CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Т.Акеров: Об этнонимах "хягяс", "хасха" и "кыргыз"

30 ноября 2009

Т.Акеров: Об этнонимах "хягяс", "хасха" и "кыргыз"

01:58 30.11.2009, ЦентрАзия

Об этнонимах "хягяс", "хасха" и "кыргыз"

В 20-е годы прошлого столетия вопрос об идентификации этносов приобрел первостепенное значение в связи с претворением в жизнь политики национального размежевания и самоопределения наций Советским правительством, а также возростанием этнического самосознания народов Сибири и Средней Азии. Это вызвало у национальной интеллигенции интерес к истории собственного народа, который получил возможность обрести национальную государственность, если имелись веские причины и доказательства о древнем происхождении этноса, проживавшего в той или иной территории с самобытной культурой и языка.

В связи с этим с 20-х годов прошлого столетия была развернута научная дискуссия по вопросу этимологии и идентификации этнонима "кыргыз" и его отношения к названию древнего государства на среднем течении Енисея Хягяс . Дело в том, что китайские историографы в более древние времена кыргызов обозначали этнонимами "гэгунь", "гяньгунь", "гегу", а в IХ-X вв. почему-то историографы поднебесной передавали название этноса в форме "хягяс".

Отметим, что в XVIII-XIX вв. ученые, изучавшие древнекитайские источники, в своих трудах государство Хягяс, называли в удобной для русского языка форме произношения "хакасс". Т. е. китайский этноним "хягяс" использовали для обозначения средневекового населения Минусинской котловины. Например, Ю. Клапрот писал "Ha-kia-sze", В. Шот- "Ha-ka-sze", Н. Бичурин-"хагас", В. Радлов -"хакасс", Л. А. Евтюхова и С. В. Кисилев "кыргыз-хакас" или "хакас", В.В. Бартольд, А. Н. Бернштам "кыргыз" и т. д.

Но, еще в то время отдельные ученые пытались провести идентификацию хягясов с кыргызами на основе исторических источников. Одним из первых был В. Шот. Ю. С. Худяков по этому поводу отмечал: "Уже перед Шоттом-автором первой специальной работы по истории енисейских кыргызов-встал вопрос о соотношении терминов "цзянь-гунь", "хягясы", "цзилицзисы", "кыргыз", и он был однозначно и правильно решен в пользу "истинных "киргизов" .

Однако, в связи с политикой национального размежевания и самоопределения народов Сибири в 20- годы прошлого столетия из-за неясности позиций в ученом мире местная интеллигенция начала термин "хакас" воспринимать как название современного народа Минусинской котловины.

После обнаружения и прочтения рунических надписей, стало ясно, что китайский "хягяс" соответствует орхоно-енисейскому "кыргыз". Т. е. "хягяс" было китайским называнием кыргызов живущих в Минусинской котловине. Но, к сожалению, к тому времени уже имелись разработки, в которых пытались связать этноним "хягяс" с определенной этнической группой- карагасами. Н. Н. Козьмин (1925 г.) предположил, что "хягяс" восходит к этнониму "карагас". При этом он считал, карагасов наряду с тувинцами и кыргызами, одной из трех основных групп населения Енисея в прошлом . С. Е. Малов не смог более конкретно высказаться по данному спорному вопросу. Он писал: "Киргизы были сильным енисейским государством, соперничавшим с уйгурами. Можно подумать, что заодно с киргизами были тофалары (карагасы) и тувинцы (урянхайцы, сойоны)". Далее он отмечал: ": является ли он китайской передачей слова "киргиз" или же, что с моей стороны скорее, -"карагас"? Ведь китайцы под хакасами-карагасами-могли вполне понимать киргизское государство с разными подчиненными ему народами" . В то же время С. Е. Малов полагал, что термин "хакас" может восходить к названию какой-то части зависимых от кыргызов кыштымов, по его мнению "карагасов", выражая солидарность с Н.Н. Козьминым.

После этого дискуссия начала набирать обороты и появились первые критические высказывания ученых в отношении происхождения этнонима "хакас". Л. П. Потапов рассказал историю появления термина "хягяс" в качестве названия населения Минусинской котловины: "Этот общий процесс консолидации, протекший, как было показано, под сильным влиянием качинцев (хаас Т. Акеров), привел к сложению в конце XIX и начале XX вв. на территории Минусинской котловины маленькой народности, которая получила название минусинских или абаканских татар. Хакасами они стали именоваться только после Великой Октябрьской социалистической революции. Название "хакасы" было предложено представителями местной интеллигенции при национальном определении "минусинских татар" в самом начале 20-гг. нашего столетия. Предлагавшие это название исходили из ошибочного представления, что минусинские или абаканские "татары" являются потомками древнего населения Саяно-Алтайского нагорья, зафиксированного в китайских летописях под именованием "хягяс" .

Несомненно, подобные высказывания ученых не могли не вызвать определенные недовольства со стороны отдельных абаканских исследователей (представителей местной национальной интеллигенции) в лице Л. Р. Кызласова, Н. Г. Доможакова, М. И. Боргоякова и др. В рецензии на книгу Л. Р. Потапова об истории алтайцев (в 1954 г.) Л. Р. Кызласов выступил в защиту термина "хакас" и его происхождения от названия племени хаас (качин). Он утверждал, что термин "хакас" является самоназванием различного по этническому происхождению и составу населения Среднего Енисея в эпоху средневековья, а термин "кыргыз" соответствует названию правящего "аристократического династийного рода древних хакасов". Он же писал, что средневековый термин "хакас" является самодийским по происхождению, дожившим до современности в форме "хаас", он встречается в самоназваниях родоплеменных групп тофаларов (хааш), тувинцев и дархатов монголов (хаасут). По мнению Л. Р. Кызласова аристократический род кыргыз у древних хакасов подобен правящим родам хуянь у хунну, ашина у тюрок, яглакар у уйгуров, елюй у киданей и т. д.

