CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

24.kg

Китайский вектор Кыргызстана

6 марта 2009

Китайский вектор Кыргызстана

06/03-2009 11:36, Бишкек - ИА «24.kg», Данияр КАРИМОВ

Ждать ли перезагрузки в отношениях между Страной небесных гор и Поднебесной империей?

Начало 2009 года принесло Кыргызстану неоднозначные события, заставившие многих в республике задуматься о возможной смене внешнеполитических приоритетов. Ожидаемый вывод авиабазы антитеррористической коалиции, как предполагается, послужит более интенсивному укреплению двусторонних связей не только с Россией, но и с крупнейшим соседом Кыргызстана - Китаем. О том же, в свою очередь, могут свидетельствовать два знаковых для внешней политики КР назначения - новых министра иностранных дел и президентского советника.

Главой МИД, напомним, стал Кадырбек Сарбаев, отработавший восемь лет на ниве кыргызско-китайского сотрудничества. Президентским советником - бывший руководитель того же министерства, известный в КР востоковед Муратбек Иманалиев, близко знакомый с Китаем и его традициями. Официальный Бишкек, согласно муссирующимся в обществе версиям, начал склоняться к практическому укреплению связей с восточным соседом - Китаем.

Тянь-шаньское окно в Европу

С реальным укреплением отношений с КНР, так или иначе, связаны многие амбициозные планы Кыргызстана. Прежде всего касающиеся превращения республики в региональный торговый центр. Равноудаленность страны от крупнейших рынков мира позволяет властям рассчитывать на то, что рано или поздно географическое расположение Кыргызстана станет его реальным преимуществом. Возможно, уже не в столь далеком будущем.

Превращению Кыргызстана в региональный торговый центр, по мнению российских экспертов, может способствовать ряд обстоятельств, включая глобальный экономический кризис. Он нанес серьезный удар по покупательской способности жителей РФ и Казахстана. Финансовые трудности заставляют население этих стран отдавать предпочтение не бутикам, а более дешевым товарам, завозимых через КР из Китая.

Объем реэкспорта китайской продукции из Кыргызстана превысил в 2008 году, по некоторым данным, $3 миллиарда. Это практически половина товарооборота между обеими странами. Торговая отрасль Кыргызстана подсела на импортную иглу. Что, впрочем, как полагают в Министерстве экономического развития и торговли, только способствует превращению КР во второй Гонконг или Дубай. Увеличению реэкспорта, очевидно, также поспособствуют транзитные магистрали из Китая в ЦА через Кыргызстан. Год тому назад в республике всерьез обсуждали возможность создания в КР грузовых терминалов и иной инфраструктуры, необходимой для развития на Тянь-Шане транспортного узла.

Впрочем, пока строительство этих дорог остается отдаленной и, как кажется, туманной перспективой. То же самое можно сказать о прожектах по превращению КР в региональный торговый центр. По версии японских экономистов, оценивающих реалии Центральной Азии со стороны, будущее кыргызского Гонконга зависит от того, смогут ли страны ЦА договориться о благоприятных и взаимовыгодных таможенных режимах. В противном случае игра просто не стоит свеч.

Козырная ли карта угля и киловатта?

Укрепление отношений Кыргызстана с Китаем представляется выгодным и для развития других секторов экономики страны. Северо-западная часть КНР, к примеру, рассматривается в качестве весьма перспективного рынка для поставок электрической энергии. Об этом не так давно заявил замдиректора проекта по развитию малой и средней энергетики КР Эмиль Алиев. Он назвал СУАР огромным потребительским рынком для кыргызских киловатт. «Мониторинг рынка электроэнергии говорит, что экспортные возможности гидроэнергетики республики будут востребованы в ближайшие годы», - заверил Эмиль Алиев.

С Китаем в Кыргызстане тесно увязывается и развитие угледобывающей отрасли. «Этот сектор очень перспективен, - полагает глава Государственного агентства КР по геологии и минеральным ресурсам Капар Курманалиев. - Но его развитие зависит от того, будет ли создано железнодорожное сообщение с Китаем».

