CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

iamik.ru

Манас: чем закончится игра?

16 февраля 2009

Манас: чем закончится игра?

16 февраля 2009 09:27, ИА МиК - информационно-аналитическое агентство

Отношения западных стран, в первую очередь, США с тем или иным государством постсоветского пространства уже давно вышли за рамки двустороннего формата. Объявив территорию соседних республик зоной своих национальных интересов, Россия все чаще берет на себя роль арбитра, а то и открыто вмешивается в эти отношения, навязывая своим соседям ту модель поведения, которую она считает более выгодной для себя. Однако это получается не всегда, и тогда пути расходятся, братские узы рвутся, а друзья превращаются во врагов. Тот же, кто враждовать с Россией не хочет, начинает лавировать между ней и Западом, пытаясь использовать имеющиеся козыри по максимуму, что часто выглядит как неприкрытый торг:

Именно так многие наблюдатели воспринимают решение президента Кыргызстана Курманбека Бакиева закрыть американскую базу в аэропорту Манас, вернее его заявление об этом, так как в том, что база на самом деле будет закрыта, есть большие сомнения.

Голосование по этому вопросу может состояться не раньше апреля, сообщили депутаты кыргызского парламента. Президент Бакиев тянет с решением вопроса, желая предпринять еще одну, последнюю попытку договориться с Соединенными Штатами о более выгодных для страны условиях аренды базы, отмечают некоторые обозреватели. Другие выдвигают предположение, что Бакиев не торопится с принятием окончательного решения, дабы иметь возможность убедиться, что Россия выполнит все взятые на себя финансовые обязательства. «Обсуждение вопроса об американской авиабазе не стоит на повестке дня парламента ни на этой неделе, ни на следующей», - заявил лидер Социал-демократической партии Кыргызстана Бактыбек Бешимов. Представитель парламентской пресс-службы Кыргызстана Мелис Эрджигитов также засвидетельствовал, что законопроект о закрытии базы «Манас» не значится на февральской повестке дня парламента. Парламентская пресс-служба со своей стороны подтвердила, что на большую часть марта депутатский корпус планирует уйти на каникулы. Если эти планы останутся в силе, голосование по законопроекту о базе «Манас» состоится как минимум не раньше апреля.

Лидер Коммунистической партии Исхак Масалиев, поддерживающий решение о закрытии базы, также подтвердил, что парламент в ближайшее время не будет рассматривать этот вопрос. Возникла проблема технического характера, объяснил он. «У нас имеются соглашения об использовании базы «Манас» с 13 странами. Кыргызское правительство вошло в парламент с законопроектом о денонсации договора только с Соединенными Штатами. Это неправильно. Два дня назад правительство пообещало в ближайшее время внести на рассмотрение законопроект с остальными странами. Это никак не связано с политикой, просто стандартная процедура», - сказал Масалиев.

Согласно Конституции, до проведения голосования законопроект должны обсудить по существу все три партии, представленные в парламенте. Хотя комитет по обороне уже одобрил законопроект, социал-демократы отложили его обсуждение в связи с невозможностью прибыть на заседание основного докладчика, министра иностранных дел Кадырбека Сарбаева. Даты обсуждения законопроекта двумя другими фракциями - Коммунистической партии и правящей партии «Ак Жол» - пока не определены.

Учитывая, что пропрезидентская партия «Ак Жол» занимает подавляющее большинство мест в парламенте, трудно поверить, что за отсрочкой стоят проблемы технического характера, говорят оппозиционные политики. В течение нескольких дней по возвращению президента из Москвы парламент сумел ратифицировать три других соглашения с Россией: о безвозмездной ссуде и займе на сумму 450 млн. долларов, о списании долга в размере 193 млн. долларов, и о российских инвестициях в ГЭС «Камбарата-1» в объеме 1,7 млрд. долларов.

Некоторые политики полагают, что президент намеренно откладывает голосование до той поры, пока Кремль не покажет Бишкеку деньги. Лидер социал-демократов Бактыбек Бешимов считает, что проволочка призвана стать своего рода гарантией. «В начале апреля Россия должна перевести в адрес Кыргызстана согласно ратифицированному соглашению 450 млн. долларов, - сказал он EurasiaNet. - Но с денонсацией договора об американской авиабазе власти пока не торопятся. Почему? В апреле правительство посмотрит, переведет Россия деньги или нет».

Другие думают, что Бакиев выжидает, желая увидеть, как будут развиваться этой весной политические события. Всю зиму оппозиционные партии грозили развернуть в марте-апреле митинги протеста. Бакиев, возможно, хочет посмотреть, сможет ли он в случае нужды рассчитывать на Россию.

Может, президент и пытается получить побольше денег от Соединенных Штатов, но вину за закрытие базы он, тем не менее, продолжает возлагать на Вашингтон.