Хакасские ученые в своих работах тщетно пытались найти корни термина "хакас" в Минусинской котловине. Например, Н. Г. Доможаков полагал, что "хакас" является нестяженной формой слова "хаас" . М. И. Боргояков высказал мнение о том, что слово "хакас" сохранился в структуре хакасов форме "хасха". По его мнению "хакас" состоит из двух частей "хах-гас (хас)". В данном случае, первая часть "усиливающий элемент", а слово "гас" обозначает "человека, мужчину" . Н. Ц. Мункуев попытался реконструировать "хягясы" в "гакас" с учетом ассимилиции. Тем самым, выразив сомнение реконструкции С. Е. Яхонтова этнонима "хягясы" в форме "кыргыз" . На основе вышеприведенных мнений ученых Л. Р. Кызласов (в 1989г.) опубликовал статью, где он попытался показать существование этнонима "хакасы" в средние века на материалах хакасского языка.

Его утверждения снова потерпели крах, как только были опубликованы работы известных синологов Дж. Э. Пуллиблэнка и С. Е. Яхонтова вновь обративших свое внимание на вопрос о правописании средневекого этнонима "кыргыз" в китайских источниках. В результате исследований Э. Дж. Пуллиблэнк пришел к выводу о том, что в древние времена китайские этнонимы "гяньгунь", "цигу", "хягяс", "килигисы" могли иметь форму "кыркыр". Однако, позже в результате эволюции тюркского языка произошла замена конечной буквы "r" на "z". С. Е. Яхонтов (1991г.) в своей статье дает анализ правописании этнонимов "кыргыз", "хаас" и "чик" в китайских источниках. Он поддержал выводы Дж. Э. Пуллиблэнка, заметив, что китайские этнонимы "гяньгунь", "гегу" и "хягяс" могли иметь форму как кыркур, так и кыркуз .

В своих исследованиях С. Е. Яхонтов еще раз подтвердил отсутствие термина "хакасы" в китайских источниках в какой-либо форме. В свою очередь Л. Р. Кызласов стал больше оперировать терминами "хаас" и "хасха" и их соотношениями, с тем, чтобы доказать существование в прошлом этнонима "хакас" в Минусинской котловине. Он главным образом ссылался на сведения в Юаньши", где упоминалась владение Хэсыхэ, куда была переселена часть кыргызов в 1293 году, в эпоху Хубилая. Л. Р. Кызласов область Хэсыхэ поместил на Енисее, с тем чтобы, показать этноним "хасха" как одно из самоназваний населения Южной Сибири. Л. Р. Кызласов происхождение и соотношение слов "хаас" и "хасха" объяснял очень легко. По его мнению, "хаас"-результат стяжения, а "хасха"-метатеза одного и того же слова "хакас". Он отмечает: "Строгая закономерность позволяет восстанавливать форму древних слов по облику современных. Очевидно, что Н. Г. Доможаков прав, и древний облик этнонима "хаас" (со вторичным долгим а) закономерно восстанавливается, как "хагас" ("хакас" или "хагас") и следовательно, в самоназвании "хаас" сохранилось древнее имя народа - "хакас" . Однако, аргументы Л. Р. Кызласова вновь подверглись к критике. Ю. С. Худяков в своей книге "Кыргызы на просторах Азии" провел широкий историографический анализ и весьма аргументированно раскритиковал Л. Р. Кызласова. По его мнению, предложенные им ":явления стяжения и метатезы в рамках одного процесса изменения языка, явно противоречат друг другу. В какой последовательности их не представляй, одно не могло произойти после другого ", так как нарушается чредование букв и невозможно воспроизвести нужное слово.

Далее он пишет: Представляется, что для рекострукции процесса распространения термина "хаас" и "хасха" среди населения Южной Сибири и Центральной Азии нет нималейшей необходимости выдумывать исходную форму "хакас". По его мнению, лесные народы Саяно-Алтайского края "ханьханасы", "ханасы", "хабханасы", "ханьхэна" являлись предками современных этнических групп "с самоназванием хаас или хаасут в составе тувинцев, тофаларов, сойотов, дархатов. К их числу должны относиться и "хастар"-качинцы. Часть этих таежных племен в средние века находилась на положении кыштымов в Кыргызском государстве. Кыргызы их ловили и употребляли в работу". Как утверждает Ю. С. Худяков предки современных качинцев пришли в нынешние свои места обитания лишь в XVIII веке, после увода джунгарами кыргызов из Минусинской котловины. "Хаасы-качинцы из долины Качи под городом Красноярском переселились на юг, вплоть до рек Абакан и Уйбат. В их состав вошла часть кыргызов, оставшихся после угона" .

В вопросе о тождестве средневекового этнонима "хягяс" с названиями родов качинцев хаас и хасха самым слабым звеном является термин "хасха". Собранные материалы показывают, что происхождение этнонима "хасха" (кыргызск. "кашка") связано с военно-политическим термином. По данным средневековых источников "хасха" использовался в качестве титула военачальника, главы кошуна (армии) союза кыргызских, казахских и калмыкских племен. Кашка означало самых отважных воинов-богатырей, метких лучников-воинов и т.д. Имеется целый сан титулов, например, кашка, сай кашка, кой кашка и т. д., которые присуждались отличившимся в бою воинам.

Титул "кашка" носил Мунке Темир (Угэчи Кашка) , правитель кыргызско-ойратской конфедерации. В версии эпоса "Манас" записанной С. Ахсикенди в XVI в. род Манаса назывался жети кашка, дед Каркырабеком, а народ каркыралинскими кыпчаками. Имя кашка входило в число имен наиболее распространенных среди господствующего слоя енисейских кыргызов. Его носили князья из знатных кланов и семей в XVII-XIX вв. Этнонимы "кашка" и "жети кашка" являются одними из распространенных названий местностей и родов в этнической структуре кыргызских племен на Тянь-Шане.

