CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

Н.Мирсаидов: Свобода по разнарядке. Почему в Таджикистане шепотом говорят о политике?

15 апреля 2009

Н.Мирсаидов: Свобода по разнарядке. Почему в Таджикистане шепотом говорят о политике?

07:10 15.04.2009, ЦентрАзия

3 мая мировая общественность в очередной раз отметит Международный день свободы слова. Этот праздник иногда называют Днем свободы печати и на то есть основание. Потому что в любом обществе уровень развития демократии, степень свободы слова определяется наличием свободной прессы, тем, насколько свободно могут говорить люди, свободно писать журналисты. К сожалению, вопреки наличию достаточно демократичных законов в Таджикистане люди по-прежнему шепотом говорят о политике или вообще предпочитают не говорить на политические темы, боятся критиковать власть, что тормозит реформы. Существуют в законодательстве много рычагов, позволяющих представителям властных структур оказывать давление на журналистов, что создает некую атмосферу страха, равнодушия к общественным делам.

Известно, что абсолютной свободы не бывает. Все время человек от чего-то зависит. От обстоятельств, средств, воли других и многого другого. Но хуже всего, когда он зависит от чужой воли, будучи не обязанным никому. Так уже более полутора десятилетия живет население Таджикистана. Если в первые годы независимости переросшее в гражданскую войну политическое противостояние с реальной угрозой жизни было некоей объективной причиной добровольного отказа людей от права на свободу слова, то после достижения мира и согласия, начиная с 1997 года, вроде бы у них не должно было быть оснований для беспокойства за выражение своей мысли, критику, позицию. Однако, власти решили иначе . давать людям свободы ровно столько, сколько необходимо для спокойного управления обществом. Одним из главных виновников братоубийственной войны были названы журналисты. Хотя и нынешние правители Таджикистана прекрасно отдают себе отчет, что это вовсе не так и что война была, прежде всего, следствием борьбы за власть, в которой, к сожалению, приняли участие и отдельные представители СМИ. И отсюда сформировавшееся отношение к печати, радио, телевидению, к государственным и негосударственным СМИ, вообще к журналистскому корпусу и понятию "свобода слова". Именно в этом кроется нежелание властей Таджикистана реформировать законы страны, касающиеся деятельности средств массовой информации, внесенные определенные поправки в Уголовный Процессуальный Кодекс, создаваемые искусственные препятствия на пути получения лицензии негосударственными радио и телестанциями, использование рычагов давления на свободную прессу по поводу публикаций, дискредитирующих верховную власть, атмосфера страха в обществе. Таджикским властям сегодня нет необходимости думать о введении цензуры. Сама государственная система обеспечила на многие годы самоцензуру у каждого гражданина Таджикистана, который давно принес в жертву духовные ценности, включая собственную свободу, в обмен на доступ к материальным благам, на определенные гарантии не быть преследуемым.

И положение усугубляют средства массовой информации. Государственные СМИ сеют семена культа и авторитаризма, негосударственные СМИ стремлением сохранить себя практически укрепляют в людях веру в то, что действительно говорить лишнего не надо. И в этой ситуации удивительно то, что никто практически не отстаивает свои права и свободы в соответствии с Конституцией страны, законодательными актами, соответствующими в основном международным стандартам.

Согласно анализу закона о средствах массовой информации, проведенному Институтом Проблемы Закона Информации (Москва) в бывших советских республиках, Таджикистан входит в группу стран со средним уровнем свободы. В списке республика оказалась даже впереди Казахстана. Но стоит ли сравнивать уровень свободы казахских и таджикских журналистов, уровень самоцензуры в этих странах? Если нужно что-то в этом плане сравнивать, будет целесообразно это делать только на примере Туркменистана и Узбекистана, которые изначально сохранили авторитарные методы правления. Что касается соседнего Кыргызстана, то он далеко впереди не только по уровню свободы прессы, но и профессионализма, что в конечном итоге, для журналиста в определенной степени служит средством защиты.

Таджикские НПО и медиа ассоциации не раз поднимали вопрос о необходимости отмены статей УК о клевете и оскорблении. Их было два, теперь после поправок стало четыре. Эти статьи служат властям как рычаг для сдерживания журналистов. При необходимости припугнуть или наказать журналиста инициативу обычно берет на себя прокуратура. Заодно действуют милиция и суды . самые коррумпированные структуры власти.

В качестве сдерживающего рычага используется и ежегодно обновляемая лицензия на вещание. Правом выдачи лицензии в стране наделен Комитет по телевидению и радиовещанию при правительстве Республики Таджикистан. Само сосредоточение полномочий в руках главной вещательной организации . это препятствие на пути свободной конкуренции в сфере вещания и, следовательно, ограничение свободы СМИ. В числе получателей лицензии, которых очень мало, фигурируют в основном государственные СМИ. Для получивших право на вещание негосударственных телевизионных и радиостанций система обновления лицензий служит также как средство негласного регулирования их деятельности.

Возникает мысль, что эта система . следствие продуманной политики правительства, стремящегося ограничить свободу слова, прежде всего в области телерадиовещания, которые считаются наиболее влиятельными видами СМИ.