11 февраля на первой за последние два с половиной года пресс-конференции президент Бакиев обвинил США в игнорировании мнения Кыргызстана. Отвечая на вопрос журналистов о том, как отразится решение кыргызского правительства по выводу авиабазы «Манас» на отношениях с западными странами, Бакиев заявил: «Отношения с Западом не испортятся. Здесь нет политических разногласий между Кыргызстаном и США, между Кыргызстаном и Европой. До сих пор США и европейские государства нас поддерживали, и Кыргызстан их поддерживал. Вопрос в экономической составляющей. На протяжении трех лет мною неоднократно поднимался вопрос о пересмотре условий соглашения. Время другое, цены другие. Кыргызстан испытывает нелегкое экономическое положение. Мне три года говорили «хорошо», но ничего не происходило. Мы должны уважать себя, мы суверенное, независимое государство. Бывший секретарь Совета безопасности Мирослав Ниязов договаривался на 150 миллионов долларов в год, но США и это не выполнили. Я не говорю о сбросах топлива, об экологических вопросах. По поводу убийства гражданина Кыргызстана Иванова я тоже поднимал вопрос о расследовании на различных уровнях. О каком суверенитете можно говорить, если я как президент страны не могу защитить своего гражданина, если американская сторона в течение двух лет не может решить вопрос? А сколько было препятствий в расследовании уголовного дела? Это не спонтанное решение, эти проблемы копились годами. Почему мы с европейскими державами не обсуждали эти проблемы? Потому что большинство контингента - американцы. Думаю, европейские коллеги с пониманием отнесутся к этому. Сейчас они понимают, что допустили ошибку, надо было прислушаться к голосу Кыргызстана, к голосу президента, к голосу народа. А не игнорировать этот голос. Но в политическом плане у нас полное понимание».

Лидер социал-демократов Бактыбек Бешимов между тем недоволен тем, как президент Бакиев решает вопрос о базе «Манас». Он напомнил, что в январе кыргызское правительство заверило главу Центрального командования США генерала Дэвида Петреуса, прибывшего в Кыргызстан с визитом, что американские силы останутся на базе. Но уже менее двух недель спустя Бакиев изменил свою позицию. «Теперь Соединенные Штаты и НАТО не будут вести с нами серьезные переговоры. Скорее всего, для обсуждения будущего базы они обратятся к Москве», - полагает политик. Некоторые кыргызские эксперты считают, что инициатива вывода американской авиабазы напрямую шла из Кремля. Об этом заявил политолог Марс Сариев: «Основной импульс политической воли идет из Москвы. Вывод авиабазы «Манас» с территории Кыргызстана - это сложная политическая игра. Я предполагаю, что центр силы по закрытию авиабазы - это Москва, и, по моему мнению, закрытия не состоится. Будет идти напряженная политическая борьба между США и Россией, своеобразный политический торг по вопросу размещения ПРО в восточной Европе, по приему Украины и Грузии в НАТО, по военной базе в Грузии. И если эти вопросы будут решены, Россия согласится, чтобы база осталась на установленный срок в Кыргызстане. Я думаю, решение принимается между двумя сверхдержавами. И закрытие базы в военном плане очень невыгодно странам ОДКБ и Китаю. Потому что тогда будет непосредственное военное соприкосновение войск ОДКБ и Китая, а так как Талибан является очень боеспособным соединением, что показали военные события Афганской кампании, когда западный альянс не может победить. Я думаю, что Россия оставит эту базу, согласившись на компромиссный вариант». По словам Сариева, Бакиев выполнил политическую волю Москвы, которая делает многоступенчатую политическую комбинацию. «Деньги, обещанные Москвой, жизненно важны для Кыргызстана. Эти 2 млрд. - это политическая поддержка Бакиева, это смягчение экономического кризиса. Таким образом, с помощью Москвы Бакиев получил экономическую и политическую поддержку, а это вопрос президентских выборов 2010 года и устойчивости действующей власти».

Бишкекская правозащитница Азиза Абдурасулова считает, что Вашингтон оказался не слишком надежным союзником в ходе своего пребывания на территории Кыргызстана. «Возникали ситуации, когда американцы никак не реагировали, и причина, возможно, заключалась в нахождении их базы на территории Кыргызстана», - говорит она. Не раз и не два «нас никто не услышал. По целому ряду вопросов мы даже встречались с Кондолизой Райс, но нас все равно не услышали». Американцы ставят «свои интересы превыше демократических ценностей», добавляет она.

Между тем ряд общественных деятелей выступают против этого шага. Экс-госсекретарь КР Осмонакун Ибраимов подверг критике решение Бакиева закрыть базу, выразив обеспокоенность тем, как эта проблема скажется международном имидже Кыргызстана. Этот шаг лишь «испортит отношения с Западом», подчеркнул экс-госсекретарь. А объявлять о принятом решении в Москве было признаком слабости. «Хуже быть марионеткой в чьих-то руках», чем проявить слабость дома, убежден Ибраимов. «Над нами смеялись даже сами русские и имели на это полное право». Россия все равно поправит свои отношения с Западом, полагает он, причем за счет Кыргызстана: «Посмешищем будем только мы, кыргызы».