Следовательно, остается не совсем ясным каким образом титул "кашка" мог превратиться в название населения Минусинской котловины, если в конце V в. н. э. местные племена динлины слились с могущественными кыргызами. Известно, что c этого времени кыргызы имели господствующее положение, устанавили свои законы и порядок в регионе. Считаем, не правильным думать, что победители-кыргызы заимствовали от побежденных динлинов и прочих слово "кашка", имевшее военно-политический характер. По логике "кашка" должен быть термином, связанным с покорителями, а не покоренными. Титул "кашка" имел прямое отношение к вождям кыргызов, воглавлявших военно-политический союз племен.

В "землях Хэсыхэ" видеть область самодийцев хаасов-качинцев тоже сомнительно. Так как, названия китайских областей, куда были переселены кыргызы в эпоху Хубилая, соответствовали имени основного племени переселивщихся. Это вполне отвечал принципу кочевания, новое место обитания получало название основного племени или же объединения, имевшего преимущества, чем остальные роды. Например, "Хэсыхэ"- "Кашка", "Шаньдунь"-"Шандин" и т.д. Эти названия, прежде всего, говорят о переселении в данный район преимущественно представителей кыргызского племени кашка (хаска) и шандин (шандиндир). Очевидно, китайцы, пользуясь, удобным случаем, переселяя кыргызов, заодно и узаканивали территорию, очерчивая северные контуры границ империи.

Утверждение о тождестве "хягяс" с самодийским "хаас" тоже вызывает у нас сомнения. В данном случае, мы должны помнить, что монгольская форма этнонима "кыргыз" сохраненная в названии оз. Хяргяс-нур и поселка Хяргяс указывает на их полное тождество с "хягяс", представленного здесь в соответствии со всеми правописаниями и законами монгольского и китайского языков. Было бы более реально видеть в "хаас" и "хаазут" стяженную форму "хяргяс" и "кергут".

Как нам кажется, предки качинцев являлись той частью енисейских кыргызов, которые обитали на Алтае и степях Западной Монголии. Т. е. за территорией Минусинской котловины. Этническая структура и название качинского рода кангит говорят о связи хаасов с племенами кимако-кыпчакской конфедерации канглы. Принцип деление качинских родов по административно-территориальным признакам имело сходство с родоплеменной структурой кыргызского племени канды и казахского канглы старшего жуза.

Качинцы в своей структуре имели родоплеменные группы хасха, ах-хасха, паратан-хасха, талджан-хасха, ус-хасха, хара-хасха, кангит и др. По территориальным признакам хаасы делились хара хаас, кок хаас, хыр хаас (черный, синий и седой хаасы), а также сагай хаасов, представлявшую пограничную группу . Кыргызские канды (канглы) делились на кара канды, сары канды и т. д. Обитали в Ферганской долине . Казахские канглы состояли из родов кара-канлы, сары-канлы, кызыл-канлы, бадрак-канлы, капсан-канлы, шанышклы и т. д. В XIX-XX в. канглы проживали двумя компактными группами: в долине р. Или, на Алтын-Эмельской возвышенности, в верховьях р. Сыр-Дарьи и Ташкентской области.

Мы склонны предполагать, что предки качинцев являлись одной из степных ветьвей кыргызов, оказавшихся в составе кимако-кыпчакского союза племен, а затем возвратившегося в Минусинскую котловину.

Этноним "хаас" не выгодно отождествлять с "хягяс" еще и потому, что "хакас" как название племени или рода не сохранился ни в Минусинской котловине и ни на Тянь-Шане. Тогда как, в структуре современных кыргызов сохранились этнонимы, имеющие непосредственное отношение к хакасским "хасха", "хаас"/"качин" и енисейским кыргызам. Например, кашка (пл. теит), чулум кашка (пл. доолос), жети кашка (пл. солто; басыз), качы (пл. солто), желден (хакасск. чжьелден, чилдег), бугу (хакасский пугу), чулум мундуз и др. Названия всех вышеотмеченных родов должны были иметь второстепенное значение в отношении этнонима "хакас" - названия средневекового населения Минусинской котловины. Это давало бы ему большие преимущества сохраниться, хотя бы в качестве названия небольшого рода в Южной Сибири. Однако, "хакас" до сих пор ни обнаружился, ни Саяно-Алтайском крае и ни на Тянь-Шане. Возникает вопрос, если кыргызы были лишь аристократическим родом в государстве Хягяс, то почему по всей Евразии мы сегодня встречаем в структурах разных народов и стран континента топонимы, связанные с ними и этноним "кыргыз"?

Как нам кажется, замена "гегу" на "хягясы" проходила в полном соответствии со сложившимися политическими и этническими процессами и ситуацией в Центральной Азии в VIII-X вв. В это время енисейские кыргызы вступили в свою фазу рассвета Кыргызской государственности на Енисее. Об их государстве знали и считались с ним в Китае, Тибете, Византии, арабо-персидском мире, Тюргешском, Карлукском, Хазарском и Булгарском каганатах и т.д.

В связи с этим, можно полагать, что средневековые арабо-персидские, китайские авторы в своих трудах этноним "кыргыз" стали отмечать в наиболее правильной форме. Изменение этнического имени кыргызов произошло не только в китайских источниках, но и арабо-персидских, где кыргызов стали обозначать в двух формах "хырхыз" и "хырхыр". В них же мы встречаем кимакскую область под названием Карк(а)рахан, где ": жители ее напоминают по своим обычаям хырхызов" .

