CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

В.Москаленко/П.Топычканов: Куда ведет операция "Путь к освобождению" в Южном Вазиристане?

19 ноября 2009

В.Москаленко/П.Топычканов: Куда ведет операция "Путь к освобождению" в Южном Вазиристане?

13:40 19.11.2009, ЦентрАзия

Подходит к концу активная фаза военной операции "Рах-е ниджат" ("Путь к освобождению") на территории пакистанского агентства Южный Вазиристан. Эта операция началась 17 октября с введения около 28 тыс. пакистанских военнослужащих на территорию агентства, входящего в Территорию племен федерального управления (далее ТПФУ). Хотя увеличение военной группировки на границе этого агентства происходило с середины июня, решение о начале военных действий было принято после серии террористических актов, из которых наиболее провокационным стало нападение на генеральный штаб ВС Пакистана в г. Равалпинди, осуществленное боевиками 10 октября.

Подготовка, начало и проведение операции получили минимальное отражение в официальных выступлениях политических лидеров Пакистана (президента, премьер-министра, глав министерств иностранных дел и обороны). Основным источником информации о событиях в Южном Вазиристане стала Общевойсковая служба по связям с общественностью (далее ОВССО), возглавляемая генерал-майором Атхаром Аббасом. Именно он еще 16 июня впервые произнес название будущей военной операции и основные задачи, которые в ее рамках должны были решиться. По его словам, главная цель операции - "наказать террористов", что указывает на ответный характер действий военных в данном случае. Перед военными была поставлена задача изолировать "террористов" на территориях в Северо-западной пограничной провинции (далее СЗПП) и в ТПФУ, а затем "очистить" от них эти территории и, обеспечив здесь широкое присутствие военных, не допустить возвращения "террористов" (1).

Под "террористами" подразумевались члены и сторонники "Техрик-е Талибан Пакистан" ("Движение Талибан Пакистана", далее ТТП), возникшего в ТПФУ в 2006 г. под влиянием событий в соседнем Афганистане и превратившегося в достаточно организованную силу в 2007 г. при его руководителе Байтулле Махсуде, а также присутствовавшие в зоне племен члены международных и иностранных террористических организаций, прежде всего международной "Аль-Каиды" и "Исламского движения Узбекистана" (далее ИДУ). Общая численность эти сил оценивалась в 10 тыс. человек.

К началу военной операции были достигнуты определенные успехи благодаря кооперации пакистанских военных с американским контингентом и Международными силами содействия безопасности в Афганистане. Результатом этой кооперации стало уничтожение Байтуллы Махсуда, лидера пакистанских талибов (5 августа), и Тахира Юлдашева, лидера ИДУ (27 августа) при помощи американских беспилотных летательных аппаратов (далее БЛА). Обезглавливание основных группировок в ТПФУ привело к обострению отношений между различными силами на этих территориях. Так, Хакимулла Махсуд, возглавивший ТТП после гибели Байтуллы Махсуда, не получил поддержки от маулви Назира и Гул Бахадура, бывших союзников своего предшественника, возглавлявших пуштунские племена ахмадзаи и отманзаи соответственно. Эти два лидера заявили о нейтралитете в случае ввода пакистанских войск на территории, контролируемые ТТП (2), что оставило Хакимуллу Махсуда и его сторонников одних перед лицом возможной военной операции в ТПФУ.

В этих условиях пакистанские талибы, очевидно, были наименее заинтересованы в провоцировании военных, стоящих на границы СЗПП и ТПФУ на переход к активной фазе действий. В этой связи вряд ли можно с полной уверенностью говорить о том, что активизация террористической деятельности в сентябре-октябре, и, в частности, террористическая атака на генеральный штаб ВС Пакистана были организованы подчиненными Хакимуллы Махсуда, желавшего таким образом отсрочить начало военной операции (3). Скорее наоборот, эта атака, имевшая ярко выраженный провокационный характер, должна была подтолкнуть пакистанскую армию к началу военной операции против ТТП.

Кроме того, террористическая активность, в результате которой в июле-октябре погибло 677 мирных граждан, негативно сказалась на поддержке талибов мирным населением (4). По образному выражению Саифуллы Мехсуда, эксперта исламабадского Центра изучения ТПФУ, терактами с массовыми жертвами среди мирного населения племенных районов "талибы выстрелили по своим собственным ногам" (5).

Остается открытым вопрос и о том, какие задачи действительно хотело решить военное руководство, введя подразделения ВС в Южный Вазиристан в середине октября, когда здесь начинается зимний период, самыми холодными месяцами которого являются декабрь-февраль. Ведь, если бы оно хотело полностью очистить эти территории от террористов и закрепиться здесь, логичнее было бы ввести войска еще в августе, что дало бы им больше времени для решения поставленных задач. Начав же операцию в середине октября, военные, по сути, поставили перед собой жесткие временные рамки, поскольку с середины ноября климатические условия значительно снижают мобильность и эффективность ВС в гористой местности Южного Вазиристана.

