CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

"Slate": Ислам и Обама. Не занял ли он чересчур примирительную позицию?

17 ноября 2009

"Slate": Ислам и Обама. Не занял ли он чересчур примирительную позицию?

18:14 16.11.2009, ЦентрАзия

"Мусульманская" проблема Обамы

Не занял ли он чересчур примирительную позицию?

Когда речь заходит о любом вопросе, который затрагивает ислам, президент Обама начинает с преимуществ и недостатков. Преимущество заключается в том, что его считают отзывчивым к мусульманам. Недостаток заключается в том же самом. Имея мусульманское имя, африкано-мусульманское происхождение по линии своего отца и опыт взросления в Индонезии, Обама понимает ислам лучше, чем любой другой из предыдущих американских президентов. Это дает ему возможность (за которую он ухватился) попытаться разрядить мусульманскую враждебность и стремиться к менее злобным отношениям с мусульманскими странами. Однако 11% общественности продолжают верить в то, что президент сам является мусульманином. Хотя это неправда и вызывает вопрос, который задал Коллин Пауэлл - "А что, если бы он и был им?" - наследие президента вызывает более распространенное подозрение в том, что он слишком несерьезен относительно угрозы со стороны исламистских врагов Америки.

Задача Обамы всегда заключалась в том, чтобы получить выгоду от его особенных отношений с исламом, при этом сдерживая политические риски, которые он несет. После убийственной ярости майора Нидала Малика Хасана на военной базе "Fort Hood" ("Форт Худ"), это балансирующее усилие стало еще труднее. До инцидента на базе "Fort Hood" президент в основном призывал к примирению. В своем первом интервью арабской новостной сети "Al-Arabiya" Обама, уже будучи на посту президента, сказал: "Моя задача перед мусульманским миром состоит в том, чтобы разъяснить, что американцы вам не враги". Он впоследствии развивал эту тему в нескольких своих выступлениях, в том числе в своей июньской речи в Каирском Университете, когда он попросил "нового начала между США и мусульманами во всем мире".

Поскольку численность американских солдат, погибших в Ираке, и страх терроризма в стране пошли на спад, в Америке разыгрались подобные ощущения. Однако контекст Обамы по восстановлению дружественных отношений с мусульманским миром менялся даже до инцидента в "Fort Hood". За прошлый год численность жертв из числа американских солдат в Афганистане увеличилась более, чем в два раза. За прошедшие несколько месяцев чиновники прервали ряд внутренних террористических заговоров. Так, были арестованы четверо мужчин, обвиняемых в планировании нападения на синагоги и взрыве военного самолета в Ньюберге; в Колорадо один афганец был обвинен в изготовлении бомб; иорданский подросток был задержан в связи с предполагаемой попыткой взорвать 60-этажный небоскреб в Далласе; а также есть мужчина, который был задержан по обвинению в предполагаемом заговоре нападения на торговый центр в Бостоне. Стратегия оливковой ветви (стратегия мира) Обамы может обезопасить Америку в перспективе. Однако в ближайшей перспективе не существует эмпирического доказательства тому, что эта стратегия сработала.

Теперь, после резни в Техасе, Обама столкнулся с тем, с чем на протяжении нескольких лет после 11 сентября не сталкивался Буш - не только с актом внутреннего терроризма, но и с тем актом, который ударил из нашего аппарата безопасности. Инцидент в "Fort Hood" наносит более серьезный ущерб замыслу Обамы, чем существенное дружелюбие по отношению к исламу как жизнеспособная стратегия для противостояния исламской угрозе. Если предупреждающие сигналы от Нидала Хасана были проигнорированы, возможно, отчасти вина лежит на желании избежать того, чтобы произвести впечатление предубежденности и несправедливости по отношению к мусульманам. И это указывает на недостатки Обамы. Почти сразу же после стрельбы он столкнулся перед возобновившимися обвинениями в том, что он недостаточно серьезно воспринимал угрозу радикального ислама для безопасности Америки - в стране или в Афганистане.

10 ноября, в своей искусной надгробной речи на поминальной службе в "Fort Hood" Обаме удалось уравновесить давление, чтобы продемонстрировать жесткость вместе со своим примирительным подходом. Не используя слова "ислам" или "мусульманин", президент ясно дал понять, о какой разновидности фанатизма он говорил. Начав со слов о том, что "ни одна вера не оправдывает" убийство, он провел различие между американской традицией религиозной терпимости и религиозным экстремизмом, повлекшим за собой убийства. "Мы - нация, которая гарантирует свободу поклонения, которую каждый выбирает сам", - сказал он. "И вместо того, чтобы призывать Бога на нашу сторону, мы помним слова Линкольна и всегда молимся, чтобы быть на стороне Бога".

Обама прав, продолжая придавать особое значение крайне важному различию между религиозными убеждениями, соответствующими демократическому плюрализму и теми убеждениями, которые не соответствуют этому. Поскольку он имеет дело с последствиями нападения, он должен продолжать отделять исламский экстремизм от ислама в целом. Однако его слова в "Fort Hood", хотя и успокаивающие, на самом деле не понимают и не справляются с проблемой. Америка не стоит перед угрозой извращения веры в целом. Мы сталкиваемся с угрозой извращения именно одной веры. Президент должен окунуться в свое хранилище доброй воли, чтобы напомнить мусульманам об их особенной ответственности. Если воинствующий исламизм является искажением их умеренной веры, тогда только их вера может победить его.

Джейкоб Вейсберг "Slate", 14 ноября 2009 года Перевод -

Источник - Zpress.kg

centrasia.ru

Предыдущая статья"ЭК": Кредитный сыр Китая для Астаны. Есть у китайских инвестиций и оборотная сторона
Следующая статьяДарья Асламова: Китай начнет поглощать бывший СССР с Казахстана (репортаж с мест)