Следует отметить, что отдельные сведения из китайских хроник полностью опровергают гипотезу Л. Р. Кызласова о самодийском происхождении хягясов. Последние полностью противоречат мнению Л. Р. Кызласова. В информации "Хягяс есть древнее государство Гяньгунь" , четко и определенно сказано, что Хягяс есть то государство, которое являлось исконным местом обитания гяньгуней, т. е. кыргызов. Китайцы также отмечали "Дом хягяс" и "хягяс есть не большой род ". Если под термином "хягяс" следует понимать, прежде всего, коренное самодийское население Минусинской котловины, признавшее власть кыргызов, то почему этот же этноним использовали для обозначения имени господствующей династии Кыргызского государства. Более логично, признание имени господствующего рода всеми другими подвластными племенами и народами. Так было всегда. Тюркские каганы из рода ашина отмечали все покоренные племена общим именем "тюрк будунум".

В данном вопросе нам следует обратить внимание на то, что в случае с "хагяс" мы впервые встречаем название этноса с конечным звуком "с", что возможно говорить о более древнем происхождении его формы "каркар".

Следовательно, происхождение этнонима "хягяс" могло быть связано с установлением стабильной каганско-императорской власти в Кыргызском каганате. В этом нас больше убеждают сведения из версии эпоса "Манас" С. Ахсикенди, где зафиксирована информация о двух эпохах правления кыргызских вождей Каркырабека и Манаса, из рода жети кашка. Т. е. если в эпоху правления Каркырабека кыргызами правила династия каркыра (б. журавль, гяньгунь), а народ называл себя каркыралинцами, то при Манасе, правящая династия носила название жети кашка, а народ каркыралинскими кыпчаками .

В эпоху рассвета Кыргызского государства каган был не только вождем своего племени или представителем господствующего, аристократического клана, но и верховным главнокомандующим (военачальником союзных войск), власть которого распространялась на всю Центральную Азию. В связи с изменившейся политической ситуацией, он принял новый титул "кашка", и был признан военачальником всего кыргызского (союзного) кошуна. С усложнением государственного аппарата, изменилось название господствующего клана енисейских кыргызов -эди . Отныне господствующий род кыргызов стал называться жети кашка. В таком случае, как можно соотнести "кашка" с "хягяс" и "кыргыз"? На первый взгляд кажется, что титул "кашка" не имел ничего общего с вышеуказанными этнонимами. Однако, "кашка" можно сопоставить с его более древней формой "каркар", что дает возможность обнаружить определенную, вполне приемлемую, близость терминов.

Отсюда, можно сделать вывод, что происхождение древней формы этнонима "кыргыз" -"каркар" мог иметь непосредственную связь с одним из наиболее популярных титулов, в ранге судьи "карха" широко использованного в союзе племен европейских гуннов, печенегов, кангаров, хазаров, маджагардов и других, имевших отношение к Алтаю и государству Канха. Причем, название авестинского государства "канха" уже было сопоставлено с этнонимами "кангар", "кангюй" и "канглы".

"Карха" широко применялось в гуннском и печенежском обществах в качестве имени человека, титула вождей, названия местности и т.д. По утверждению булгарских летописцев в учении о "Тенирианстве" "карха" олицетворяла алпа света и тепла. Живым воплощением ее была белая лебедь (журавль, утка, гусь, ворон и т.д. более 30 пернатых), в честь, которой сохранено название реки Куманды (Лебедь) на Алтае. Т. е. в стране кангарских племен. В книге Бахши Имана приводилась легенда о сестре Атиллы Харьхе ("Лебедь"), в честь которой был построен город Харька (современный Харьковь). По преданию, Харька жила в этом городе и умерла, когда брат непослушав ее совета, ушел воевать.

Эти сведения в развернутом и поэтическом стиле повторяются в поэме "Цветы Кыпчакского поля" Рейхан Булгари, поэта XII века. Согласно автору Атилла и его сестра Карха по отцовской линии принадлежали роду айбат, а по материнской линии хыргыз. Он в младенчестве носил имя Тука, когда он повзрослел и стал охотником, стали называть его Атиллой .

По информации византийского императора Константина Богряногодного племена кангар входили в состав печенегов, состоявших из восьми племен. Среди них были три наиболее благородных племен кангар-эрдим, гила и чур. Источник отмечал: "Эти восемь племен турок не подчиняются собственным [особым] архонтам, но имеют соглашение сражаться вместе, со всем тщанием и усердием на реках, в какой бы стороне, ни возникала война. Первым главою они имеют архонта из рода Арпада - последовательно, и двух других гилу и карху, которые имеют ранг судьи. Каждый род имеет архонта" . Представители этих трех родов занимали весьма высокие должности в этом обществе.

Г. В. Ксенофонтовым было проведено успешное отождествление названий печенежского племени кангар (кенгерес, канглы) и его трех родов с именем саха-якутского объединения кангалас" и его тремя родами -ектем, киллем, чур. Также были сопоставлены древний приаральский этноним "кидарит" ("кидара") с кангаласским "ходоро", печенежский "чопон" с кангаласским "дьеппен". Согласно саха-якутских преданий, в глубокой древности в стране "Араат Байгал" или "Арылы Байкал", жил славный народ ураанхай. Она находилась в девятой от Лены реке, на берегу теплого моря. Т. е. в печенежском Приаралье. ": во времена прибытия Омогой Баая и Эллэй Боотура из южной страны переселилось племя кыргыс с лощадьми и рогатым скотом" .