Эксперт Интерньюс Нетворк, преподаватель факультета журналистики российско-таджикского Славянского университета Масрур Абдуллаев считает, что "процесс выдачи лицензий крайне политизирован. В результате нежелания руководства Комитета по телевидению и радио предназначенное для развития сети телерадиовещательных организаций Таджикистана оборудование в размере, превышающем 100 тысяч американских долларов, в 2008 году достались соседнему Кыргызстану. Масрур Абдуллаев говорит, что подобную позицию нельзя не назвать антинациональной и антипатриотичной.

Еще одним важным инструментом ограничения свободы печати и, следовательно, СМИ в Таджикистане участники панельной дискуссии "Индекс Устойчивости СМИ" по итогам 2008 года, организованной Международным Советом по Научным Исследованиям и Обменам (IREX), назвали доступ к информации. По мнению большинства участников дискуссий доступ к информации в республике настолько затруднен, что СМИ практически не имеют возможности оперативно получать информацию не только о событиях, но и деятельности структур власти. Так называемые пресс-конференции, организуемые министерствами и ведомствами, сводятся в основном к отчету об их деятельности на усмотрение самих руководителей структур власти.

Специалисты из международной организации Пресс-Ноу, проводившие в 2008 году в рамках совместного проекта с ОБСЕ серию тренингов и консультаций в печатных и электронных изданиях Таджикистана, пришли к выводу, что наиболее сдерживающим фактором развития СМИ в стране все же является самоцензура. При этом некоторые из них заметили, что самоцензура, проникшая во все сферы жизни общества, становится частью менталитета народов Таджикистана.

Интересный пример приводит программный координатор Пресс-Ноу Елизабетта Плебани: "После того, когда жительница Согдийской области на мой вопрос о том, есть ли у нее свет в доме, не пожелала ответить в камеру, я перестала удивляться тому, почему республиканская пресса обходит многие вопросы, почему нет в стране желтой прессы, почему люди иногда говорят шепотом".

Известный голландский журналист Лео Эйндховен, не один год проработавший в горячих точках мира и приглашенный таджикской стороной в качестве тренера отмечает, что "журналистское молчание" усугубляет положение в стране, связанное со свободой слова. По его мнению, пока пресса не научится отстаивать собственные права, рассчитывать на коренной перелом в обществе, не стоит. Ибо в любом обществе средства массовой информации должны находиться в его авангарде.

"При всем том, что за последние два года пресса Таджикистана, в первую очередь независимые средства массовой информации, сделали заметный шаг вперед, - говорит независимый журналист Тилав Расулзода, - я не могу считать себя удовлетворенным состоянием свободы СМИ в нашей стране. Журналистов можно понять: они тоже должны прокормиться, кормить и обувать своих детей. Для этого нужно где-то работать. Не у всех есть талант, чтобы работать на зарубежные средства массовой информации, чтобы быть максимально свободным хотя бы в финансовом отношении. Но меня поражает другой факт . их обет молчания. Большинство из моих собратьев, к сожалению, очень легко отказались от своих принципов и также легко приспособились к той атмосфере, которая царит в республике. Разумеется, что к коррупции, вымогательству, взяточничеству, процветающих в структурах власти, они не имеют прямого отношения, но зато прекрасно научились писать хвалебные оды. Словом, главная наша проблема . это кадры".

"Над большинством из журналистов, работающих в государственных СМИ, довлеет страх остаться без работы, быть преследуемым, избитым. Потому что человек у нас не может чувствовать себя защищенным. В этом и есть причина того, почему журналисты не пишут на острые темы, - говорит журналист из газеты "Вароруд" Набиюллохи Суннати. - И потому у нас существуют запретные темы, не имеющие никакого отношения к нашей морали. Мы не пишем о коррупции в сфере власти, не критикуем военных, милицию, ибо в их среде много криминальных элементов, у которых круговая порука. Вне поля критики у нас бывшие полевые командиры, которые до сих пор не потеряли влияния, наркобароны, члены правительства, парламент и президент.

Я хочу быть понятым правильно. Критика ради критики в прессе не нужна. Не нужно переходить и на личности. Но госчиновник обязан отвечать на вопросы журналиста. Нужны такие законы, где бы была четко прописана эта обязанность. Сегодня любой руководитель может покричать на журналиста, прогнать его, а журналист не отстаивает свои права потому, что нет у него прав, престижа. Есть у нас закон. Есть система получения информации, но все написано настолько расплывчато, что обременять себя запросами и письмами не хочется. Тем не менее, мы должны хотя бы этими правами пользоваться. Иначе не будет хорошей публикации. А без нее люди не будут читать наши газеты, переполненные эмоциями, не аргументированными точками зрения".

Известная тележурналистка, председатель общественного объединения "Хома" Шахло Акобирова считает, что главной причиной самоцензуры является несовершенство законов и наличие в УК РТ статей, позволяющих преследовать неугодных властям журналистов. При этом она замечает, что уголовное преследование представителей СМИ в целом создает атмосферу страха в стране, и потому назрела необходимость рассматривать вопросы о клевете и оскорблении в гражданском порядке. По ее мнению, такой шаг может служить подтверждением приверженности руководства страны, депутатского корпуса демократическим ценностям.

Неъматулло Мирсаидов

Источник - ЦентрАзия

centrasia.ru

Предыдущая статьяKP.KG // Будет ли наше телевидение наполовину кыргызскоязычным?
Следующая статья"Известия": Туркмения развязывает "газовую войну". Три версии