CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

vof.kg

Голос Свободы - Кыргызстан - Публикации: Ранние браки в Кыргызстане: Когда традиции мешают прогрессу

31 марта 2009

Ранние браки в Кыргызстане: Когда традиции мешают прогрессу

30 марта, 2009, Голос Свободы - Кыргызстан

Абдумомун МАМАРАИМОВ, Voice of Freedom, Джалал-Абад

В канун Международного женского дня, который широко отмечается в Кыргызстане, профильный комитет парламента обсудил законопроект, согласно которому девушки могут вступать в брак до восемнадцати лет. По мнению инициаторов законопроекта, принужденные ранние браки уже угрожают генофонду нации.

Браки, приумножающие смерть

По словам инициатора законопроекта, депутата Чолпон Абдуллаевой, «врожденных инвалидов в стране стало больше чем потерявших здоровье после рождения». Одной из причин этого парламентарий видит в ранних браках, к которым принуждают молодых девушек.

«Ведь это насилие, которому нужно положить конец, - говорит Абдуллаева. - Не готовность молодых мам к родам и к семейной жизни вообще, недоедание и связанные с ними болезни угрожают здоровью матерей и детей. Дело дошло до того, что врожденных инвалидов в стране стало больше чем тех, которые потеряли здоровье во взрослой жизни. В конечном счете, это угрожает генофонду нации».

Вице-премьер-министр Уктомхан Абдуллаева, выступая на парламентских слушаниях «Гендерные аспекты законодательных норм о брачном возрасте», отметила, что «под видом национальной самоидентификации и самобытности стали возрождаться и распространяться традиции и обычаи, которые поддерживают и оправдывают насилие в отношении женщин». К числу таковых чиновник относит кражу невест и принудительные, ранние браки.

«Для несовершеннолетних девушек замужество неизменно означает раннюю беременность, что становится самой распространенной причиной смерти девушек до 19 лет, - сказала Абдуллаева, выступая на слушаниях. - :Ранние браки, особенно для девочек, могут быть эмоционально и физически вредны. Девушка в 15-16 лет еще не готова к материнству, не сложились психика, характер... Поэтому семейная жизнь превращается для нее в сплошной стресс, и впоследствии всего этого она может либо родить ребенка неполноценным, либо потерять его».

Но это еще не все. Как сообщается в исследовании «Демографическое развитие Кыргызской Республики», опубликованном при поддержке Фонда народонаселения ООН, в стране материнская смертность является одной из самых высоких и составляет около 60 умерших женщин на 100 тысяч живорожденных детей.

Около восьмидесяти процентов материнской смертности в стране приходится на сельскую местность, где наиболее распространены случаи ранних и принужденных браков.

Невестки поневоле

Как показывает практика, большинство родителей решают судьбу девушек без их участия и помогают родным жениха при краже своих дочерей.

По старой традиции, чтобы украденная девушка согласилась на брак, бабушка жениха ложится на порог и слезно уговаривает девушку остаться у них. Согласно верованиям, через нее нельзя перешагнуть, чтобы не вызвать на себя проклятия. Обычно такой психологический прессинг ломает волю молодых девушек.

Восемнадцатилетняя Айнура (здесь и далее имена героев историй изменены. - прим. авт.) заканчивала первый курс факультета менеджмента университета. Однажды в час ночи (!) родная мать вывела ее «на знакомство» с парнем, с матерью которого она договорилась о свадьбе помимо воли дочери. Тетя девушки пообещала вернуть ее «через пять минут». Но она вернулась домой через год - исхудавшая, подавленная, без какого-либо интереса к жизни.

Сестру Айнуры Айзаду, которая согласилась на беседу с нами, украли, когда ей было всего семнадцать. Теперь она - мать троих детей, не жалуется на жизнь, но чувствует вину перед сестрой.

«Я обещала ей, что если ее украдет нелюбимый человек, то отобью ее и верну домой, - говорит она. - Но я не смогла выполнить свое обещание: когда мы пришли в дом жениха, сестра плакала, умоляла забрать ее оттуда, напоминая мне мои обещания, но наша бабушка настояла, чтобы она осталась там».

«Хорошее место. Айзаду выдали в не богатую семью, пусть теперь она будет у Айнуры». Такова была логика бабушки по линии матери, которая силой прикрепила к ушам подневольной невесты серьги. Это означало согласие на брак.

Еще до свадьбы выяснилось, что у жениха Болота была своя девушка. Уже на второй день после свадьбы он разговаривал с ней по телефону при жене. На вопросы Айнуры отвечал оскорбительными усмешками. Жених не делал знаков внимания к жене, спал спиной к ней, а через месяц уехал в Россию.

Затем отправили и Айнуру, но не в город Томск, к мужу, а в Москву - к сестрам жениха. Приехав в Москву через полгода, Болот продолжал унижать жену. Приводил домой чужих девушек и занимался с ними любовными потехами при жене, заставляя ее приносить им чай. Упрекал Айнуру, что она не такая хорошая, как его «гостьи». В ответ на мольбы Айнуры, сестры мужа предлагали ей потерпеть и: продолжать приносить им чай.