Выводы ученого можно дополнить и более конкретизировать новыми кыргызскими материалами. Омогой Баай и Эллэй Боотур являлись предками саха-якутского племени кангалас. Вторым в списке потомков родоначальника якутских (кыргызов) Эллэя стоит имя Хордокосууна, имевшее тождество с названием кыргызского племени кодогочун. В составе кангаласов сохранились названия родов, имевшие прямое отношение к тяньшаньским кыргызам: кангалас (кыргызск. пл. канглы), чур (пл. кара чоро), ходоро (пл. кыдыршаа, род мунгушей кодогочун), чериктей (черик), кырыг. Саха-якутские сэргэччи (Ботурусский улус) и уодугэй имеют сходство с казахским шеркез и кыргызским адыгине (крупное пл.), а также российскими этнонимами черкез и адыги.

Весьма любопытно, что по генеалогическим преданиям кангаласы имели связь сразу тримя средневековыми племенами кангарами (канглы), кыргызами и эфталитами (кутургур). Это же можно обнаружить, изучая структуру тяньшаньских кыргызов. Причем, племена канглы и кыдыршаа (кударит, эфталит; Фергана), считались одними из древних, крупных и основных племен объединения ичкилик кыргызов. Средневековый этноним "эфталит" можно сблизить с названиями племен, обитавшими в Восточном Туркестане кидарит, кидоло (эфталиты), кутургур (белые гунны), катаркин (монгольский), гаочэ (южная ветьв динлинов), каучин (могольским). В структуре кыргызов можно встретить ряд этнонимов, имевших отношение к названию "эфталит"- кайдоол, кудайлят, катаган, кыдыршаа, кодогочун. В среднеевковых источниках много писалось о соседстве Кангюй (канглы) с усунями и политической активности племен канглы в Средней Азии. Цянь-ханшу отмечалось: "Или - древняя страна усуней, и страна эта на севере и западе примыкает к Канцзюй (кангюй)". Согласно китайских хроник государство Кангюй располагалось в нижнем и среднем течении Сыр-Дарьи. В монгольскую эпоху и более позднее время потомки кангюйцев (кангиты) и усуней под племенными названиями канглы и уйсун кочевали в тех областях, где обитали их предки в прошлом. М. Тевкелев последних называл общим собирательным именем канглы-уйсун. Согласно родословной канглы по старшинству стоят рядом с уйсунами.

Н. А. Аристов писал: "Кангюйцы, покоренные тукюесцами, перешли потом в VIII столетии под власть карлыкских ханов и повляются на страницах истории под именем канглов лишь в начале XII столетия, когда один из ослабевших карлыкских илеков, не имея сил укротить набеги канглов на свои земли у подножия Александрийского хребта, призвал на помощь каракиданьского Гурхана. В начале XIII века канглы составляли главную часть армий Султана Мухаммеда Харезм-шаха, неудачно защищавщих от монголов Отрар, Самарканда и Харезм. Печенеги, узы (гузы), команы (половцы), кипчаки-все это, вероятно, лишь роды и отделы канглов, подвигавшиеся на запад и юг из кангюйских степей" .

Н. А. Аристов справедливо относил тяньшаньских канглы, дулу и нушиби к племенам конфедерации кимаков. По его мнению, после падения Западнотюркского каганата канглы кочевали на северо-западе от Тараза и населяли низовья р. Чу и бассейн Сарысу, а также Илийскую долину.

С. М. Абрамзон полагал, что в средние века "канглы жили по соседству с долиной р. Чу" на Тянь-Шане. Канды арык -так назывался один из арыков в районе Кичи Кемина, расположенного близ р. Чу .

Среднеазиатские канглы, являлись потомками тех, кто участвовал в походах тюркских каганов против эфталитов. Позже канглы, ассимилировав эфталитов (кыдыршаа) осели на их землях (Фергана), образовав собственный улус на Тянь-Шане. При этом последние контролировали степи расположенные на запад от Тянь-Шаня (Или-Талас) до Приаралья. В источниках более позднего времени в Семиречье кочевал союз племен ичкилик-кыргызов Булгачи-Салусбия, основной костяк которого составляли древние племена, известные на Саяно-Алтае и Тянь-Шане с эпоху древних тюрков канды, кыдыршах, тейит, доолос, жоо кесек, бостон . Следовательно, в Х в. улус канглы, родственный кыргызам по праву мог называться областью Каркырахан, куда входили степи Восточного Туркестана и Восточного Казахстана.

Как нам кажется, под кангарскими этнонимами "карха" и "гила" ("ила", "илак"). следует понимать кыргызов. В книге Бахши Имана алтайские кыргызы в составе Волжской Булгарии назывались килик или иллак (илек). Известно, что в прошлом саяно-алтайские племена кыргызов называли килик ("илек", "гила", "ила", "илак"). В. Бартольд записал предание у енисейских остяков о нападении на них "сверху", т. е. с юга, могущественного народа "килики или кыргызов . "Ыла"-так называли долину реки Или в эпоху М. Кашгари, где современные ученые на основе данных китайских источников располагают древних кыргызов -гэгуней, гяньгуней, гегу.

В источниках эпохи династии Тан о кыргызах и их месте расположения сказано: "Хягяс есть древнее государство Гяньгунь. Оно лежит "от Хами на запад, от Хорашара на север, подле Белых гор". Л. Боровкова и Г. Супруненко изучив и сопоставив данные китайских источников, располагали кыргызов в Илийской долине Восточного Туркестана. По мнению Л. Боровковой кыргызы жили в районе хребта Боро Хоро и западнее пустыни Дзосотын-Элисун в Восточном Туркестане . Впоследствии это мнение получило поддержку в работах О. Караева, Ю. Худякова, М. Кожобекова, Т. Чоротегина и др.

Этноним "килик" ("эллак", "илак") можно реконструировать как "кырык", что сооветствует названию одного из родов кырык и имени одного из прародителей рода кыргыс саха-якутского племени кангалас "эллей", а также имени предводителя алтайских кыргызов "эмке", упоминаемого Гардизи.

