CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

novayagazeta.ru

Новая Газета | «Против Ахмадинежада? Приходите через четыре года»

17 июня 2009

«Против Ахмадинежада? Приходите через четыре года»

Новая Газета | ? 62 от 15 июня 2009 г.

Выборы в Иране: реальная политическая борьба, дебаты в прямом эфире и сильная оппозиция. А реформаторы проиграли

Классика политической борьбы: десятки тысяч сторонников Мусави собрались на стадионе города Карадж, но микрофоны стадиона вышли из строя прямо перед выступлением оппозиционера

Чуда не произошло: на президентских выборах, прошедших в Иране 12 июня, большинством в 63,6% голосов победил действующий президент Махмуд Ахмадинежад - консерватор-популист, за прошлый свой президентский срок ужесточивший исламские нормы, обещавший стереть с лица земли Израиль и яростно отстаивавший иранскую атомную программу.

На этих выборах все было удивительно: и явка (почти 85% населения), и бурная избирательная кампания с дебатами в прямом эфире, и сотни тысяч людей, вышедших на улицу в поддержку кандидата от оппозиции Мир-Хоссейна Мусави, и результаты. За два дня до выборов даже официальные правительственные опросы не предсказывали Ахмадинежаду такой убедительной победы.

: За два дня до выборов я выезжаю в центр Тегерана. Повсюду - молодежь с зелеными (цвет предвыборной кампании Мусави) лентами на руках, в зеленых майках или платках. Чуть ли не на каждом втором автомобиле - зеленая ленточка или портрет Мусави.

Предвыборные митинги - наглядный урок демократии. Сторонники Мусави и Ахмадинежада стоят на улицах бок о бок, выкрикивают лозунги, раздают листовки, беззлобно перешучиваются.

Пробившись через пробки, вижу цель поездки: «зеленую» живую цепь, протянувшуюся по всей длине главной улицы Тегерана - Валиаср (а это 18 километров!). В ней участвует 500 тысяч тегеранцев. Люди стоят в два, три, а то и в десять рядов, крича: «Если на выборах не будет обмана, победит Мусави». И еще: «Нам не нужна бесплатная картошка, нам нужно наше достоинство». В начале кампании Ахмадинежад попытался завоевать голоса бедняков, раздав 400 тысяч тонн бесплатного картофеля.

Кандидат бедняков

Четыре года назад Махмуд Ахмадинежад, тогда мэр Тегерана, привлек избирателей обещаниями экономического рая, доли от нефтяных доходов «на столе каждого иранца», а также борьбой с коррупцией во власти.

Увы, несмотря на самые высокие за последние годы цены на нефть, уровень жизни в Иране продолжал падать, инфляция, по официальным данным, составила 15% (по неофициальным - 25%). Внешнеполитические выступления президента привели к санкциям со стороны Запада и фактической изоляции страны.

С другой стороны, мировой экономический кризис и падение цен на нефть позволили Ахмадинежаду подвергнуть критике США и мировой рынок, а военная кампания Израиля в Газе заставила иранцев поверить утверждениям президента, что целью израильских ракет может стать и Иран. Все это подняло рейтинг Ахмадинежада незадолго до выборов.

Мир-Хоссейн Мусави - главный кандидат оппозиции. Он был премьер-министром страны в самые тяжелые годы ирано-иракской войны (1981 - 1989 гг.) и помог вытащить страну из экономического кризиса, национализировав основные предприятия. Хотя на следующие 20 лет он ушел из политики и занялся живописью, иранцы запомнили его заслуги. Кроме того, его поддерживал бывший президент Ирана, до сих пор популярный среди молодежи и студентов либерал Мохаммад Хатами.

Мусави в тандеме с Хатами обещали серьезные перемены: улучшение отношений с Западом, либерализацию общества и культуры (Мусави - известный художник и архитектор), свободу вероисповедания, улучшение положения женщин. Конечно, революционных изменений ждать не приходилось: основная власть в стране принадлежит духовному лидеру, аятолле Хаменеи. Его решения важнее решений президента, и потому ни о сворачивании ядерной программы, ни о налаживании дипломатических связей с Израилем или превращении Ирана в привычную Западу светскую демократию речи не шло.

