CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Кто регулирует политическую погоду

26 октября 2013

Как известно, министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов полторы недели назад в ходе правительственного часа объявил о намерении его ведомства сделать национальным проектом вступление Казахстана в Совбез (СБ) ООН. Естественно, речь идет не о постоянном членстве, а об участии в работе СБ в течение двух лет - в период 2017 - 2018 годов. (Наряду с пятью постоянными членами СБ - Россией, Китаем, США, Францией и Великобританией, там по два года работают так называемые непостоянные десять членов, из них пять новичков каждый год.) Официально заявлено о том, что таким образом Астана намерена в период своего членства в СБ привлечь большее внимание ООН к проблемам региона.

А через несколько дней после этого заявления демарш, связанный с ООН, осуществил Эль-Рияд. Он отказался как раз от того, чего желает добиться Астана. СМИ известили о том, что МИД Саудовской Аравии не просто отклонил приглашение в СБ, но и обвинил ООН в «двойных стандартах» при разрешении сирийского кризиса. Обосновывая свой решительный шаг, монархия предложила расформировать ООН как организацию, показавшую свою недееспособность как в Сирии, так и в других горячих точках.

Лет двенадцать тому назад это заявление можно было бы считать блажью Эль-Рияда, к Казахстану и его помыслам о международной карьере ни малейшего отношения не имеющей. Но сегодня, когда при первостепенном участии саудовских спецслужб, дипломатов и денег осуществляется геополитическая перекройка всего исламского мира, заявление МИДа этой страны следует расценить как проб-ный камень, брошенный в конструкцию мирового порядка, сложившегося после Второй мировой войны, использующего ООН и его СБ в качестве главного института. Многие осознают, что этот институт отстает от реалий, резко изменившихся после распада СССР и последовавшего за этим значительного ослабления роли России в этом мировом порядке - этот процесс условно и не совсем верно обозначили как «конец биполярного мира». Но от югославского кризиса вплоть до конфликта в Ливии Москва не ставила решительных препятствий в осуществлении «великого передела», более или менее трезво соотнося свои политические амбиции с реальным соотношением сил в мире большой военной политики. За это время в секторе такой политики сформировался конгломерат, включающий ряд стран НАТО (в первой шеренге США, Франция, Британия), Израиль и Саудовскую Аравию с Катаром. Этот клин, стараясь увлечь за собой других союзников, таких как Турция, направлен в первую очередь в сторону Сирии и Ирана. Но его последовательному движению вдруг воспрепятствовал СБ ООН, где Россия, имея негромкую и не очень надежную, но все же поддержку Китая, попыталась восстановить статус кво, и ей, по крайней мере, на время, это удалось - ООН, формально все еще отражающая точку зрения «мирового сообщества», не отдала на откуп конгломерату решение сирийской проблемы, которую тот интерпретирует как «проблему Асада».

Пока не ясно, в какой мере вето России и уверенная риторика ее МИДа подкреплены готовностью подкрепить слова вооруженными силами и наличием влиятельных союзников, но атака Эль-Рияда на СБ ООН служит подтверждением того, что принцы и шейхи восприняли это изменение всерьез и решили, что демонтаж ООН теперь больше подходит для достижения их целей, нежели сценарии, где Москву можно было бы напугать или купить, чтобы она снова не ставила палок в колеса СБ.

В этой ситуации намерение Астаны занять место в СБ - не просто имиджевая компания а-ля председательство в ОБСЕ. В Акорде не могут не понимать, что заявление Ерлана Идрисова будет соотнесено с демаршем МИДа Саудовской Аравии и воспринято как афронт Эль-Рияду. Казахстан в последние годы старался заявить о себе как о государстве, способном в международных организациях представлять голоса стран, расположенных от Ирана до Китая и Индии. Он выходит на первые роли в Организации Исламской конференции. Этот углеводородный тяжеловес, конкурент стран Персидского залива, говорит о том, что по-прежнему считает СБ центральным мировым регулятором.

Известно, что за прошедшие двадцать лет Саудовская Аравия и Катар потратили немало средств, чтобы в Астане, да и во всем Казахстане, у них было как можно больше друзей. Среди верующих, среди коммерсантов, среди политиков. Менее известно, что действия разведок этих стран, направленные на подготовку и финансирование исламистских боевиков для их дальнейшего участия в боях по дуге кризиса - в Афганистане, в Ливии, в Сирии, вызвали серьезное беспокойство и раздражение на самой вершине власти в Астане.

До 2017 года времени - по шкале политического времени - совсем немного. Еще год - и из Афганистана уйдет основной контингент НАТО. Прогнозисты склоняются к тому, что в течение последующих нескольких лет на регион, который намеревается представлять в ООН Казахстан, с Гиндукуша надвинутся тучи, по природе сходные с теми, которые витают над Сирией. Такой прогноз «политической» погоды - не просто воля истории, а программа, которую осуществляют монархии Персидского залива исходя из собственных интересов. СБ ООН в нынешнем виде совершенно не соответствует этой программе. Поэтому раскачивание этой конструкции лишь усилится. Астане на пути в СБ следует к этому быть готовой - в отличие от стран Запада, которые, как и в случае с председательством в ОБСЕ, поспорят и покритикуют ее на политических подиумах, но в конце концов могут принять заявку Казахстана - Эль-Рияд, с очень большими амбициями в мировой политике, вполне способен на неполитические меры давления, чтобы добиться изменения политической позиции своих оппонентов. Можно напомнить, что недавно президент Российского института Ближнего Востока Евгений Сатановский указал на то, как руководитель разведки Саудовской Аравии принц Бандар бин Султан пытался шантажировать российское руководство - либо Москва «меняет свою позицию в ООН по Сирии и открывает дорогу интервенции, либо принц не гарантирует» безопасность во время Олимпиады в Сочи.

Виталий ВОЛКОВ, эксперт по Центральной Азии в Германии, специально для «Новой» - Казахстан»

novgaz.com

Предыдущая статьяПроблема мигрантов - нерв евразийской интеграции
Следующая статьяИзвращенное общество. Демократия определяется по сексуальным признакам?