Разведанные запасы угля в Кыргызстане оцениваются в 1,3 миллиарда тонн. Но отрасль нуждается в значительных инвестициях. Для привлечения больших капиталовложений, полагает Капар Курманалиев, необходимо прежде всего найти рынок сбыта вне республики, поскольку внутренний не предполагает того объема добычи, который бы заинтересовал крупных инвесторов.

«Единственный сосед Кыргызстана, который потребляет уголь в больших количествах, - Китай, - убежден глава Госагентства. - Если будет проложена железная дорога в КНР, к 2020 году объем добычи угля в Кыргызстане может возрасти до 7 миллионов тонн в год».

Кыргызское исключение

По данным Посольства КНР в Кыргызстане, у Китая много проектов и намерений, связанных с КР. Их разделяют на три основных направления. Первое - реабилитация существующих транзитных коридоров через Тянь-Шань и создание новых магистралей. Второе - сотрудничество в области сельского хозяйства: Китай намерен помочь с внедрением современных технологий, которые позволят местным фермерам увеличить производительность в 2-3 раза. Третье - оказание грантовой и иной поддержки для развития социальной инфраструктуры. В том числе - медицинских и образовательных учреждений.

«Мы соседи, - подчеркивал ранее советник по торгово-экономическим вопросам Посольства КНР Лю Чуаньу. - А соседей не выбирают, - у вас есть такая поговорка. Разумные люди стремятся к добрососедству. Поэтому китайская сторона не сделала ничего, что могло бы принести Кыргызстану вред. Даже при решении вопроса о границе. КР получила 70 процентов спорных участков, тогда как во всем мире, как правило, стороны делят их пополам. Но Китай сделал для Кыргызстана исключение».

«Традиционная внешняя политика Китая, еще со времен императорского периода, предполагает наличие спокойных районов вдоль китайских границ, - заявил в одном из интервью экс-министр иностранных дел КР Муратбек Иманалиев. - Это важно со стратегической точки зрения. Хотя экономика и прочее тоже важны».

Вместе с тем, по мнению местных экспертов, Китай не рассматривает Кыргызстан в числе главных экономических партнеров в регионе. Более того, КНР, возможно, не испытывает особой заинтересованности ни в строительстве железной дороги через Тянь-Шань, ни в импорте электроэнергии из Кыргызстана.

«Оба проекта являются спорными с точки зрения экономической и финансовой эффективности и достаточно затратными (в общей сложности необходимо более $2 миллиардов), - отмечал по этому поводу эксперт Института общественной политики Эрлан Абдылдаев. - Однако, что более важно, оба проекта при их воплощении могут непосредственно оказывать влияние на социально-экономическую ситуацию в Синьцзяне. Также необходимо отметить тот факт, что кыргызская сторона не смогла предоставить убедительных доказательств наличия необходимого резерва мощностей для стабильных экспортных поставок электроэнергии».

К этому можно добавить еще один вполне характеризующий ситуацию случай. Перед саммитом ШОС в Бишкеке премьер-министр КР Алмазбек Атамбаев обратился к китайскому руководству с просьбой о проведении через территорию Кыргызстана транзитного участка газопровода Туркменистан - КНР. Эта труба позволила бы стране излечить газовую зависимость от Узбекистана. Но Китай решил сохранить свой статус-кво в регионе и не отказываться от намеченных ранее планов. Трубу проведут в обход Кыргызстана.

От переменных слагаемых сумма колеблется

Политические отношения между Кыргызстаном и Китаем, в то же время, традиционно считаются успешными и дружественными. Они действительно развивались поступательно, хотя и переживали периоды «пауз» и в целом не всегда были безоблачными. В КНР в свое время с большой настороженностью отнеслись к «цветной революции», активно поддержанной США. Появлению некоторой выжидательности со стороны официального Пекина также способствовало то, что к власти пришла группа оппозиционных Аскару Акаеву политиков, некогда активно выступавших против передачи Поднебесной части спорных территорий на границе.

