CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

iimes.ru

В.Н. Москаленко "Пакистан и ШОС: проблемы и перспективы"

16 января 2008

Пакистан и ШОС: проблемы и перспективы

14 января 2008, Институт Ближнего Востока

В.Н. Москаленко

Завершившийся 2007 год, который является юбилейным для Пакистана (в августе исполнилось 60 лет существования государства), можно считать (к сожалению!) одним из самых трудных периодов в жизни страны. Весь год Пакистан сотрясал острый кризис, затронувший ведущие сферы жизни общества. Основную часть общего кризисного состояния являла политическая составляющая - противостояние и борьба правящего режима и коалиции оппозиционных партий, представляющих широкий спектр интересов различных политических и общественных сил (от правых религиозно-общинных, фундаменталистских и исламорадикальных кругов до умеренных, практически светских и левопопулистских слоев).

Происходившие в стране события сопровождались не столько демократизацией системы управления, сколько ее ослаблением, а также противостоянием «ветвей власти», их борьбой за перераспределение властных полномочий. Все это дестабилизировало обстановку в стране и вызывало негативные явления в сфере экономики (уменьшение прямых инвестиций, сокращение туризма, ухудшение платежного баланса и др.). Под влиянием неудач в Афганистане осложнилась антитеррористическая деятельность государства. В Пакистане резко усилились религиозный экстремизм и терроризм, широкой волной захлестнула страну фактически неведомая ей до сих пор практика террористов-смертников.

Обстановка внутри государства сказывалась на его внешней политике. Существенно сократился объем внешнеполитической деятельности Пакистана, уменьшились его роль и значимость на глобальном уровне, ослабли позиции в международных организациях. Это прежде всего относится к исключительно важной для Пакистана Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Негативные моменты в отношениях Пакистана и ШОС в 2007 г. нарастали, с одной стороны, под влиянием ситуации в стране, а с другой - в связи с некоторыми явлениями в деятельности самой ШОС. События в Пакистане приковали к себе внимание руководства ШОС. Представители государства не имели возможности, как прежде, активно работать в многочисленных органах и комиссиях ШОС, участвовать во всех совещаниях и встречах на различных уровнях. Даже на саммите ШОС, который состоялся 16 августа в Бишкеке, Пакистан представлял министр иностранных дел Х.М. Касури. Он же принял участие в работе Совета глав правительств организации 2 ноября в Ташкенте. Тогда как на прежних саммитах ШОС - 5 июля 2005 г. в Астане и 15 июня 2006 г. в Шанхае - пакистанскую делегацию возглавляли соответственно премьер-министр Ш. Азиз и президент П. Мушарраф. В заседаниях Совета глав правительств всегда участвовал премьер-министр [1]. Напомним, что к середине августа 2007 г. обстановка в Пакистане достигла такой напряженности, что «в верхах» обсуждался вопрос о введении в стране чрезвычайного положения; кроме того, крайне острой была борьба в связи с подготовкой и проведением пакистано-афганской большой джирги [2]. 3 ноября в Пакистане было введено чрезвычайное положение. Другими словами, ситуация в государстве была крайне неблагоприятна для того, чтобы его руководители уезжали даже на очень важные мероприятия, проходившие в рамках ШОС.

В то же время в 2007 г. уже проявились некоторые разочаровывающие пакистанскую сторону обстоятельства. Стала ясной недостижимость в краткие сроки важнейшей для Пакистана цели - повышения статуса наблюдателя до полноправного члена ШОС. Руководство организации дало понять, что предоставление прав члена ШОС будет сделано в одно время для всех наблюдателей. Также стала очевидна неготовность организации к такому шагу. Не разработана процедура «переводного процесса». Но дело, конечно, не в этом, а в существовании в стане наблюдателей крупных проблем, которые автоматически станут проблемами самой ШОС, - это кашмирский вопрос, ядерная проблема Ирана, афганская ситуация и др. Несмотря на благожелательное отношение к Пакистану некоторых членов ШОС (Китая, Узбекистана), его прием в члены организации зависит от урегулирования отмеченных проблем. Иными словами, он откладывается на довольно длительное время.

Создается впечатление, что уменьшается значимость института наблюдателей, особенно если вспомнить еще недавние планы и обещания. На практике сделано очень мало - крупные державы, включая Индию, решают свои задачи главным образом на путях двусторонних отношений или по линии различных геометрических конфигураций, некоторые элементы которых не имеют никакого отношения к ШОС (например, четырехугольник БРИК - Бразилия, Россия, Индия, Китай). Набирает силу сотрудничество в рамках фактически созданного в прошлом году треугольника Индия - Китай - Россия (на основе идеи, выдвинутой на встрече министров иностранных дел трех стран в середине февраля 2007 г. в Нью-Дели 15 декабря в столице Индии состоялся первый бизнес-форум, в котором приняли участие 150 представителей государственных организаций и частных компаний этих стран; достигнута договоренность о сотрудничестве в области энергетики, биотехнологии, нефтехимии, фармацевтики, нанотехнологий, инфракструктуры) [3]. Партнерские отношения развиваются между Индией и Евросоюзом; ежегодно проходят саммиты Индия -ЕС. Показательно, что на саммите ШОС в 2007 г. странам-наблюдателям уделялось меньше внимания, чем прежде, что нашло отражение в итоговом документе встречи. В совместном коммюнике заседания Совет глав государств - членов организации, в котором участвовали также Генеральный секретарь ШОС и руководитель Региональной антитеррористической структуры (РАТС), страны-наблюдатели даже не упоминаются [4].

