CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

gazeta.kz

Январская рокировка

16 января 2008

Январская рокировка

16.01.08, Акрам Асроров , специально для Gazeta.kz

Кадровые перестановки в Узбекистане усиливают Рустама Азимова.

Окончание

Финансовый сектор Узбекистана с развала СССР находится под контролем Рустама Азимова. Именно через него еще в начале 90-х годов прошлого века проходила львиная доля иностранных инвестиций, а под многими документами с иностранными инвесторами стоит его же подпись. Этим, в частности, и объясняется достаточно весомый имидж Азимова на Западе.

С другой стороны, именно с ним часто ассоциируют отход Узбекистана от сотрудничества с Россией. В то же время руководимый им НБУ постепенно концентрировал в своих руках полномочия Центрального банка Узбекистана.

За период с 1991 года Азимов не терял контроля над финансовой системой этой центрально-азиатской страны. По протекции Тимура Алимова в 1998 году, Азимов становится министром финансов, а в 2000 году переутверждается на этот пост сессией Олий Мажлиса.

В том же году он получает посты заместителя премьер-министра и руководителя общеэкономического комплекса. Надо заметить, что 2000-й год стал для Азимова довольно сложным. После того, как он сконцентрировал в своих руках основные финансовые потоки в страну и, самое главное, из нее, в ноябре 2000-го Азимова назначают министром макроэкономики и статистики, одновременно освободив от должностей зампремьера и министра финансов.

Через 2 года ситуация еще более осложняется в связи с упразднением ведомства Азимова. Министерство макроэкономики и статистики упразднено 24 декабря 2002 года, а уже 22 января 2003 года Азимов получает все: он снова зампремьера, министр экономики и руководитель общеэкономического комплекса.

С февраля по июль 2005 года он становится первым зампремьера, сохраняет пост министра финансов и руководителя общеэкономического комплекса, присовокупив к этому набору пост руководителя комплекса потребительских товаров и торговли.

Восточные хитрости

Сейчас многие аналитики склонны считать, что после андижанских событий Узбекистан де-факто отказался от Запада и повернулся лицом к России и Китаю. Безусловно, отношения с США и Евросоюзом существенно пострадали. Сегодня не видно никаких реальных перспектив к тому, что в ближайшее время Узбекистан может пойти на уступки Западу, а Запад, в свою очередь, снять свои требования по проведению независимого международного расследования андижанских событий.

Но надо более внимательно следить за "передвижками" внутри Узбекистана, чтобы отследить четко выраженную тенденцию. Летом 2005 года Азимов на время стал министром внешних экономических связей, инвестиций и торговли. Через 3 месяца, в конце ноября 2005 года, его вновь назначили министром финансов.

Символично то, что накануне нового 2008 года Азимов становится первым заместителем премьер-министра. Вкупе с постами министра финансов и руководителя комплекса экономики и внешних экономических связей, это еще раз подтверждает версию о том, что Азимов не потерял контроль над финансами.

Прозападно настроенный Азимов, естественно, не собирается усиливать влияние России в Узбекистане. Поэтому разговоры о том, что Узбекистан свой выбор сделал, во многом беспочвенны.

Есть также и другие обстоятельства, свидетельствующие о стремлении Узбекистана наладить отношения с Западом. Судя по всему, дверь перед западным миром будет приоткрыта до тех самых пор, пока Азимов контролирует финансы.

Примечательно и то, что нынешний премьер Шавкат Мирзиеев никогда в сфере финансов не светился. Даже на своей нынешней, номинально второй в стране, должности он курирует сельское хозяйство.

Когда все сойдется:

Сценарий премьер-президент можно рассматривать лишь в том случае, если место премьера займет Рустам Азимов. Сейчас, судя по настроениям в высших эшелонах власти, такое вполне может случиться. Узбекский президент не может не понимать, что с точки зрения тактики смена Мирзиеева на Азимова - не большая проблема.

Передача власти возможна лишь при сочетании нескольких обстоятельств.

Во-первых, необходимо заручиться поддержкой силовиков, для чего, может быть, понадобится провести кадровую чистку в их рядах. В случае если силовики упрутся, важно найти способ устранения от должности первых руководителей. Еще неизвестно, пройдет ли такая кадровая перестановка безболезненно. Нынешний президент уже не в той форме, как несколько лет назад.

Во-вторых, необходимо урегулировать отношения с Западом. Для чего и потребуется сделать то, что ждут в западных столицах - назначить премьером Рустама Азимова. Уже в премьерском кресле Азимов должен предпринять ряд конкретных антироссийских акций, чтобы Запад поверил Узбекистану.