Российские эксперты также не верят в незыблемость принятого Курманбеком Бакиевым решения. Член Общественного совета при Минобороны, член Совета по внешней и оборонной политике Виталий Шлыков не исключает, что решение по поводу Манаса может быть не окончательным, поскольку в прошлом Бакиев уже не раз менял свое мнение по этому вопросу. Кроме того, само по себе закрытие базы может привести в будущем к сворачиванию американской программы в Афганистане, а это уже противоречило бы интересам России. «Конечно, присутствие США в любом районе Востока для нас невыгодно, но с точки зрения безопасности это гораздо менее неприятно, чем усиление талибов», - заявил эксперт.

Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» полагает, что Россия рассчитывает на то, что у Вашингтона нет альтернативы серьезному сотрудничеству с Москвой. Активизация боевых действий в Афганистане требует усиленной тыловой и транспортной поддержки. Уверенности в Пакистане как стране-транзитере грузов нет никакой - ситуация там становится все более угрожающей. Теперь Кремль демонстрирует, что и для взаимодействия с центральноазиатскими государствами нужно прежде договориться с Россией. Причем договориться, видимо, не только по вопросам регионального значения, но и по широкому списку, считает эксперт. Дополнительным фактором служит то, что страны Центральной Азии находятся в тяжелом экономическом положении, однако желающие помочь этим государствам в очередь не выстраиваются. Для Москвы поддержание их жизнедеятельности - это не только возможность укрепить свои позиции, но и превентивная мера во избежание более серьезных неприятностей. Ведь социально-экономический коллапс в Киргизии или Таджикистане с неизбежностью отзовется и в России, напоминает Лукьянов.

Похоже, что накануне обещанной апрельской встречи Медведева и Обамы стороны будут поднимать ставки. Вытеснение базы из Манаса и утечка о том, что американская администрация намерена предложить Москве 80-процентное сокращение ядерных арсеналов, - явления схожего порядка. Цель - поставить партнера в положение обороняющегося, улучшить собственные переговорные позиции.

Подобная эквилибристика на грани взаимного шантажа чревата серьезным конфликтом, тем более что нервы взвинчены до предела из-за неблагоприятной предыстории отношений и мирового кризиса. Во всяком случае, ни о каких мерах по укреплению доверия речи пока нет, а без него любая инициатива, даже если она обусловлена искренним желанием разрешить конфликтную ситуацию, способна принести противоположный результат, заключает Фёдор Лукьянов.

Эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов со своей стороны отмечает: «Никаким обещаниям я не верю до тех пор, пока они не реализованы на практике. Тем более когда речь идет о главе Кыргызской республики. Курманбек Салиевич Бакиев три года назад уже давал похожее обещание, причем давал он его не просто перед президентом России, а перед главами государств - членов Шанхайской организации сотрудничества. И обещания своего не сдержал. Для сомнений есть и другие причины. Насколько я знаю, не так давно кыргызские структуры заключили соглашение с американцами на обслуживание отдельных объектов, связанных с функционированием американской базы в аэропорту «Манас». Я не думаю, что эти соглашения были заключены только ради того, чтобы, извините за жаргон, кинуть американцев на деньги. Или из-за того, что политическое решение этого вопроса оттягивалось. На подготовку этого решения нужно время: все должно быть оформлено, согласовано с парламентом, есть и технические аспекты проблемы - нельзя просто дать под зад американцам и пинком выкинуть их с этой базы. Они должны нормально свернуть свою деятельность, переместить куда-то эти объекты. Скорее всего, это займет даже не недели, а как минимум несколько месяцев. И кто знает, что может произойти за это время? К сожалению, партнеры России по СНГ - я имею в виду азиатскую часть Содружества - это люди, которые живут в атмосфере плотного восточного лукавства. Это часть их менталитета, и они часто этого даже не замечают, воспринимая свою систему ценностей как единственно возможную».

Аджар Куртов также отмечает, что заключенное соглашение может быть невыгодным для России: «Да, общая сумма, предоставляемая Россией, весьма внушительна - два миллиарда долларов. Но существенная часть этой суммы - кредиты, а значит, предполагается, что эти деньги будут вложены и потом принесут прибыль. Долг 180 миллионов долларов вроде прощается Киргизии, но прощается он в обмен на акции предприятия «Дастан», входившего раньше в военно-промышленный комплекс СССР. Тут у меня возникает очень серьезный вопрос: а так ли уж нужно России это предприятие? Что, наш ВПК без него существовать не может? Тем более что вопрос о жизнеспособности и функционировании бывшего завода «Физприборы» - это серьезная проблема, потому что из Киргизии уехали многие специалисты. И я не думаю, что это предприятие сможет стать таким же, каким было в советское время. Кроме того, насколько мне известно, сначала разговор шел о гораздо большем проценте акций, которые должны были быть переданы России. Теперь же мы не достигли и того, что называется «контрольным пакетом» - у нас только 48 процентов.