За Мусави готовы были голосовать большая часть образованной молодежи (а молодые люди составляют более 70% населения Ирана), студенты, интеллигенция, средний класс и немалая часть женщин.

Электорат Ахмадинежада - прежде всего религиозные и бедные слои населения. Им импонирует президент-«правдоискатель»: религиозный, живущий без малейшего намека на роскошь и готовый на самые резкие заявления в отношении Запада. Видимо, за Ахмадинежада и проголосовали беднейшая часть Ирана, а также религиозные центры страны.

Пятого июня по всему Ирану прошли последние перед выборами пятничные молитвы. В этот раз на юге, в центре и юго-востоке Ирана муллы призывали голосовать за Ахмадинежада. На западе, севере и в крупных городах - за Мусави.

Шансы двух других кандидатов - муллы Мехда Карруби и силовика Мохсена Резаи - с самого начала были малы (они набрали 0,85 и 1,73 % каждый).

Период благоденствия

Каждый май, когда в Тегеране начинается жара, на улицы выходят патрули «Эршада» - специальной полиции, которая арестовывает девушек в слишком открытой (по исламским нормам) одежде.

В этом году сезон облав совпал с подготовкой к выборам, и Ахмадинежад опубликовал открытое письмо к главам «Эршада», где заявил: форма одежды - не главное для верующей мусульманки, не нужно трогать легкомысленно одетую молодежь. Главы «Эршада», мягко говоря, растерялись: до сих пор все их дежурные посты создавались чуть ли не по прямому указу президента.

Выборам в Иране рады. Перед выборами здесь все становится хорошо: внезапно растут пенсии и зарплаты бюджетников. Серьезно (от двух месяцев до полугода) сокращаются сроки службы в армии. Государственные банки раздают кредиты на выгодных условиях. А теперь даже полиция нравов на время прекращает облавы.

Предвыборная кампания в Иране началась 22 мая. Практически вся информация о готовящихся акциях в поддержку Мусави и достоинствах его программы распространялась по интернету и с помощью SMS-сообщений. В официальной прессе и на ТВ (оно в Иране только государственное) никаких сведений не появлялось. В начале июня правительство попыталось заблокировать использовавшуюся для агитации социальную сеть Facebook, блоги на Twitter, Livejournal и др. Однако скандал получил такой резонанс, что уже через два дня блокировку сняли.

«Ахмади, бай-бай!»

В первые дни июня, ровно в 22.30 Тегеран замирал. Впервые в истории Ирана кандидаты в президенты встречались на теледебатах в прямом эфире. 90 минут, шесть раундов (в каждом участвует по двое кандидатов), через каждые 10 минут слово переходит к противнику. Столкновение главных кандидатов - Ахмадинежада с Мусави - переросло в настоящую схватку. Бывший президент использовал стратегию нападения. Для начала он выложил компромат на жену Мусави - Захру Рахнавард, обвиняя ее в липовой докторской степени. Создательница первого женского университета Ирана, известный скульптор и советник мужа, среди иранцев Захра не менее популярна, чем сам Мусави. Кроме того, с точки зрения иранской этики размахивать перед камерами «делом» женщины с ее фотографией - все равно что плюнуть ей и ее мужу в лицо.

Затем Ахмадинежад прошелся по всем предыдущим иранским президентам, заявил, что они довели страну до упадка, спровоцировали рост коррупции и бедность. Косвенно под ударом оказались и оба аятоллы - Хомейни и Хаменеи, неприкосновенные для критики.