Так девушка жила год, не желая «беспокоить родных», пока те не узнали об этом случайно. Некогда веселая и жизнерадостная хрупкая девочка вернулась домой в глубокой депрессии, с тусклыми глазами. За это время ее отчислили из университета.

«Что поделаешь, не судьба:, - сказала бабушка, которая настояла на браке внучки, а родители не дали сестрам судиться с обидчиком.

«Мы побоялись, что если парня привлекут к ответственности, он может покончить собой. Пусть их рассудит Бог», - говорит сорокашестилетняя мать Айнуры.

«Ей повезло, что не забеременела, - говорит Айзада. - Тогда проблем было бы еще больше».

Как отметила руководитель местной правозащитной организации «Эгида-Шанс» Елена Иванова, «теперь девушка ненавидит всех мужчин».

«Она долгое время не выходила из дому, боялась, стыдилась показаться людям, - говорит Иванова. - К сожалению, люди не знают, куда можно обратиться в таких случаях или не хотят этого. Бояться предавать огласке свои проблемы, думая, что это повредит репутации их семей".

Мать несостоявшегося жениха Асель говорит, что в этой истории «на семьдесят процентов виновата» она. Вздыхая, вспоминает, что на свадьбу в ресторане они потратили сто тысяч сомов ($2500 - прим. ред.), что намного больше годового дохода семьи.

«Сын любил девушку, которая училась в 11 классе, но не хотел ждать, пока она окончит школу, [хотел украсть ее] - говорит Асель. - Тогда мы заставили его жениться на той, которая приглянулась мне. Я сильно ошиблась, но ничего теперь поделать не могу:

С сыном Асель не общается уже год - сам не звонит, на звонки родителей не отвечает. Односельчане говорят, что он спился...

"Рационализированная" любовь

Родители девочек изначально смотрят на них как на чужую собственность. Согласно распространенному мнению, чем раньше девушка выйдет замуж, тем для нее и лучше. Нередко в сельской местности на такой шаг родителей толкает материальный недостаток.

«Что не говори, все равно дочерей придется отдать в чужие семьи, - говорит мать трех дочерей Максуда из села Достук Ноокенского района. - Чем раньше это случится, тем лучше - в раннем возрасте девушка быстрее привыкнет к новым условиям».

Максуда боится, что в городе, куда дочери хотели бы поехать на учебу, их могут украсть совершенно незнакомые люди из далеких регионов. Большинство матерей оправдывают ранние браки дочерей именно этим.

Руководитель женского кризисного центра «Каниет» в городе Джалал-Абад Жанна Саралаева видит причину ранних браков в страхе родителей, что их дочери могут остаться без мужа.

«Даже в цивилизованных семьях считается, что счастье девочки в другой семье. Поэтому стараются быстрее выдать их замуж, - говорит Саралаева. - С другой стороны, девочек в семьях любят меньше, чем мальчиков...»

Жанна Саралаева рассказала о соседях, у которых, вопреки долгим ожиданиям рождения сына, и седьмой ребенок оказался девочкой.

"Когда мы пришли в роддом, чтобы навестить соседку, ее старшие дочери стояли там и плакали, - говорит Саралаева. - Они знали, что папа, который всегда укорял их маму, что она не родит сына, не рад новому члену семьи".

Причина такого «дифференцированного» отношения к детям, согласно распространенному в обществе мнению в том, что сыновья останутся с родителями, обеспечат им старость, а дочери, повзрослев, «уйдут обеспечивать родителей мужа».

Кроме этого по данным Саралаевой, в некоторых селах Джалал-Абадской области девушек выдают замуж с пятнадцати лет по религиозным соображениям.

«Верующие объясняют это требованиями шариата, - говорит эксперт. - С другой стороны, это очень легко - заплатил сто сомов ($2,5 - прим. авт.) и можно получить свидетельство о браке по шариату».

При этом получение свидетельств о браке в государственных учреждениях ЗАГС связано с определенной бюрократией и обязательствами перед законом после заключения брака. При религиозном браке проблемы семьи решаются в основном с помощью родных и не так часто - имамов.

Если кража невест характерно в основном для кыргызских семей, то ранние браки на религиозной почве больше распространены среди узбекского населения, которое наиболее сильно подвержено влиянию ислама.

Руководитель общественного фонда «Мутакаллим» в Бишкеке Жамал Фронтбек кызы, которая известна в стране деятельностью по защите прав женщин-мусульманок, обращает внимание на то, что шариат запрещает принудительные браки.

«По шариату девушку можно выдавать замуж только с ее согласия, - говорит она. - И к этому времени она должна быть подготовлена к семейной жизни».

По словам главы мусульманского духовенства Джалал-Абадской области Абибиллы Бапанова, ислам разрешает ранние браки, «но это зависит от региональных особенностей». По его словам, в странах с благоприятным климатом, например в Африке и арабских странах девушек могут выдавать замуж в 14-15 лет, так как физиологическое развитие молодых происходит там быстрее.