Но часть российских денег передается Кыргызстану на суперльготных условиях, под очень низкий процент и на сорок лет. Сорок лет! Кто мог предположить сорок лет назад, какие тектонические изменения произойдут на постсоветском пространстве? И кто может знать, что будет еще через сорок лет? Скорей всего, лет через пять, а может, и больше, кыргызское руководство опять обратится к России с просьбой либо реструктурировать долг, либо частично его простить. К России постоянно обращаются с этими просьбами: мол, как же так? Вы же прощаете долги Монголии, Афганистану, Алжиру... А мы-то союзники...

Россия, действительно, несет очень большие расходы, реализуя ту интеграционную политику на территории постсоветского пространства, которую считают нормальной. Я не во всем разделяю ценности этой политики. Все-таки союзнические отношения не должны строиться на полностью равноправной основе: трудно представить себе равноправие в экономической сфере между Россией - гигантской экономической державой - и Кыргызстаном, которому не хватает ресурсов для независимого существования, причем не только политического, но и экономического. Но отношения эти могли бы строиться на основе реальных общих целей, причем цели эти не просто бы декларировались, но и реализовывались в совместных проектах. Практика должна быть мерилом наших суждений и об эффективности любой организации, и об искренности или неискренности заявлений тех или иных политиков». И наконец, еще один аргумент, на который указывает Куртов - отсутствие для России смысла в том, чтобы настаивать на закрытии базы. «С точки зрения российских интересов и ее обороноспособности - нам что, так уж катастрофически мешает эта база «Манас»? Что, оттуда исходит какая-то апокалипсическая опасность? Там что, шахты со стратегическими ракетными установками? Нет, это база тылового обеспечения, и на самом деле она для России имеет не большее значение, чем для Кыргызстана или для Казахстана. Я думаю, что в этой базе должно быть заинтересовано, прежде всего, само кыргызское руководство, причем из соображений безопасности, а не из-за каких-то шкурных интересов получения прибыли. И я не думаю, что именно Россия давила на Бишкек, чтобы он вывел базу, а мы бы в обмен обещали какие-то деньги... В условиях кризиса кыргызы обратились к России за экономической помощью, а поскольку получить с этой республики в ответ мало что можно, то естественно, на поверхности оказался вопрос... ну, хотя бы о базе. Думаю, было так. А как это увязывается с тем, что Россия не против сотрудничества с антиталибской коалицией? Я думаю, что Россия заинтересована в том, чтобы к афганской проблеме было подключено максимальное число государств, граничащих с Афганистаном. Ведь сейчас никто не подключен к политическому процессу: ни Иран, ни Китай, ни Узбекистан, ни Туркменистан, ни Таджикистан, ни Пакистан. Пока в политическом процессе участвуют только американцы и их союзники».

Также эксперт отмечает, что эта база не так необходима и для НАТО, чтобы воевать в Афганистане. «Я не думаю, что эта база так уж жизненно необходима. Постоянная антитеррористическая операция требует очень больших финансовых вложений, это основная проблема. Гораздо дешевле возить грузы не по воздуху, а по железной дороге. И Россия ведь не пресекает НАТО эту возможность, мы предлагаем свою территорию. Но даже если бы мы не предлагали - есть еще возможности доставить грузы в Афганистан наземными путями - через Каспий, через Кавказ, через Узбекистан, - указывает Аджар Куртов. - Другое дело, что по извечной советской привычке мы подозреваем - и совершенно справедливо подозреваем - что от этой военной базы может исходить угроза для внутренней стабильности наших потенциальных союзников в Центральной Азии. Ведь военно-стратегический альянс не идет нам навстречу, провозглашая одно - и делая совершенно другое, приближаясь к нашим границам: и в Европе, и на Северном Кавказе, и в Центральной Азии... Поэтому в России и подумали: желательно, чтобы этой базы не было...».

Заведующий сектором Афганистана Института востоковедения Российской академии наук Виктор Коргун также считает, что закрытие базы «Манас» не является трагедией для американцев. Срок на вывод дан большой, да и за альтернативными предложениями разместить базу на территории Центральной Азии далеко ходить не надо. «Решение о закрытии базы в Бишкеке не скажется радикально на планах администрации США. Это лишь маленький сегмент американской военной стратегии в регионе. К тому же предусмотренный этим решением срок в шесть месяцев для окончательного вывода американских войск с территории «Манаса» - достаточно большой. Американцы будут искать альтернативу. В качестве таковой можно назвать Казахстан, откуда слышны сигналы о возможности предоставить площадки для американских войск», - отмечает он.

Специалист Лондонского международного института по стратегическим исследованиям Оксана Антоненко подозревает, что Бакиев только торгуется с Америкой и Россией, стремясь заключить выгодную сделку: «Мы бы не стали говорить, что вопрос о выводе американцев из «Манаса» закрыт. Многие и в России, и на Западе считают, что таким образом Кыргызстан хочет заключить стратегическую сделку. Я не удивлюсь, если США и РФ совместно выработают здесь общую стратегию в отношении северного пути, в том числе «Манаса». И это будет первым сигналом о сближении двух держав в направлении афганской проблемы.