Досталось еще одной влиятельной фигуре- Али-Акбару Рафсанджани. Бывший президент Ирана (1980-1989 гг.) до сих пор управляет большей частью экономики страны, в том числе, по слухам, и теневой. Как шутят в Тегеране, если бы после таких обвинений Ахмадинежад проиграл выборы, в столице появилась бы улица «Шахид-Ахмадинежад» (т.е. умершего мученической смертью).

Кроме того, на дебатах президент доказывал, что экономика Ирана находится в лучшем состоянии, чем на Западе, и представил графики ее роста. Мусави пришел на ТВ с официальными данными, сравнил их с графиками Ахмадинежада и поймал его на вранье.

Последствия не замедлили сказаться. За пару дней до выборов у выхода из крупного тегеранского университета президента подстерегла толпа студентов-сторонников Мусави. Ахмадинежад попытался произнести речь, со всех сторон раздалось: «Лжец! Лжец!» и «Ахмади, бай-бай». Президент унес ноги.

В последний день перед выборами в тегеранских продуктовых магазинах выстраиваются очереди: если Мусави не победит, студенты обещали выйти на улицы. Революция, конечно, маловероятна, но рисом, считают жители, лучше запастись.

Штамп в паспорте

В день выборов на избирательных участках - огромные очереди. Стоять приходится под палящим солнцем (в Тегеране +36 градусов), порой по два-три часа, но никто не уходит. Вход для мужчин и женщин отдельный. Иностранных наблюдателей на участки не допустили.

Вместо подписи при выдаче бюллетеня отпечаток пальца: его не подделать. Паспорт не возвратят, пока не опустишь бюллетень в урну: в главный для каждого иранца документ ставится специальный штамп. Госслужащим приходится ходить на выборы независимо от желания, начальство регулярно проверяет, достаточно ли у них штампов в паспорте.

Атмосфера тревожная: с утра ни один сотовый оператор в Тегеране не принимает SMS-сообщения, плохо работает международная телефонная связь. Посреди голосования на нескольких участках Тегерана вдруг кончаются бюллетени (как на следующий день будет утверждать Мусави, из-за этого не смогли проголосовать несколько миллионов человек).

Мусави объявляет о своей победе еще до окончания голосования: судя по опросам на выходе с участков, за него проголосовали 65%. Однако уже к полуночи государственные СМИ сообщают: подсчитано 19% бюллетеней, лидирует Ахмадинежад. Я пытаюсь зайти на сайт ВВС и нескольких оппозиционных иранских СМИ - они заблокированы.

Утром в субботу полиция опечатывает офисы проигравших кандидатов, чтобы не позволить им устроить пресс-конференции. Собравшихся перед штабом сторонников Мусави разгоняют резиновыми дубинками. Однако внешне в городе все спокойно.

Окончательные цифры становятся известны в 15.00. Они означают, что страна останется на прежних позициях: в состоянии экономической блокады, противостояния с Израилем и США, с растущим влиянием мулл. Среди тегеранской интеллигенции - траур.

Мусави отказывается поздравить Ахмади-нежада с победой и утверждает: опубликованные результаты возможны только при массовых подтасовках. Впрочем, в честность выборов и без него мало кто верит. Предвыборная кампания в Иране была красива, она впервые дала людям ощущение близких перемен и какого-то подобия демократии. Отсюда и небывало высокая явка. Но результаты выборов вернули разошедшихся оптимистов на землю. Как рассказывают мои знакомые, голосовавшие в провинциальном городе Рашт, когда секретарь избирательного участка увидел их бюллетени, он весело поинтересовался: «Голосуете против Ахмадинежада? Приходите через четыре года».

P.S. К моменту подписания номера в Тегеране начались массовые беспорядки. Сторонники Мусави объявили результаты выборов недостоверными. Полиция стала разгонять митингующих.

Павла Рипинская, специально для «Новой», Тегеран

15.06.2009

novayagazeta.ru

Предыдущая статьяВЗГЛЯД / ШОС уполномочена заявить
Следующая статьяАждар Куртов: «Мы сейчас находимся на самом первом этапе формирования единых вооруженных сил на постсоветском пространстве»