CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

П.Зарифуллин: Гроза над Тегераном. Геополитика и социология иранского бунта

17 июня 2009

П.Зарифуллин: Гроза над Тегераном. Геополитика и социология иранского бунта

14:07 16.06.2009, ЦентрАзия

Москва-Тегеран: независимая оценка социальных причин иранского бунта, особенности электоральной карты голосования, нюансы геополитической подоплеки событий.

Гроза над Тегераном

Пресс-секретарь Белого Дома Ричард Гиббс назвал главное слово прошедшей иранской политической компании: "Энтузиазм". В кипящей от страстей столице Ирана эта странная субстанция, этот вечно ускользающий "энтузиазм" - огненный сгусток человеческой стихийной энергии - царствовал целую неделю. По Тегерану ревели мотоциклы с флагами враждующих партий, иранские девушки одевали хиджабы-косынки с цветовой гаммой кандидатов в президенты (больше всего было зеленых косынок - это цвет кандидата Мусави), и сами гоняли на мотоциклах, громко призывая прохожих сделать правильный выбор. По улицам столицы двигались шумные марши, а на стадионах гремели громогласные митинги. Даже небо вошло в симфонию с человеческой энергетикой. Перед выборами в Тегеране шли дожди, пучками били молнии и гремели громы. Для июня в Иране такие погодные катаклизмы просто фантастичны. Магический энтузиазм лидеров и масс заявил о себе во весь голос за неделю до выборов. Тогда президент Махмуд Ахмади-Нежад назвал в прямом эфире иранских теледебатов главных иранских высокопоставленных коррупционеров, "которые мешают людям жить", а главным коррупционером окрестил бывшего президента Хашеми-Рафсанджани - влиятельнейшего в Иране "олигарха", Председателя могущественного Совета Экспертов (этот совет выбирает Рахбара - Лидера страны), финансиста всех соперников Ахмади-Нежада на выборах, одного из главных людей в Иране. Выбор был сделан и перчатка брошена.

Хуркалья на проводе

Имя главного врага иранского президента - Акбар Хашеми-Рафсанджани. Он единственный иранец, попавший в сотку журнала Forbs, благодаря своему невероятному богатству и влиянию, получивший в Иране прозвище - "Шах Акбар".

Здесь кроется главная социальная подоплека, предопределившая пробуждение тегеранского энтузиазма. Рафсанджани - в прошлом "профессиональный революционер", имевший при шахе пять "ходок" за исламскую революцию, был настоящим солдатом этой революции, образцом для миллионов иранцев, пошедших за героическими аятоллами в окопы ирано-иракской войны. Исламское шиитское государство было рождено в крови и в муках и Рафсанджани по праву его отец-основатель. Но вот стать исламским миллиардером, исламским "революционным олигархом" - разве об этом мечтали аятоллы и разбуженные духовенством революционные массы?

Этим вопросом и задался Лидер второго поколения исламских революционеров, ветеран войны и по некоторым сведениям - ветеран легендарного штурма американского посольства в Тегеране - Махмуд Ахмади-Нежад. Так имеет ли право выдающийся персидский революционер стать влиятельнейшим мировым олигархом и самым ангажированным в Иране коррупционером?

Когда-то покойный имам Хомейни связывался с иранским мессией - Махди по телефону, чуть ли не звонил ему в магическую страну Хуркалью, где Махди прибывает до Второго Пришествия Христа (по-мусульмански - пророка Исы). Рухолла Хомейни обращался к Махди за советом и зачастую их получал. Ахмади-Нежад в прямом эфире теледебатов со своим соперником аятоллой Карруби (замешанном как и Рафсанджани в крупных коррупционных скандалах) обратился напрямую к Хомейни и получил от имама незамедлительный ответ: деньги и имущество взяточников надо раздать бедным. Вот такая в Иране политика.

Между социологией и онтологией

Когда главу Ирана Рахбара Али Хаменеи спросили, "как он относится к обвинениям Ахмади-Нежада в адрес Рафсанджани?", духовный лидер ответил очень просто - "как скажет Народ Ирана. Если они проголосуют за Ахмади-Нежада - значит прав Ахмади-Нежад".

Рафсанджани - давний политический соперник Рахбара, который сам в далеком 1988 метил на его место... Рафсанджани сегодня считает, что пост Рахбара должен быть упразднен, и Рафсанджани может это организовать через Совет Экспертов, который является единственной юридической инстанцией Ирана, полномочной менять конституцию и назначать Духовного Лидера...

Если знать еще, что это Али Хаменеи на предыдущих выборах поддержал Ахмади-Нежада против того же Рафсанджани, чем фактически обеспечил его победу. По-моему, в этой политической компании можно больше ничего и не узнавать, чтобы составить определенные выводы...

Рахбар апеллирует к народу: если народ поддержит президента - значит обвинения справедливы. А простой люд в Иране любит Ахмади-Нежада - только недавно купившего себе костюм. До этого президент ходил в спецовке "а ля слесарь дядя Вася", или в иранском случае "а ля слесарь дядя Али". Народ во всех странах мира не любит олигархов и аристократию (любую, как природную, так и революционную). Если спросить на этот счет у народа, то мы получим массовые голосования рабочих коллективов за смертную казнь "врагов народа" в СССР в 1937 году (хард-вариант). Или массовую поддержку инициатив президента Теодора Рузвельта по разгрому грабительской нефтяной монополии Рокфеллера "Стандарт ойл" (софт-вариант). Мнение народа везде одинаково. Поэтому Духовный Лидер и обратился к народу, потому что "глас Народа - глас Божий". Вот так между социальными этажами и ярусами духовными закрутилась заводная пружина тегеранского бунта. Рафсанджани и Ахмади-Нежад поставили на выборы все. Для любого из них поражение в этой политической кампании было равно политической (а может быть и физической) смерти. Поскольку все три кандидата, боровшиеся с действующим президентом спонсировались "Шахом Акбаром", то, разумеется, финансовые потоки в их деятельность после судьбоносного заявления Ахмади-Нежада увеличились в разы. И на улицы вышли люди:

Продолжение следует:

Павел Зарифуллин Главный редактор портала "Геополитика" Москва-Тегеран

15.06.2009

Источник - "Геополитика"

centrasia.ru

Предыдущая статьяС.Расов: Скованные одной сетью. Веб ЦентрАзии
Следующая статьяД.Нечитайло: Исламские бойцы "незримого фронта". Методы "умеренных мусульман" и экстремистов разные, а цели похожи