Не стоит забывать также, что сегодня идут переговоры НАТО с Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном, и эти страны рассматриваются как альтернатива Кыргызстану в случае вывода военной базы из «Манаса». Узбекистан здесь лидирует, и Термез еще сыграет не последнюю роль в антитеррористической операции НАТО. В общем, у нас много вариантов на столе, есть из чего выбрать. Но еще раз повторю, точно сказать, что «Манас» будет закрыт, мы не можем».

Как известно, в течение последних семи лет аэропорт Манас был ключевым звеном снабженческой поддержки как американских подразделений в Афганистане, так и войск НАТО. Стратегическое значение базы «Манас» для НАТО и американцев существенно возросло в последние месяцы, когда радикальные группы в Пакистане интенсифицировали свои действия как раз в районах, по которым проходили пакистанские наземные пути снабжения войск НАТО. Решение Кыргызстана закрыть американскую военную базу в Манасе негативно отразится на международной операции в Афганистане, уверен верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана. «Решение, которое приняло киргизское правительство, не является решением, способствующим международным усилиям, которые мы прилагаем по стабилизации ситуации в Афганистане», - сказал он в эфире радиостанции «Эхо Москвы», добавив, что закрытие базы в Манасе является дестабилизирующим фактором в Афганистане.

Бывший глава американского Центрального командования адмирал Уильям Фоллон считает, что активное участие Москвы в закрытии базы «Манас» в Кыргызстане есть не что иное, как попытка России восстановить и упрочить свое влияние в регионе Центральной Азии.

Между тем пресс-секретарь Государственного департамента Роберт Вуд сообщил, что Соединенные Штаты пока не получили официального извещения о закрытии базы; переговоры с Бишкеком продолжаются, и Вашингтон надеется, что кыргызская сторона изменит свою позицию.

Министр обороны США Роберт Гейтс, выступая 10 февраля в Пентагоне, подтвердил, что Соединенные Штаты по-прежнему заинтересованы в базе и намекнул на возможность пересмотра соглашения. Но, подчеркнул он, США не стремятся сохранить базу во что бы то ни стало. «База «Манас» важна, но не незаменима, - отметил Гейтс. - Мы изыскиваем новые возможности. Мы не исключаем, что база продолжит функционировать. Учитывая значение базы и ее потенциально возрастающую роль, мы изучаем вопрос о возможности как-то пересмотреть условия вознаграждения».

Одновременно Вашингтон уже начал разрабатывать альтернативные варианты с использованием коридоров снабжения через Россию, Таджикистан и Узбекистан. Этой теме была посвящена встреча в Душанбе посла США в Таджикистане Трейси Джейкобсон с таджикским президентом Эмомали Рахмоном на прошлой неделе. Как подчеркнула Трейси Джекобсон, обе стороны обсуждали готовность Таджикистана поддержать транзиты грузовых перевозок из Америки в Афганистан. Посол напомнила, что именно с этой целью в Таджикистан недавно приезжал генерал Дэвид Петреус и что очень скоро из Соединенных Штатов в Таджикистан прибудет новая делегация для уточнения всего объема американских транзитных грузов в Афганистан через таджикский коридор. По словам посла, американская сторона стремится использовать подобные возможности в других республиках Центральной Азии. 11 февраля в Брюсселе по итогам переговоров с генсеком НАТО Яапом де Хооп Схеффером президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что НАТО следует использовать маршруты поставок и даже организовать новую базу на территории его страны. «НАТО, как одна из важных составляющих в обеспечении безопасности в Афганистане, должна наладить активное сотрудничество, прежде всего, со странами-соседями ИРА, в особенности с Таджикистаном, который имеет протяженную границу с Афганистаном», - заявил Рахмон.

Но у Таджикистана могут быть связаны руки, считает директор душанбинского научно-исследовательского центра «Шарк» Музаффар Олимов. «Мы несколько ограничены в своих действиях, поскольку уже имеем российскую базу на своей территории, и прежде чем принимать какое-то решение о размещении здесь американской базы, нам придется спрашивать мнение России, - сказал он EurasiaNet. - Я думаю, для Таджикистана будет проблематичным решить быть или не быть американской базе на его территории».

Информационное агентство Рейтер в свою очередь ссылается на американские дипломатические источники в Казахстане относительно того, что Вашингтон ведёт довольно интенсивные переговоры с руководством Узбекистана о возобновлении американского транзитного пункта с использованием узбекских военных объектов. После терактов в Америке 11 сентября 2001 года американцы активно использовали узбекские базы для переброски в Афганистан необходимых грузов и снаряжения. Сотрудничество длилось до 2005 года. В тот год американцы позволили себе покритиковать узбекское руководство за расправы над майскими демонстрациями в Андижане, и американская транзитная база была тотчас же закрыта.