Об этом свидетельствуют последние официальные сообщения ОВССО, согласно которым вооруженные силы, закрепившиеся на трех направлениях (Джандола - Сарарогха, Шакаи - Каникурам, Размак - Макин), в основном, заняты в поисковых операциях. Надо отметить, что сопротивление талибов при взятии военными оплотов ТТП (Макин, Каникурам, Коткаи) оказалось менее ожесточенным, чем можно было бы ожидать. Так, 6 ноября во время захвата Макина, где, по данным ОВССО, располагался главный штаб ТТП, погибло 24 боевика, среди которых не оказалось ни одного из руководителей движения.

Снижение интенсивности военной операции в ноябре видно на примере количества уничтоженных талибов в этом месяце. Если в течение первой недели ноября было убито 147 боевиков (в среднем 21 чел. в день), то в течение второй недели - 64 (в среднем 9 чел. в день) (6). В течение всей военной операции было уничтожено, по приблизительным оценкам, около 300-400 боевиков, сдалось властям значительно меньше. Если вспомнить, что накануне военной операции численность ТТП и их союзников оценивалась в 10 тыс. чел., то становится очевидным ограниченный успех военных. К этому надо добавить, что не был обнаружен ни один из руководителей ТТП и других террористических и экстремистских организаций. В новостях упомянуты задержания и ликвидации либо родственников, либо ближайших помощников этих руководителей, но не они сами (7). Им, очевидно, удалось уйти, несмотря на то, что перед началом военной операции Южный Вазиристан был, по словам военных, полностью изолирован.

Можно предположить, что руководство пакистанского Талибана использовало традиционную тактику растворения среди беженцев. Согласно официальным данным, к 16 ноября "было выпущено 11794 денежных карточек для переселенных семей Вазиристана" (8). Это позволяет говорить о том, что военная операция спровоцировала массовую миграцию, которая для агентства Южный Вазиристан с общей численностью населения около 500 тыс. чел. несомненно является гуманитарной катастрофой. Этой ситуацией могли воспользоваться талибы, которые, растворившись среди беженцев, смогли сохранить костяк организации и основные кадры.

Таким образом, говорить о победе над террористами и экстремистами в Южном Вазиристане преждевременно. Возможно, пройден самый легкий этап военной операции, конечный успех которой будет зависеть от того, какая стратегия будет выработана политиками и военными Пакистана в отношении ТПФУ. О необходимости такой стратегии пакистанские авторы пишут уже многие годы (9). Однако предшествующие действия как политиков, так и военных, носили, как правило, ответный характер, поскольку были реакцией на террористические акты и давление союзников по антитеррористической коалиции. В этих действиях сложно найти признаки долгосрочной стратегии, ориентированной на политическую и социально-экономическую интеграцию территории племен в Пакистан. Без подобной стратегии "Путь к освобождению" может превратиться в тупик. В отсутствие эффективных институтов власти, основанных на общественном консенсусе в ТПФУ, военные после первоначального успеха могут погрязнуть в изматывающем противостоянии с талибами, использующими партизанскую тактику. Предыдущие пакистанские примеры показывают, что подобные противостояния завершались выводом войск с племенных территорий, которые снова превращались в полунезависимые образования, удобные для использования международными террористическими организациями.

1. Operation Rah-e-Nijat against Baitullah soon: ISPR // Associated Press of Pakistan. Islamabad, 16 Jun., 2009 ( Asif Haroon. Operation Rah-e-Nijat (Freedom Path) in South Waziristan // Pakistan Daily. S.l., 4 Nov., 2009 ( Кирсанов Е.Е. Пакистан: закат "Аль-Каиды"? // Институт Ближнего Востока. М., 16 окт. 2009 ( Сотников В.И. Усиление террористической деятельности в Пакистане и возможные результаты новой военной операции пакистанской армии против боевиков "Талибана" в Южном Вазиристане // Институт Ближнего Востока. М., 18 окт. 2009 ( Рассчитано на основе данных: Casualties of Terrorist Violence in Pakistan // South Asia Terrorist Portal. New Delhi, 10 Nov., 2009 ( Rupert J., Khaleed Ahmed. Pakistan closes Schools, Colleges After Twin Bombings // Bloomberg. New York, 21 Oct., 2009 ( Рассчитано на основе материалов: Press Release Archive // Inter Services Public Relations. Rawalpindi ( См., например: Faraz Khan. Police say TTP commander arrested // Daily Times. Lahore, 6 Nov., 2009 ( Press Release No 486/2009-ISPR: Rawalpindi - November 16, 2009 // // Inter Services Public Relations. Rawalpindi ( Одним из ярких примеров является Халид Азиз, автор многочисленных публикаций по проблемам ТПФУ. См. его сайт: Khalid Aziz: A Voice From Peshawar ( Москаленко, П.В. Топычканов 18.11.2009

Источник - Институт Ближнего Востока

centrasia.ru

Предыдущая статьяТени царских платанов мешают Тамерлану :: Новая газета - Аркадий Дубнов
Следующая статьяТ.Рахматуллаев: Узбекистан в Америке. Почему виза достается больше всего жителям Самарканда?