CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Trend Capital: Рим включился в "большую игру" за туркменский газ

4 ноября 2009

Рим включился в "большую игру" за туркменский газ

04.11.2009 11:35, Trend Capita

Азербайджан, Баку, 3 ноября /корр. Trend Capital Г.Гасанов/

В ближайшем графике Гурбангулы Бердымухамедова запланирован визит в Рим, приглашение от премьер-министра Италии Сильвио Берлускони пришло еще весной.

"Нам есть, что предложить друг другу, учитывая взаимный экономический потенциал", - сказал Бердымухамедов, обращаясь к сенатору Альфредо Мантика, вручившему послание.

Глава итальянской Eni Паоло Скарони, вернувшись на днях с торжеств в Ашхабаде по случаю Дня независимости, заметил, что Туркменистан, обладающий углеводородным потенциалом, будет играть одну из "ключевых ролей на мировой энергетической арене в ближайшем будущем". Он заявил о желании внести свой вклад в развитие Туркменистана. Для этого, по его словам, есть все технические и оперативные возможности. Как известно, ведущая итальянская нефтегазовая компания работает в 70 странах мира - особенно усердно там, где сосредоточены энергоносители - Россия, Норвегия, Алжир.

На туркменский рынок Eni пришла год назад через поглощение активов британской Burren Energy, которая имела право на добычу нефти в западном Туркменистане на площади в 200 квадратных километров.

"Но здесь экономика больше пахнет газом. И поэтому, желание такого крупного игрока, как Eni приобщиться к газовому пирогу, вполне очевидно ", - сказал по телефону туркменский экономист на условиях анонимности. Согласно последним оценкам BP, Туркменистан занимает четвертое место по доказанным ресурсам природного топлива, после России, Ирана и Катара.

В европейских столицах, а Италия - это третий после Великобритании и Германии потребитель природного газа в Евросоюзе, как правило, заводят речь о проекте "Набукко". К его реализации Брюссель надеется приступить в ближайшие год-два - не исключая того, что туркменский газ можно было бы по дну Каспия подвести к Азербайджану (первоначальному экспортеру), а оттуда в Турцию и далее на европейский рынок. Рим, как известно, сторонник контрверсии - а именно, проекта "Южный поток" через Черное море, который усилит энергозависимость Старого Света от России.

Этим проектом итальянская Eni на паритетных началах с ОАО "Газпром" всерьез увлечена - топ-менеджеры компании даже настояли на увеличении мощностей вдвое - до более чем 60 миллиардов кубических метров газа.

Италия, треть потребностей удовлетворяющая за счет российского газа, решила не оспаривать роли Кремля на своем энергорынке на ближайшие годы, а то и десятилетия.

Что касается Туркменистана, то в последнее время эта страна все ближе приближается к своей сверхзадаче - стать самостоятельным игроком на энергетических рынках. В конце года будет запущен газопровод в Китай, появится еще одно ответвление - дополнительно к существующей сети в Иран, продолжаются переговоры по восстановлению прокачки газа в России, причем Ашхабад уже настаивает на том, чтобы Москва отказалась от роли реэкспортера. Эпоха, когда в Центральной Азии правила игры устанавливала Москва, единолично контролируя потоки сооруженного еще при СССР трубопровода Средняя Азия-Центр уходит в прошлое. Такова реальность.

"В дополнительных объемах газа, рано или поздно, будет нуждаться и прогрессирующая экономика Пакистана и Индии. Важно, чтобы нашелся локомотив, который окажется в нужное время в нужном месте", - полагает западный дипломат, комментируя идею Eni обеспечить транспортировку каспийских ресурсов в регион Юго-Восточной Азии. Скарони свою компанию для этого проекта уже назвал "естественным кандидатом".

Наблюдателям сейчас сложно предположить, каким образом это возможно. Если иметь в виду прямой маршрут из Туркменистана через Афганистан, то там очаг напряженности стихнет еще не скоро, талибы остро реагируют на выборы, что уж говорить о прокладке трубы, которая могла бы финансово, через транзитные пошлины, подпитывать нынешнюю власть в Кабуле. Не на шутку разбушевалась ситуация в самом Пакистане, участились теракты на индийском субконтиненте.

С другой стороны, вполне возможен иранский маршрут в эти страны, но у Тегерана собственные аппетиты, огромные запасы Южного Парса (в котором есть доля Газпрома) еще ждут своего часа. Остаются морские перевозки сжиженного природного газа (СПГ), но подобные мощности в Туркменистане пока слабо развиты, для их создания потребуется много времени и сверхвложения. На данном этапе главная задача для страны - это промышленная разработка новых месторождений, реабилитация старых и выведение на полную мощность уже реализуемых проектов.

В самом Ашхабаде долгое время, если и не сбрасывали со счетов, то к проекту строительства газопровода в Пакистан и Индию относились со сдержанным оптимизмом. Сезонная активность афганских талибов в транзитной части маршрута эти настроения подогревала. Есть и неудачный опыт прошлых лет. В конце девяностых годов этот проект пыталась осуществить американская Unocal, но начало военной операции США эти планы остановило. Проект с мертвой точки пытался сдвинуть Азиатский банк развития, оплативший подготовку технико-экономического обоснования.

Позднее, в 2006 году определенное оживление придала Индия, официально присоединившаяся к проекту. Но было заметно, что инициативы больше исходили от Исламабада и Дели, Ашхабад же ограничивался тем, что возил делегации покупателей на свои месторождения, демонстрируя свои экспортные мощности, которые, по местным прогнозам, к 2030 году приблизятся к 200 миллиардам кубических метров газа - при общей добыче в 250 миллиардов.

С недавних пор интерес официального Ашхабада к Юго-Восточной Азии возник с новой силой. Эксперты связывают это с тем, что ООН поддержала инициативу Ашхабада о подготовке международной конвенции по обеспечению вывода энергоносителей на рынки сбыта.

Бердымухамедов несколько недель назад отметил, что потенциальным рынком помимо Европы может быть Индия. По его мнению, газопровод в этом направлении мог бы принести самому Афганистану рабочие места, валютные поступления и способствовать установлению мира и стабильности в соседней стране.

Незадолго до этого, Пакистан и Туркменистан подписали Протокол об ускорении Трансафганского проекта. Поздравляя нового пакистанского посла Тассадука Хуссаина с назначением в Ашхабад, Бердымухамедов подчеркнул, что гарантом дальнейшего экономического роста региона, его социального благополучия может стать газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Как говорится, осталось выбрать подходящего для этого амбициозного проекта игрока.

trend.az

Предыдущая статьяTrend News: В Иране полиция разгоняет сторонников оппозиции
Следующая статья«Eurasianet»: Дети Таджикистана по-прежнему работают на хлопковых полях : Zamandash press