Председатель Национальной ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов считает, что американцам нужна база «Манас» и они, возможно, сохранят там свое присутствие. Но им нужно проявить мудрость, рассмотрев и другие варианты, говорит он. «Я думаю, кыргызское правительство притормозит процесс вывода базы», - отмечает политолог, считая, что российские предложения об оказании помощи не стоит принимать за чистую монету. Профессор политологии бишкекского Американского университета в Центральной Азии Азамат Темиркулов принадлежит к тем, кто считает Узбекистан вероятным кандидатом на вступление в военное сотрудничество с Западом. И Вашингтон, и Ташкент готовы забыть о прошлых взаимных обидах, возникших на волне андижанских событий 2005 года, полагает он. «У Узбекистана уже есть опыт размещения американских баз на своей территории. У него также есть опыт проведения независимой внешней политики по отношению к Москве», - отметил профессор. Если Соединенные Штаты сделают Ташкенту хорошее предложение, «полагаю, Узбекистан его примет», добавил он.

В будущем западное присутствие в регионе - включая и базу «Манас» в случае, если она продолжит функционировать - может приобрести менее американский оттенок, прогнозируют региональные аналитики. По словам Мамадазимова, любому будущему объекту в Таджикистане придется функционировать под эгидой НАТО во избежание проблем с Шанхайской организацией сотрудничества. «Поскольку мы входим в ШОС, а деятельность ШОС носит некоторый антиамериканский характер, США попытаются предстать здесь в облике НАТО», - отмечает он. Темиркулов скептически относится к перспективе закрытия базы «Манас», но разделяет мнение, что ее статус может претерпеть изменения. «Полагаю, база «Манас» останется на месте. Если что-то и изменится, так это статус базы. Возможно, она больше не будет считаться американской», но на ней все равно будут базироваться американские войска под натовским командованием.

Понятно, что в Вашингтоне продолжают анализировать неожиданный дипломатический маневр господина Бакиева. Как отмечает на страницах The International Herald Tribune Александр Кули, доцент политологии колледжа Бернард Колумбийского университета и научный сотрудник Института «Открытое Общество», автор книги «Политика военных баз: демократические перемены и вооруженные силы США за рубежом», «первоначально американцы добились согласия Кыргызстана, оплачивая администрации аэропорта «Манас», контролируемого тогдашним президентом Акаевым и клептократами из его окружения, ежедневные взлеты и посадки военных самолетов по международной таксе». Все эти прибыли от базы не фиксировались властями и не включались в государственный бюджет, а последующее расследование ФБР доказало, что деньги оказались на офшорных счетах Акаевых.

После смещения Акаева в марте 2005 года новый президент Бакиев потребовал повысить арендную плату в сто раз и компенсировать средства, присвоенные режимом Акаева. Договориться удалось, но «вновь доходы потекли к своим людям во властных структурах страны». Неудивительно, что правительство Бакиева, испытывающее финансовые трудности, в итоге решилось разорвать соглашение с США, когда Россия пообещала еще большее вознаграждение. И, по его мнению, Соединенным Штатам не следует ввязываться в торги за Манас, так как другие страны, где размещены американские базы, тоже начнут денонсировать договоренности в одностороннем порядке, а предложить Кыргызстану реструктуризацию долга, подчеркнув при этом, что Москва, у которой сейчас не так уж много денег, может и не выполнить свои обещания. К тому же после закрытия базы в Манасе Бишкек будет иметь намного меньше козырей в отношениях с Москвой, отмечает автор, зато ценность Таджикистана, Узбекистана и Туркменистану для коалиции в Афганистане повысится.

Но куда более интригующие события происходят на «российском» направлении. По сообщению The Washington Times, президент США Барак Обама послал в Москву двух дипломатов, чтобы сохранить базу в киргизском Манасе: высокопоставленный сотрудник Госдепартамента Уильям Бернс и старший советник по России Майкл Макфол должны были «разобраться в связи, которая, по мнению США, существует между решением Кыргызстана разорвать договор об аренде авиабазы в Манасе и предложением России оказать Бишкеку помощь в размере 2 млрд. долл. (их визит в российскую столицу состоялся на прошлой неделе).

Москва, однако, от «киргизской» темы постаралась дистанцироваться. МИД России опроверг сообщения некоторых СМИ о том, что решение о выводе американской военной базы «Манас» в Кыргызстане может быть отложено до согласования этого вопроса между Москвой и Вашингтоном. Вопрос о будущем базы «Манас» находится исключительно в компетенции Кыргызстана, заверили в российском внешнеполитическом ведомстве. «В действительности же какого-либо предмета для обсуждений между российской и американской сторонами в данном контексте нет и быть не может, поскольку вопрос относительно базы «Манас» находится исключительно в компетенции суверенного и независимого Кыргызстана», - заявил официальный представитель МИД РФ Андрей Нестеренко.