В научной литературе термины "карха" и "гила" достаточно не изучены. Однако, установлено, что еще в средние века с первой связывали название Крымского города Керч/"карча". В родословной современных тюркских народов в числе их общих предков отмечались имена Карча (Карача) и Аланча, которые имели связь с двумя древними родственными государствами Канха и Алания, расположенных на Алтае и Кавказе.

Небезинтересно, что волжские булгары и карачаевцы считали себя потомками населения Алании. Согласно генеалогическим данным современные кавказские карачаевцы и тяньшаньские кыргызы имели общее происхождение от хана Карча или Карача. По одной из легенд, бытующей среди кавказских карачаевцев в XIX -ХХвв., в прошлом народ называл себя кыргызами. По преданию, Карча (Карача)-первый правитель карачаевцев происходил из золотоордынского города Кошкар.

По кыргызским преданиям Карача хан со своим народом (кыргызами) переселился на Кавказские горы из районов города Кашгар в Восточном Туркестане. По другим версиям легенды Карача хан был предком кыргызских племен нойгут и черик (от монг. "воин"), издревле обитавших в районах Кашгара в Восточном Туркестане . Казахи считали себя потомками белой гусыни сочетавшейся с их предком Калча Кадыром.

"Карха" можно сопоставить с именем "деде Коркуд" в "Огузнамэ". Можно провести параллели между "карха", "калха", "калча", "коркуд" и "харковь". Примерно, такая же картина вырисовывается с "керч"/"карча". Последний имел сходство с названием города венгерских кыпчаков Корсаг и небольшого объединения карсагал в Минусинской котловине в XVIII в. Сюда же мы относим этноним "кайсак-кыргыз", в первой части которого можно легко обнаружить нам знакомые термины "корсак", "кыйсак", "кыбчак", что указывают на возможное существование их стяженного варианта-"козак"/"касак"/"казак".

Отсюда "карха" и его вариант ("керч"/"карча") можно сопоставить с титулом вождей средневековых кыргызов, казахов- "кашка" и калмыков "калча". Военно-политический характер термина "кашка" подтверждала народная этимология этнонима "кыргыз": убивающий, истребляющий (кыргыч) или не уничтожимый, не истребимый (кырып жок кылынгыз). Неслучайно, в вышеприведенной легенде Карача хан представлен предком племени черик (войско).

Следовательно, термин "карха" имел различные формы и прямое отношение к авестинскому названию государства "Канха" на Алтае. По нашему мнению, государством Канха правили представители одноименной династии карха (лебедь), соответственно образованный ими союз племен назывался кангар или канглы. Позже этот титул был заимствован кочевыми племенами Саяно-Алтая, входившими в состав государства Канха и имевшими союзнические отношения с ним. В этом смысле "карха" могла иметь прямое отношение к этнониму "кыргыз", наиболее древние формы, которого звучали как "каркар" (журавль), "каркун" или "кангар". Можно провести параллель между "канха"/"кангар" и "карха"/"каркар" и "кашка"/"кыргыз".

Основывась на вышеизложенном, этноним "кыргыз" и "кашка" можно сопоставить с "хазар" и "карха". Здесь же проведем параллели между "хазар", "карха" и хакасским "хаас", "хасха", а также иранским "кашкай", "кашкул" (кашкаи-тюркский народ). В таком случае, можно констатировать, что эволюция в тюркском языке, о чем нам твердили синологи, происходила в связи с изменением этнополитической ситуации на Алтае в VIII-X вв. Этот процесс совпал по времени с изменением господствующего рода на Алтае и появлением новых алтайских объединений кыргызов, кыбчаков и кимаков.

Отсюда, можно заключить, что кыргызы представляли одно из племен государства Канха, обитавшее на восточных и южных пределах данного владения. Ими управляли представители рода карха (белая лебедь, каркыра-журавль). Соответственно вожди их носили титул "карха"/"кашка", а "кыргыз" был самоназванием этого этноса.

Вышесказанное наше мнение как бы подтверждали сведения из книги Бахши Имана "Джагфар тарыхы", где приводились две легенды о происхождении кыргызов и кыпчаков Волжской Булгарии. В первой, очевидно, более древней, генеалогия кыргызов и кыпчаков связывалась с массагетами и сарматами, а во второй запечатлены массагето-кыргызо-булгарские взаимоотношения.

Согласно первой легенде: "однажды в Туркестане (Казахстане) племя южных саков - массагетов (масгутов) внезапно напало на центральных саков - сарматов (чирмышей). Все чирмыши были перебиты, но предводительница сарматов Тамыр-бика успела перед гибелью спрятать своего младенца - сына в дупле дерева. Мальчика нашли и вырастили тюрки. Они же назвали его Кыпчаком - "Дупельным". Кыпчак взял в жены 40 тюрчанок и его дети от них основали 40 родов тюркоязычных саков. Их стали называть "кыргызами" (т.е. "сорок девушек" - в память о сорока женах Кыпчака) или "Кыпчаками"... Саки, сохранившие индоарийский язык, продолжались называться "сагдаками" (саками). Часть массагетов была также в то же время тюркизирована и получила от булгар название "оймеков", передаваемое иногда в форме "кимак", а другие массагеты, сохранившие индоарийский язык, по-прежнему назывались "масгутами" ".