Сегодня можно смело предполагать, что ключ к урегулированию отношений с Западом не лежит в плоскости андижанских событий. Думается, Вашингтону и Брюсселю глубоко наплевать на Андижан и его последствия, демократию и права человека в Узбекистане. На Западе давно сделали ключевой вывод: не стоит дразнить постсоветские государства необходимостью соблюдать общечеловеческие ценности и демократические принципы.

В-третьих, "кидать" Россию и Китай придется в любом случае. Но официальному Ташкенту нужен весьма веский повод, чтобы отказаться от покровительства Кремля. Причем, его нужно будет искать лишь в случае, если гарантии поддержки Узбекистан получит от Запада, в частности, от американского президента и Евросоюза. Осторожные попытки Ташкента найти точки соприкосновения с Западом вполне могут увенчаться успехом. Ибо и Запад сейчас ищет повод для того, чтобы, забыв об Андижане, нормализовать отношения со стратегически важной центрально-азиатской страной. В принципе, можно ожидать в ближайшее время очередного потепления узбекско-западных отношений.

Ларчик непросто открывался

В случае если три вышеназванных фактора станут реальностью, сценарий "мягкой передачи власти" в Узбекистане может осуществиться. Но на какой реальной почве возможно сближение позиций Запада и Узбекистана?

Первое, официальный Ташкент после назначения на премьерский пост Азимова попробует пойти окольным путем. Каримов уже обещал передать западным экспертам материалы, собранные по андижанским событиям узбекскими спецслужбами. Такая передача может осуществиться как жест шаг навстречу со стороны Ташкента. В свою очередь, Запад, сделав свой шаг, будет вынужден отчасти признать прерогативу узбекских властей в вопросе Андижана.

Второе, первым о примирении заговорит Запад. Мол, прошло уже более трех лет и пора находить общий язык с узбекскими властями. Это означает, что сближение начнется не раньше июня нынешнего года, когда стихнут стенания правозащитных организаций по поводу годовщины андижанских событий. Может быть создана специальная комиссия, которая займется вопросами урегулирования отношений. Сразу отметим, не комиссия по расследованию андижанских событий, а комиссия, которая займется поиском точек соприкосновения позиций.

Третье, Запад посчитает назначение премьером Азимова жестом доброй воли со стороны узбекских властей. Аргументация Запада может выглядеть примерно так: мол, раз Узбекистан хочет нормализации отношений, Вашингтон и Брюссель тоже готовы пойти навстречу. При этом будет забыто требование провести независимое расследование андижанских событий, как условие, которое узбекские власти не примут ни под каким соусом.

Некоторые аналитики могут предположить, что официальный Ташкент сегодня неспособен вести независимую от Москвы внешнюю политику, и Каримову придется сверять свои шаги с настроениями во всем известном кремлевском кабинете. Однако не стоит забывать о том, что даже в период жесткого конфликта с Западом Каримов держал рядом с собой Азимова. Человека, не замеченного в больших симпатиях к России.

Что может получиться

Если через некоторое время Азимов, сначала займет премьерское кресло, а потом и президентское, то Каримов вряд ли станет премьером. В отличие от Путина, имеющего "ручную" партию в лице "Единой России" и довольно существенный политический вес в стране, Каримов фактически не имеет ни первого, ни второго.

Получив бразды правления, подмяв под себя силовиков, Рустам Азимов, скорее всего, займет позицию максимально близкую по отношению к Западу, постепенно отдаляясь от России и Китая.

Каримов в стремлении построить самодостаточное государство по схеме "сильный центр-слабые регионы-немного рынка", не достиг желаемого. В отличие от него Азимов может видоизменить схему, добавив больше рынка и немного ослабив концентрацию власти.

С одной стороны, внешние условия давно изменились, и доверие Запада придется отрабатывать по полной программе. С другой стороны, Азимов будет связан по рукам и ногам условиями, согласно которым он получит президентское кресло. Как грамотно совместить сближение с Западом и гарантии для Каримова и семьи?

Во внутренней политике задачи более-менее понятны. Давно уже назрела необходимость заняться реальным реформированием узбекской экономики. Косметический ремонт уже выстроенной системы займет долгий период времени. Вместе с тем капитальный ремонт экономической модели чреват потрясениями и развалом.

Во внешней же политике задачи непонятны, приоритеты неизвестны, а перспективы туманны:

gazeta.kz

Предыдущая статьяВсемирный банк выступил с заявлением в отношении энергетической политики в Таджикистане
Следующая статьяВремя пошло ...