CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

iamik.ru

Туркменский лидер хочет гарантий безопасности энергопоставок

14 октября 2008

Туркменский лидер хочет гарантий безопасности энергопоставок

14 октября 2008 10:50, ИА МиК - информационно-аналитическое агентство

Идея президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова о создании единой системы энергетической безопасности в нынешних геополитических условиях труднореализуема, считают обозреватели NBCA.

В конце сентября на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов озвучил инициативу президента Гурбангулы Бердымухаммедова о принятии специальных документов, гарантирующих безопасность международных трубопроводов.

«Надежная защищенность объектов энергетической инфраструктуры подразумевает снижение степени их уязвимости от воздействия стихийных и техногенных катастроф, возможных рисков, связанных с изменениями в военно-политической ситуации, угроз со стороны международного терроризма, а также несанкционированного отбора транспортируемых энергоресурсов», - сказал глава туркменского МИДа.

Туркменистан является одним из ведущих экспортеров углеводородов, продавая ежегодно 60 млрд. кубометров природного газа, и намерен постоянно увеличивать экспорт.

По последним международным оценкам, общие подтвержденные запасы природного газа в стране остаются на уровне 2,86 триллиона кубометров.

В 2007 году Бердымухаммедов заявил о политике многовекторности в энергетике, которая предполагает экспорт энергоносителей в любые страны на взаимовыгодных условиях.

Туркменистан стал активно проводить переговоры с потенциальными покупателями нефти и газа, устанавливать цены на углеводороды «с учетом мировых тенденций» и предлагать продажу энергоносителей на границе.

Однако экспорт туркменских углеводородов ограничен существующими с советских времен трубами Газпрома, по которым газ и нефть транспортируются в Россию через территории Узбекистана и Казахстана. Москва всячески стремится сохранить свое влияние на Ашгабат, препятствуя туркменскому участию в альтернативных энергетических проектах, предлагаемых Западом.

Раздражение Кремля вызывает проект Транскаспийского трубопровода, активно лоббируемый США и ЕС, строительство трубы в Китай, по которой ежегодно будет поставляться 30 млрд. кубометров туркменских энергоносителей.

Другим препятствием для реализации экспортных планов является нестабильная ситуация в Афганистане, сдерживающая запуск проекта Трансафганского трубопровода.

Эксперты NBCA согласны с тем, что в создании единой системы энергетической безопасности «есть необходимость», поскольку трубопроводы подвержены различным угрозам.

Это могут быть террористические атаки и военные действия на территории, где проложена труба, отсутствие политических и экономических гарантий между странами-транзитерами углеводородов.

Однако реализация идеи энергобезопасности проблематична, говорят они, поскольку требуются согласованные действия государств-поставщиков и потребителей, а этого в нынешней геополитической ситуации достичь трудно.

Обозреватель NBCA в северном, Дашогузском велаяте указывает, что изменение политической ситуации в одной из стран, вовлеченных в международную трубопроводную сеть, прямо влияет на процесс энергопоставок.

Он напоминает о напряженных туркмено-узбекских отношениях периода 2002 года, когда официальный Ташкент всячески препятствовал транзиту туркменского газа через свою территорию.

Недавняя война в Северной Осетии отразилась на процессе транспортировки углеводородов по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, а в политических разногласиях с Украиной Россия нередко использует энергетический рычаг.

Аналогичные проблемы, полагает эксперт, могут возникнуть у Туркменистана в южном (иранском) направлении и при строительстве газопровода в Китай, и на маршруте через Афганистан.

«Пока существует противостояние сверхдержав, и они предпринимают активные попытки лоббировать одни проекты и тормозить другие, создание единой системы энергетической безопасности нереально», - отмечает обозреватель.

Ровшан Ибрагимов, заведующий кафедрой международных отношений университета «Гафгаз» из Баку, говорит, что единая система энергобезопасности потребует от стран-экспортеров и покупателей пойти на уступки, например, делегировать свои полномочия по безопасности «определенной структуре». Например, ООН или какому-то международному комитету, который будет координировать этот вопрос.

«Однако одни страны могут оценить данную ситуацию [создание единой системы энергетической безопасности] как попрание их суверенитета, другие воспринять это как попытку очередного рычага давления на региональных лидеров»,- отмечает Ровшан Ибрагимов.

Поэтому идея разработки такой системы еще долгое время будет оставаться намерением или предложением на международных форумах, добавляет эксперт.

NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону.

IWPR

iamik.ru

Предыдущая статьяРимма Киселева: Членство Кыргызстана в ВТО не препятствует участию в таможенном союзе с Россией, Казахстаном и Беларусью
Следующая статьяДжордж Кролл: «США уважают независимость стран Центральной Азии и Кавказа и будут сотрудничать с ними»