзники и недруги. Постсоветские вожди нарастили мускулы. Правительство обещает...
Следующая статьяСвобода в чадре