Согласно второй легенде о алп-бике Куропатке, Тангра в защиту человеческого рода, превратил ее в алп-бике Мышь или Кыргыз-Кыркыз [Дикая или Вольная Девушка], что олицетворяла дух женского своеволия и упрямства. После этого она, "явившись в царстве Идель в образе прекрасной девушки, вызвала многовековую смуту в государстве. Вначале она очаровала всех булгарских принцев и перессорила царевичей. Когда ее изгнали из Иделя, она ушла в Кашан (Средняя Азии), где стала объектом поклонения масгутов. За это Тангра покарал это племя, которое стали называть также кыргызами - по имени Кыргыз. Оно прекратило свое существование, и даже небольшая группа уцелевших масгутов стала носить имя булгарской династии Алан, некоторые представители которой бежали к ней. Степи масгутов были заняты кыпчаками, которых стали, поэтому называть и кыргызами... ".

Первая легенда подтверждала этногенетическую связь кыргызов с массагетами и сарматами. Очевидно, в данном случае речь идет о миграции восточных племен усуней, юэчжи, хунну на запад в III в до н. э., когда они один за другим переселились в страну саков, а затем одним ударом разгромили Бактрию и на его развалинах сформировали Кушанское царство. После этих событий саки навсегда исчезли из политической арены Центральной Азии, а на восточных пределах владения последних стало возвышаться новое объединение племен под именем кыргыз (гяньгунь).

В исторических источниках кыргызы и сарматы всегда описывались как племена, принадлежавшие одной культуре, были известны как огнепоклонники, практиковали трупосожжение. Генеалогические предания содержали схожие сюжеты и происхождение народа связывалось всегда с женщинами. Первый происходил от амазонок-мужеубийц, попавших в Скифию, где, они сдружились с молодыми скифами, перешли реку Танаис (Дон) и там образовали сарматское объединение . Согласно данным "Юаньши" кыргызы произошли от сорока девиц страны Хань, вступивших в брачные узы с мужчинами владения Усы, вследствии чего эта страна стала называться Кыргызской землей .

Основываясь на вышеизложенном, мы полагаем, что сарматы, булгарские серби и черемыши являлись одним и тем этносом, что как бы потверждают первые части этнонимов. Как утверждал информатор этнонимы "серби" и "черемыш" происходили от слова "сир" ("семь"), что означало семь родов. С этим же словом "сир" автор связывал происхождение топонимов "Сырдарья и Жети Суу. Для полного анализа можно "сир" сопоставить с названиями исседонского племени серы (серика), предков кыпчаков "сир-тардуш" и правящего рода енисейских кыргызов эди Рашид ад-Дина.

Отсюда, можно предполагать, что древние кыргызы могли иметь этногенетические связи с саками-тиграхауда (юэчжи-массагетами), сарматами и усунями (исседонами), которые возможно представляли южные группировки племен государства Канха.

Китайцы обозначали кыргызов этнонимами "гэгунь", "гяньгунь", "хегу" и т.д. В III в. до н.э. кыргызы вместе с соседними владениями синьли (канглы), динлин, цзюеше были покорены хуннами. Накануне нашествий Модэ шаньюя, кыргызы жили на юге-востоке от Кангюя, примерно на территории юэчжи-массагетских племен, считавшихся наиболее могущественным и сильным объединением, племена которых к V в. н. э. под влиянием хунну, преобразовались в конфедерацию белых гуннов -эфталитов.

Следует отметить, что начиная с эпохи жужан, а затем имевшее продолжение в период гегемонии древних тюрков в Центральной Азии отношения между господствующими жужанами, родом ашина и кыргызами, канглы строились по принципу господина и подчиненного. Кыргызы начиная со времен покорения их Модэ шаньюем вплоть до построения ими Кыргызского каганата на среднем течении Енисея, хотя и возродились, сохранили свранительную независимость, однако, не смогли сформировать централизованную государственную власть. Вышеназванные соседние владения кыргызов и канглов, постоянно подвергались гогениям, переселению с места на место со стороны своих господ. В конце V в. кыргызы, не устояв натиска со стороны жужан, мигрировали в Минусинскую котловину. В VI-VIII вв. покоренные кыргызы и канглы составляли основные силы войска тюркских каганов, в результате часть этих племен очутилась на Тянь-Шане. Тюрки мечом канглов и кыргызов ликвидировали господство эфталитов в Средней Азии.

В VIII в. Кыргызский каганат стал могущественным государством. Тюркские каганы, признавая мощь кыргызов, выдавали своих дочерей за Кыргызского кагана или представителей его семьи. В орхоно-енисейских текстах говориться: "Каган табгачский был нашим врагом. Каган десятистрел (тюргешей) был нашим врагом. Но больше всего нашим врагом был Кыргызский сильный каган".

Политические события, происходившие в Центральной Азии в V-VI вв. в связи с господством жужан, весьма красочно описаны кыргызском эпосе "Манас". Кыргызы также как и предки древних тюрков были разбиты соседним племенем и вынуждены были бежать и скрываться на разных уголках Степи. Разбрелись десять сыновей хана Ороздуу. Одна из групп кыргызов во главе с Джакыпом по воле судьбы попадает на Алтай, где у него родился сын Манас. Достигнув зрелости, Манас построил новое государство. Это было время, когда хан кыргызов выступал с новым родовым именем жети кашка, а народ его назывался каркыралинскими кыпчаками. Согласно версии манасчы Шаабая Азизова Манас родился на Енисее.

Где неясно вырисовываются ввысь вершины гор, Где склоны гор заострены, В Энее-Сае, в пустынной земле, В юрте белой в 60 звеньев Шесть дней длились родовые схватки, И Манас великодушный родился. В эту сторону от Бай Келя (оз. Бай кал) Пуповину обрезали и обмыли. Повзрослел и стал молодцом, О нем уже говорил народ, Он повзрослел и стал силен. Черным манжу, калмакам Великодушный стал наводить страх. В Ээн-Сай как-то пришел, От караванщика такую весть услышал, От торговца слышал разговор Эр Бакай сын Бая Десять сыновей Орозду Слышал, что они разбрелись, Один ушел на Кангай, Один ушел на Алтай, Один ушел на Шыбыр, Один ушел на Серен (Аральское море). Один ушел в Теренге (Астрахань?) Один ушел в Ойон (Монголия), Пройдя через песчаную пустыню. Один ушел на Саяны .