Пока правительство Кыргызстана продолжает вести запутанные переговоры о будущем американской военной базы «Манас» и с Вашингтоном, и с Москвой, американским стратегам хорошо бы задуматься и сделать выводы из последних событий в этой центральноазиатской республике, указывает Александр Кули. Он подчеркивает, что хоть и велико искушение возложить вину за сложности, с которыми США столкнулись сегодня в Кыргызстане, на испытывающий финансовые трудности режим президента Курманбека Бакиева и вмешательство со стороны России, американские стратеги и чиновники внесли свою немалую лепту в этот процесс, допустив ряд ошибочных предположений и шагов. Эксперт выделяет пять ключевых аспектов:

Урок ? 1: Размер заморской базы не предопределяет ее политического значения. База «Манас» олицетворяет собой новый тип небольших баз регионального значения, создаваемых Пентагоном в рамках разработанного им плана переустройства глобальной системы обороны. База «Манас», на которой дислоцировались, сменяя друг друга, одна-две тысячи военнослужащих, и управление которой осуществлялось главным образом на подрядной основе, представляла собой квинтэссенцию стратегии под названием «lily-pad», изобретенной мыслителями из оборонного ведомства. Сторонники этой стратегии полагают, что небольшие базы оказывают меньшее воздействие на общество, позволяя избегать политических конфликтов, окружающих более крупные американские военные объекты, как, например, на Окинаве и в Корее.

Однако, как убедительно показал нам пример Кыргызстана, малый размер базы не мешает ей приобрести большое политическое значение. Фактически, вопрос о базе занимает сегодня центральное место в американо-кыргызских отношениях. США ставили базу и ее деятельность превыше других форм сотрудничества с Кыргызстаном, включая многие из своих давних программ в области демократизации, образования и СМИ. Более того, эта зацикленность на военной базе помешала США вести активную работу с Кыргызстаном над выполнением кыргызской стороной взятых на себя обязательств в области развития демократии. Так, например, после победы партии Курманбека Бакиева «Ак Жол» на прошедших с большими нарушениями парламентских выборах в декабре 2007 года, американские чиновники практически не подвергли их критике из опасения, что Бакиев пересмотрит соглашение о базировании американского контингента на своей территории. Так что в смысле своего политического значения база «Манас» продемонстрировала, как даже небольшая база может играть большую роль в политических расчетах страны, на территории которой она расположена.

Урок ? 2. Негласные договоренности типа «услуга за услугу» приводят к незапланированным последствиям. Второй урок, который однозначно следует извлечь из истории с базой «Манас», состоит в том, что американская политика предоставления властям услуги за услугу за права на базирование базы является устаревшей, неэффективной и даже вредной. С момента завершения холодной войны американские стратеги упорно придерживались тактики, заключавшейся в том, что они официально не платят правительствам арендной платы за соглашения о размещении своих баз. Вместо этого они могут оказать своим партнерам военно-экономическое содействие, но никогда официально не признают, что пакет такой помощи предлагается в обмен на права базирования.

Когда в 2001 году США развертывали свою базу, они предложили 2 млн. долларов в год в качестве платы за аренду и заключили соответствующие контракты на поставку топлива и обслуживание с друзьями и родственниками экс-президента Аскара Акаева. Это были нужные США услуги, но американские должностные лица не могли не понимать, что набивают карманы кыргызских чиновников с целью заручиться их сотрудничеством.

Когда летом 2005 года новоизбранный президент Курманбек Бакиев потребовал в стократно поднять плату за аренду базы с 2 до 200 млн. долларов, американская сторона отказалась платить такие деньги и вместо этого договорилась предоставлять центральноазиатскому государству ежегодный пакет помощи на общую сумму в 150 млн. долларов. Однако Кыргызстан расценил соглашение от июля 2006 года исключительно как соглашение о предоставлении прав на размещение базы, и вскоре его стало раздражать, что в рамках соглашения ему преподносятся различные ненужные проекты содействия. Опираясь на целый ряд негласных соглашений - вместо того, чтобы заплатить более значительную, но прозрачную по своему характеру арендную плату за пользование военным объектом - американские стратеги не только способствовали укоренению в Кыргызстане мздоимства и взяточничества, но и подтолкнули кыргызское правительство к тому, что оно соблазнилось российским контрпредложением выделить стране 300 млн. долларов (в дополнение к инвестициям в объеме 1,7 млрд. долларов и списанию долга в размере 180 млн. долларов) в обмен на выдворение США с кыргызской территории.

Урок ? 3. С глаз долой не значит из сердца вон.

Третий урок касается взаимоотношений базы с местным населением в Бишкеке и соседних населенных пунктах. Предприниматели Кыргызстана с умилением вспоминают 2002 год, когда американские военнослужащие вместе с их коллегами из других стран зачастили в ресторанчики и магазины Бишкека. Такое ощутимое многонациональное присутствие в столице приносило столь нужный доход и способствовало формированию хорошего отношения к базе и ее работе среди местного населения.