«Мы запрещаем браки до окончания школы согласно нашим законам, - говорит Бапанов. - Любое прикосновение чужого мужчины к девушке до никах (бракосочетание по шариату. - прим. авт.) - большой грех. Поэтому мы резко осуждаем кражу невест».

Как показывает практика, законы и религия реально не влияют на рост принудительных ранних браков. По данным профильного комитета парламента страны, сегодня в Кыргызстане 83 процента браков происходят через кражу невест, при этом более 70 процентов девушек не знали своих мужей до замужества, 60 процентов таких браков кончаются разводом.

По словам психолога Центра репродуктивного здоровья населения в городе Джалал-Абад Любовь Максименко, в ее практике не было обращений по поводу психических расстройств после ранних браков.

«Люди не хотят афишировать семейные проблемы, - говорит психолог. - Но при ранних браках часто встречается вагинизм, когда неподготовленная девушка не может принять мужчину ни телом, ни психологически». Нередко, когда нет помощи специалистов, это становится причиной развода.

«С другой стороны, ребенок, зачатый во время депрессии, когда девушка вынуждена жить с нежеланным мужем, может родиться с комплексами, - говорит Максименко. - Если не будет оказана своевременная помощь, это чревато серьезными последствиями для ребенка».

Некуда бежать

Немало и таких людей, которым просто некуда обращаться за помощью в таких случаях. Заместитель главы Ала-Букинской сельской управы, (где произошла история с Айнурой), Гульнара Умарова говорит, что «они могут помочь людям, если они обратятся к ним, но не всегда».

«У нас есть женские советы на сельском и районном уровнях. Есть квартальные комитеты, домкомы, - говорит она. - Если молодые любят друг друга, а родители мешают им жить вместе, мы поможем им. В случае с Айнурой вопрос можно решить только через суд».

Но, по словам Елены Ивановой, от женсоветов различного уровня «нет никакой пользы».

«Они созданы формально и никакую работу не ведут, - считает она. - В таких случаях людям могли бы помочь профессиональные психологи и юридические консультанты, которых в селах нет. Люди просто остаются беспомощными и не знают куда обратиться».

Как отметила Иванова, кризисные центры и различные службы обычно не имеют филиалов в селах. "Это ставит молодых девушек в условия, когда они полностью зависимы от предрассудков и воли родителей".

Извечный вопрос

Многие склонны думать, что для решения проблемы нужно ужесточить законы. По мнению Жанны Саралаевой, нужно не только ужесточить законы, что необходимо в первую очередь, но и заставить работать эти законы. Во-вторых, необходимо провести разъяснительную работу через информационные кампании с привлечением СМИ, священнослужителей, «влияние которых на население сильнее, чем местных чиновников», сотрудников отделов ЗАГС и медиков.

«Самое главное, нужно создать прецедент наказания виновных в принуждении к раннему браку, - считает Саралаева. - Тем не менее, потребуется несколько поколений, чтобы преодолеть это явление, так как изменить сознание населения много сложнее. Но при жесткой политике можно добиться результатов уже через 10-15 лет.

По данным пресс-службы аппарата правительства Кыргызстана, за 2006-2008 годы суды рассмотрели всего 67 уголовных дел, связанных с принуждением к вступлению в брачные отношения. Привлечено к ответственности 117 лиц.

Как отметила инициатор указанного законопроекта Чолпон Абдуллаева, к ним поступает много предложений по ужесточению наказания за принуждение к раннему браку. Законопроект будет внесен на рассмотрение парламента «только после обсуждения на юге страны, где эта проблема наиболее актуальна».

Студентка второго курса отделения журналистики Джалал-Абадского университета Зумрат Исакова уверена, что проблему могут решить сами девушки, будь у них воля к отстаиванию своих прав.

«К сожалению, большинство моих ровесников сильно подвержены влиянию родителей, - говорит Зумрат. - Они часто говорят, что выйдут замуж за того, кого найдут родители. Не могут отказать родителям, когда те говорят: вот мы вырастили тебя, кормили, одевали, теперь ты должна расплатиться за все это послушанием:»

В случае с Самарой, о которой рассказала Зумрат, родители хотели выдать ее замуж в 17 лет. Она сбежала из дому и несколько месяцев жила с подругами в городе. Отыскавшая ее мать убедила ее вернуться домой, заверив, что она выйдет замуж, когда и за кого хочет. Но на следующий же день мать помогла жениху украсть ее.

«Так я буду спокойнее, - сказала мать Зумрат и ее подругам, у которых жила сбежавшая Самара. - Куда я пойду, если его украдут в плохую семью?»

У Самары уже растет сын, но она считает свою жизнь «сломанной».

"Ей не надо было верить матери, - говорит Зумрат. - Но она побоялась, так как была материально зависима от родителей".

Практика показывает, что несмотря на достаточно широкое обсуждение проблемы, кыргызское общество еще далеко от ответа на извечный вопрос - что делать?

--------------------------------------------------------------------------------

vof.kg

Предыдущая статьяРахматилло Зойиров: «Нам остро нужен «Закон о малом и среднем предпринимательстве» - Фергана.Ру
Следующая статьяАфганистан.Ру - Перспектива мира в Афганистане