В ситуации, сложившейся вокруг стран-наблюдателей при ШОС, труднее всего приходится Пакистану. Он не является крупной региональной державой, как Индия; в отличие от Ирана не обладает богатыми энергоресурсами. Его «природное богатство» - выгодное геостратегическое положение, которое обеспечивает ему роль соединительного звена различных районов Азии, выхода государств Центральной Азии к океану. Но для превращения этого необходимого условия в достаточное требуется создание в Пакистане разветвленной инфраструктуры, густой сети магистралей и соединительных транспортных звеньев, проведение нефте- и газопроводов. Это превратило бы Пакистан в важный элемент сотрудничества и развития региона, повысило его роль и значимость в рамках ШОС, придало ему какие-то донорские возможности. Ясно, что решение столь масштабных задач требует много времени и больших затрат. Пока в этом направлении мало что сделано. Практически единственным достижением Пакистана можно считать то, что после длительных переговоров достигнуто соглашение о строительстве газопровода Иран-Пакистан-Индия (с возможным выходом его в западный Китай). Большие выгоды от проекта получит Пакистан, остро нуждающийся в энергоресурсах; несомненно, произойдет дальнейшее развитие пакистано-иранских отношений; хоть в чем-то будет зависеть от своего соседа Индия. Разумеется, этот газопровод, особенно в случае его доведения до КНР, существенно укрепит позиции в ШОС наблюдателей в целом, будет цементировать саму организацию, и не только в экономическом отношении. Но до этого еще довольно далеко.

Для ШОС крайне важно участие Пакистана в укреплении безопасности в регионе и борьбе с терроризмом. До последнего времени эта деятельность была в целом успешной. Также большую роль играла идеологическая борьба Пакистана против религиозного экстремизма и терроризма, которые были объявлены несовместимыми с истинным исламом. В концепции П. Мушаррафа «Просвещенная умеренность» причинами этих негативных явлений названы не религиозные или цивилизационные особенности, а социально-экономические трудности, бедность, отсталость, неграмотность в странах исламского мира, конфликты между ними. Решение этих проблем - дело всего человечества, и достигнуто оно должно быть путем экономического развития, социальной справедливости, прогресса, просвещения, эволюции, предупреждения радикализма и экстремизма, урегулирования конфликтов в мусульманском мире. Упор делался на «гармонию и благополучное сосуществование разнообразных культур и религий» [5]. Материализацией этих принципов явилась довольно успешная попытка сблизить умеренные мусульманские государства. К сожалению, потрясения 2007 г., дестабилизация обстановки, рост религиозного экстремизма, этнического сепаратизма в Пакистане, фактическая талибанизация ее северо-западной части нанесли сильный удар по эффективности отмеченных идеологических положений и заметно затруднили практическую деятельность Исламабада по укреплению «шанхайского духа» и борьбы против «трех зол» - сепаратизма, экстремизма и терроризма.

Таким образом, позиции Пакистана в ШОС в настоящее время довольно слабы. Определяется это комплексом обстоятельств. Государство сейчас не представляет большого интереса для ШОС и большинства ее членов ни в экономическом, ни в политико-идеологическом отношении. Ситуация изменится лишь тогда, когда геостратегический потенциал страны превратится в реальность. Раньше этот недостаток компенсировался стабильностью Пакистана, его экономическим ростом, успешной многоплановой борьбой с терроризмом. До последнего времени Пакистан представлял для ШОС интерес как довольно прочная составная часть антитеррористической структуры в регионе. В прошлом году эти позиции во многом были утрачены.

Нынешнее положение Пакистана в рамках ШОС, по всей вероятности, сохранится, поскольку сохранятся причины, его обусловившие. Понятно, что очень не скоро изменится экономическая роль государства в регионе. К сожалению, трудно представить и существенное улучшение внутренней обстановки в стране. Представляется, что для нее будут характерны рост настроений и действий оппозиции, острая борьба между ветвями власти, экономические сложности, усиление исламорадикализма и этнического сепаратизма. Рост пакистано-американского сотрудничества, особенно военно-политического, не будет способствовать улучшению имиджа Пакистана в ШОС. В подобных условиях его прием в члены организации может произойти в лучшем случае лишь одновременно с другими странами-наблюдателями.

1. Шанхайская организация сотрудничества. Бишкек, 2007, с.22-24.

2. А.А. Силаев. Пакистано-афганская «джирга мира» в контексте внутриполитического положения в Пакистане (http: //www.iimes.ru/rus/stat/ 2007/22-08-07b.htm).

3. Пульс планеты. Азиатско-Тихоокеанский регион. М., 17.12.2007 АК-3.

4. http: // www. sectsco. org/html/ 01836.html.

5. P. Musharraf. In the Line of Fire. A Memoir. N.Y., 2006, рр. 295-297. См. также: The News. Islamabad - Rawalpindi, 05.02.2005; The Pakistan Calling. Karachi, October 2005, р. 6; The Pakistan Times. Lahore.06.07.2005.

iimes.ru

Предыдущая статьяУспех демократизации Ирака - более 1 млн. убитых
Следующая статьяРеспублика Узбекистан: основные итоги 2007 года. ч.2.