Следовательно, сведения Гардизи о кыргызо-огузских взаимосвязах могли происходить после того, как печенеги, разбив кангар, включив их покоренные племена в свой состав, продвинулись на Запад. Практически речь идет о времени, когда было уничтожено древнее государство Канха (в VI-VIII вв.), племена которого силой были угнаны печенегами.

Таким образом, можно сказать, что усиление Кыргызского государства и распространение их власти на Алтай в VIII в. положило начало второму этапу политической истории племен кангар (канглы). В эту эпоху кыргызы, покорив огузов, смогли изменить политическую ситуацию в регионе в свою пользу и заняли Алтай. Данный период был связан непосредственно с кыргызами, кимаками, кыбчаками и титулом "кашка". Кыргызы, теперь уже как полноправные хозяева Алтая, на развалинах княжества кангарских племен сформировали новые владения и объединения кыбчак и кимак в данном регионе. В начальном этапе Алтай управлялся с Енисея. Видимо, поэтому, в средние века на Алтае этноним "кыргыз" использовался как общее имя кыргызских, кимакских (канглы) и кыбчакских племен.

Позже, алтайские племена, усилившись, отделились от Кыргызского каганата. В IX в. алтайские кыргызы, канглы, кыпчаки на развалинах владения кангюйцев, построили Кимакский каганат. Алтайские кимаки составляли угрозу Кыргызскому государству. Эпоха противостояний двух родственных государств на Саяно-Алтае в эпосе "Манас" освещено в сюжете о противоборстве Манаса и его родственников, в лице правителей коз команов Абыке и Кобош .

В исторических источниках немало сведений и сходств имелись между печенегами и кыргызами, а также кангарами и кыргызами. Так, в письменных хрониках печенеги, как и кыргызы известны были как сорока племенной народ.

Кыргызо-огузские отношения описаны в сочинении Гардизи и в "Огуз намэ". Причем, в обоих трудах происхождение кыргызов связывалось с мифическим зверем собакой. Гардизи в своей книге "Зайн ал Акбар" (XI в.) писал о кыргызах, вступивших в союзнические отношения с хазарами, башкирами, а затем покоривших огузов. Правителем кыргызов был Эмке. С. Ахсикенди в своей книге "Маджму ат-Таварих" приводит информацию о происхождении кыргызов от сорока гузов в эпоху султана Санжара .

В "Огуз намэ" кыргызы-мифические ит-бараки упоминались в связи с рождением младенца, которому Огуз хан дал имя Кыбчак (Дупельный). Согласно сказания, новорожденный мальчик, получивший имя Кыбчак, появился после неудачного похода Огуз-кагана на племя ит-барак (кыргызы), что говорит о событиях имевших отношение к эпохе кыргызского Великодержавия. Когда, кыргызам удалось уничтожить в 840 году ставку уйгурского кагана Орду балык, ликвидировав их гегемонию в Центральной Азии.

Небезинтересно, что в структуре кыргызов сохранились ряд названий тюркских и огузских племен бичен (печенек), жедигер (огуск.-ядгер), мундуз (огузск. бугдуз), бугу (тюркск.-пугу), кесек (кесек), теит (теит), тас (тас) и т. д. Причем, этнонимы печенег и мундуз сохранились только у кыргызов и алтайцев.

Влияние кимакских племен канглы на кыргызов было значительным. В эпосе "Манас" канглы и кыпчаки выступали как союзники Манаса и кыргызов.

Союз и родственные отношения кыргызов с канглы отражены в эпосе "Манас": Недавно прибывшие родичи Как приютились у бая Жакыпа, Год уже прожили. Немного их семей, Народ под названием канглы-они, Среди канглы Был и богатырь Чегиш .

Об этом же говорят названия страны енисейских кыргызов и (общее название) населения Минусинской котловины кангоорай или хоорай хырхыз. Вышесказанное наше мнение подтверждал также этнический состав населения Минусинской котловины в XVII-XVIII века, где наряду с кыргызами мы обнаруживаем объединения родственных племен карсагалов, качинцев (хаасов), сагайцев, имевших непосредственное отношение господствующему клану, давшему свое название государству. Т. е. кыргызам.

Как нам кажется, в эпоху господства на Саяно-Алтайском крае кыргызы смогли организовать ряд новых объединений за пределами территории Минусинской котловины, одними из которых могли быть предки современных качинцев-хаас, что как бы подтверждало название его родового подразделения кангит. В эту же группу можно отнести хакасский род камасин, в прошлом называвший себя кангаласами. В них можно видеть осколки средневекового кимакского племени кумоси. Можно привести его варианты-камаш, кумаш, куман встречаемых в качестве тюркских имен.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно предполагать, что происхождение кыргызского этноса и его имени было связано с владением Канха на Алтае и титулом "карха", имевший различные формы, одним из которых был "кыркыр" или "каркар". В VIII в. в результате эволюции тюркского языка китайские и арабо-персидские историки население Минусинской котловины стали обозначать общим именем "хягяс" и "хырхыр", что соответствовали этнониму "кыркыз " орхоно-енисейских текстов.

Т. А. Акеров, Директор Института этнологии МУК Опубликовано в журнале "Вестник" Международного университета Кыргызстана, -C. 10-19. ? 1, 2009 год.

Источник - ЦентрАзия

centrasia.ru

Предыдущая статьяБ.Ибраимов: Религия в Кыргызстане - путь к духовности или рычаг для экстремистов
Следующая статьяCA-NEWS : Алматы объявят городом исламской культуры в 2015 году-ISESCO