Нестабильность, охватившая страну, не могла не сказаться на уровне доверия к высшим эшелонам власти в КР. Подорванный ею авторитет к государству и его структурам позволил активизироваться религиозным экстремистам. После 2005 года, как известно, радикальное подполье, прочно обосновавшееся на юге республики, начало продвижение своих эмиссаров на север. В том числе - в Нарынскую и Иссык-Кульскую области. Китай это не могло не насторожить в связи с имеющимися у него сложностями в СУАР, где все еще сильны сепаратистские настроения.

Не менее актуальным для официального Пекина стал вопрос внешнеполитической преемственности со стороны новых властей Кыргызстана. Он не единожды имел возможность наблюдать, как представители тех или иных госструктур в КР принимают решения, идущие вразрез с заверениями о вечной дружбе и углублении сотрудничества. Достаточно вспомнить кампанию по попытке выдворения китайских коммерсантов, многочисленные и частые проверки граждан КНР со стороны силовиков, шпионский и меламиновый скандалы, введение запретов на ввоз продовольствия из Поднебесной. И это далеко не полный список. Факторов, раздражающих Пекин, гораздо больше. В их числе существование авиабазы НАТО под Бишкеком, которую американцы, по версии местных экспертов, активно используют для слежения за приграничными территориями Китая.

Время, как это не раз случалось в истории КНР, играет на Поднебесную. Противники произведенного раздела спорных участков снова оказались в оппозиции к правящей верхушке Кыргызстана. Президент КР поставил вопрос о выводе американских военных с территории республики. Ранее руководство Кыргызстана подтвердило преемственность по отношению к политике предшествующей властной команды. Официальный Бишкек признал Тайвань неотъемлемой частью Китая и выразил готовность поддержать Пекин в борьбе с сепаратизмом. Это позволило кыргызскому руководству надеяться на некоторые преференции и поддержку со стороны КНР. Ведь Китай остается страной, где экономикой продолжает править политика. А перспективы развития отношений в этой сфере все еще вызывают у экспертов вопросы.

На перекрестке

«Развитие отношений с Китаем зависит от того, как уйдут из Кыргызстана американцы, - отмечает эксперт по вопросам региональной безопасности Леонид Бондарец. - Китайцы, напомню, сделали заявление, что с пониманием относятся к решению КР о выводе базы. Это говорит о многом».

«США не признают китайских интересов в Кыргызстане, - полагает Леонид Бондарец. - Так же как и российских. Так что, повторюсь, все зависит от того, какую позицию займет Кыргызстан. За годы существования авиабазы «Манас» официальный Бишкек близко сошелся с США, что стало представлять угрозу для ОДКБ и ШОС. А это, кстати, очень не выгодно для Кыргызстана в экономическом плане. То есть, ориентируясь на США, мы теряем значительно больше, чем приобретаем. Сами себе вставляем палки в колеса. А ведь КР и Китаю давно необходимо решать ряд существующих проблем. В том числе в сфере международных перевозок, где компании из КНР практически вытеснили кыргызские».

«На мой взгляд, говорить о динамичном наращивании взаимоотношений между Китаем и Кыргызстаном в ближайшей перспективе вряд ли приходится, - полагает глава Ассоциации политологов Нур Омаров. - Скорее всего, позитивная динамика сохранится, но, по сути, все останется на нынешнем уровне».

«Думаю, в определенной степени это связано с тем, что происходит резкое возрастание к КР внимания как со стороны России, так США и других стран Запада, - поясняет Нур Омаров. - А они, в силу своих интересов, хотели бы ограничить влияние Китая в Центральной Азии. Таким образом, получается, что можно говорить о возрастании в перспективе кыргызско-российских и кыргызско-американских отношений, но не о росте кыргызско-китайкого политического сотрудничества, несмотря на кадровые назначения».

24.kg

Предыдущая статья"Кадры - одно из самых уязвимых мест Нурсултана Назарбаева". "При автократии всю полноту ответственности возьмет на себя один человек". "В Казахстане нет антикризисной программы правительства" / День за днем / Интернет-газета. Казахстан.
Следующая статьяКыргызские журналисты в шоке от нападения на коллегу : ИА МиК - информационно-аналитическое агентство