Но после пары дорожных инцидентов в Бишкеке с участием американских военных власти базы ограничили выход военного персонала в город в попытке минимизировать негативные социальные последствия, а войска других стран-партнеров по коалиции и вовсе покинули базу «Манас». Кыргызские предприниматели лишились существенного источника доходов, а американский персонал базы - возможности поближе познакомиться с местным населением. Кроме того, хотя подрядчики на базе «Манас» и продолжали обеспечивать работой сотни жителей Кыргызстана, местные компании и производители сельхозпродукции были лишены многих других возможностей по оказанию услуг базе по причине установленных США правил. Большинство жителей Кыргызстана довольно цинично относились к инициативам и благотворительной работе, которой время от времени занимались американские военные. Действительно, само изолированное существование базы облегчало критикам жизнь, давая возможность говорить, что окружающая базу завеса секретности сама по себе свидетельствует о неблаговидности действий американской стороны. По причине недостаточного взаимодействия между представителями базы и местным населением у большинства жителей Кыргызстана сложилось впечатление, что все выгоды от дислокации базы на территории их страны достаются соответствующим чиновниками и подрядчикам.

Урок ? 4. К связанным с базой инцидентам следует относиться как к политическому кризису, а не как к юридическим казусам.

Перед американскими военными объектами за рубежом стоит насущный вопрос: как минимизировать политический урон от происходящих в их связи несчастных случаев, инцидентов и преступлений. В ряде нашумевших инцидентов подобного рода американские власти своими неумелыми действиями серьезно подрывали доверие к Вашингтону, формируя в обществе негативное отношение.

Так, например, 6 декабря 2006 года американский военнослужащий Захари Хэтфилд застрелил у ворот базы водителя бензовоза Александра Иванова, русского по национальности, долгое время работавшего на одного из подрядчиков базы. Хэтфилд заявлял, что Иванов угрожал ему ножом, однако кыргызские СМИ оспаривали его утверждение. Подробности этого инцидента до сих пор остаются невнятными. Кыргызские власти потребовали передать Хэтфилда правоохранительным органам страны для допроса и возможного привлечения к суду, на что американские чиновники ответили отказом, сославшись на положения соглашения о статусе вооруженных сил от 2001 года. Хотя они изначально и согласились оставить Хэтфилда на базе на время разбирательства кыргызских властей, его впоследствии удалили из страны, не применив пока к нему никаких мер юридического или дисциплинарного воздействия.

Как и в случае других происшествий с американскими базами за рубежом (Окинава 1995, Корея 2002), американские власти подошли к решению вопроса не лучшим образом, рассматривая данные инциденты с точки зрения правовой юрисдикции, а не как политический кризис, требующий немедленного вмешательства и самого активного реагирования со стороны СМИ. Оглядываясь назад, можно сказать, что четкое и ясное заявление с извинением и визит командира базы и американского посла к вдове убитого больше бы пошло на пользу имиджу США и смягчению нападок в кыргызской прессе, обвинявшей США в невнимании и безразличии. Кроме того, частая ротация персонала американской базы мешает командирам и специалистам по связям с общественностью сформировать и закрепить среди военных отношение к данным инцидентам с учетом их кумулятивного воздействия на восприятие базы в кыргызском обществе.

Урок ? 5. Хорошая стратегия работы с общественным мнением должна быть гибкой и ощутимой.

И последний урок заключается в том, что стратегия работы с общественным мнением в связи с американской базой должна носить более решительный характер. Учитывая незначительное военное присутствие в Кыргызстане, офис по связям с общественностью на базе «Манас» был минимальным. В нем не хватало специалистов, имеющих опыт работы в сложных условиях на территории других зарубежных стран. Слишком часто представители базы никак не реагировали на происшествия, имевшие отношение к базе, и никто не отстаивал точку зрения США в кыргызских СМИ. Офис по связям с общественностью занимал оборонительную позицию, вяло отбиваясь от разнообразных историй и слухов, вместо того, чтобы активно формировать положительное представление о базе в обществе.

Как оказывается, привлечение минимального внимания к базе является не такой уж благоразумной тактикой, учитывая регулярную публикацию в многочисленных русскоязычных СМИ и на сайтах статей и даже слухов о базе, ее работе и военном персонале. По данным кыргызских информационных агентств, публикации о базе в Сети регулярно привлекали многочисленных посетителей. Однако посольство США в Бишкеке, в отличие от американских посольств в других зарубежных странах (таких как Румыния), даже не потрудилось разместить на своем сайте элементарную рубрику «Часто задаваемые вопросы», в которых бы разъяснялись задачи и функции базы. В целом надо сказать, что работа по ознакомлению кыргызского общества с американским взглядом на базу «Манас» и ее операции велась недолжным образом.

Выводы: Пять уроков из истории с базой «Манас»

История с базой «Манас» может показаться отдельным, не связанным с другими, эпизодом, но она должна послужить американским стратегам напоминанием об исключительной важности выработки целостной стратегии, направленной на решение задач политико-экономического и общественного воздействия военных баз за рубежом. Сейчас, когда американские стратеги изучают альтернативные возможности размещения военного контингента США в других странах, хорошо бы им избежать некоторых из ошибок, столь негативно сказавшихся на восприятии американского присутствия в Кыргызстане.

iamik.ru

Предыдущая статьяКЫРГЫЗСТАН: ПЯТЬ УРОКОВ БОЛЬШОЙ ПОЛЕМИКИ ВОКРУГ АВИАБАЗЫ США
Следующая статьяАфиша от «Ферганы.Ру» найдет в России Азию - Фергана.Ру