CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

echo-az.com

Echo : Кто мутит воду?

29 апреля 2009

Кто мутит воду?

29 Апреля 2009, Echo

Насколько серьезным окажется конфликт в Центральной Азии за гидроресурсы?

НУРАНИ

Когда и где произошла первая война из-за воды, историки ответить затрудняются. Однако определенную пищу для размышлений дает невозможное и необъяснимое с точки зрения классических теорий сочетание "археологических признаков" на месте раскопок древнейших городов Шумерского царства в Междуречье - Ура и Ларса. С одной стороны, понятно, что на каком-то этапе от стен этих городов ушли великие реки, когда-то давшие им жизнь, а в условиях местного жаркого климата это означало смертный приговор. Но, с другой, те же данные раскопок неопровержимо свидетельствуют: эти города были захвачены, сожжены и разрушены, а не оставлены жителями, которые ушли от ставших вдруг негостеприимными стен в поисках воды. Но насколько в этом случае "естественным" и "природным" было изменение русла рек? Археологи на этот вопрос не отвечают. Как и нет официально признанных доказательств, что Амударью, некогда впадавшую в Каспий, "развернули" к Аральскому морю уже в средние века по приказу одного из ханов, хотя и сегодня в песках Закаспия можно увидеть знаменитый Узбой - остатки старого ее русла.

Историки, однако, признают другое: на Ближнем Востоке и в Центральной Азии исстари вода представляла здесь ресурс зачастую куда более важный, чем земля.

Теперь же о вероятности "водных конфликтов" в регионе с тревогой говорят многие эксперты.

По сообщению ряда СМИ, в Алматы открывается очередное заседание Международного фонда спасения Арала. Согласие на участие в мероприятии подтвердили все пять лидеров стран-учредителей МФСА: Казахстана - Нурсултан Назарбаев, Кыргызстана - Курманбек Бакиев, Таджикистана - Эмомали Рахмонов, Туркменистана - Гурбангулы Бердымухамедов, Узбекистана - Ислам Каримов. В рамках саммита пройдут и двусторонние встречи, сообщает пресс-служба президента Казахстана.

Трагедия Аральского моря - это одна из самых масштабных экологических катастроф на планете, ставшая результатом отбора воды из рек Амударья и Сырдарья на орошение хлопковых плантаций. От четвертого по величине озера в мире на 1960 год теперь осталась лишь слабая тень - в целом его уровень упал на 20 метров, а площадь сократилась на три четверти.

В 2005 году с помощью средств Всемирного банка Казахстан 13-километровой плотиной отделил часть Северного Арала. В результате эта часть казахстанской акватории, пополняемая водами Сырдарьи, увеличилась по сравнению с самым неблагополучным периодом на 50%, уровень соли упал в два раза, что позволило возродить рыбный промысел в промышленных масштабах.

По словам премьер-министра Казахстана Карима Масимова, "работа по Аралу и Сырдарье идет в нужном направлении, и она будет продолжена". Планируется создание еще одной казахстанской гигантской дамбы, а также гидросооружений на реке Сырдарья для увеличения ее пропускной способности. В результате море снова подойдет к бывшему порту Аральску, который сегодня расположен в 35 км от берега.

Однако, как предупреждают многие эксперты, за дискуссией об Аральском море скрывается достаточно серьезный конфликт. Как поясняют осведомленные источники, Узбекистан, Казахстан и Туркменистан фактически объединились против Таджикистана и Кыргызстана, и наблюдатели уже не исключают, что спор из-за воды вполне может кончиться войной.

Все дело в том, что почти вся вода, используемая в Средней Азии, берется из двух главных рек - Сырдарьи и Амударьи, которые формируются в горах Памира и Тянь-Шаня. Сырдарья течет из Кыргызстана через Таджикистан в Узбекистан (через густонаселенную Ферганскую долину) и Казахстан, Амударья - из Таджикистана в Туркменистан и Узбекистан. Таким образом, богатые нефтью, газом и полезными ископаемыми государства, распложенные на равнине: Туркменистан, Узбекистан и Казахстан получают воду от бедных горных стран - Таджикистана и Кыргызстана.

Говоря начистоту, навыки распределения воды в Центральной Азии копились тысячелетиями. На Памире и сегодня можно увидеть арыки и каналы, проложенные на отвесных скалах: сначала в скалу вбивали колышки, сверху стелили циновки, потом войлочную кошму, в ход шли трава, глина, галька...

Строить плотины и водохранилища здесь тоже начали в глубокой древности. А должность мираба - распределителя воды - всегда считалась почетной.

Как теперь признают многие эксперты, традиционная система распределения водных ресурсов была окончательно "сломана" в годы существования СССР. Тогда же в Центральной Азии прошел и процесс "национального размежевания", создавший на месте Кокандского и Хивинского ханств, Бухарского эмирата, Туркестана и т.д. ее нынешнюю "политическую карту".

Тем не менее "водный вопрос" худо-бедно решался: в горах строились водохранилища, которые предназначались для сбора воды зимой и распределения ее летом, когда она крайне необходима на полях.

А затем началась советская мода на строительство ГЭС. В процесс тут же включили Центральную Азию с ее действительно серьезными гидроресурсами и приступили к строительству гигантских плотин и водохранилищ.

Уже потом сейсмологи придут к выводу: давление огромных масс воды на землю провоцирует подземные толчки. Но их никто не слушал, В 1975 г. в Киргизии вступила в строй Токтогульская ГЭС мощностью 1200 МВт. Высота плотины составила 215 метров, объем водохранилища - 19,5 куб. км.

А потом, с распадом СССР, начались проблемы. Здесь в решении обоюдных споров привыкли во всем полагаться на Россию. Москву же в первую очередь заботило, чтобы на пространстве СНГ исправно платили за энергоносители, которые в основном поставлялись из Сибири, а остальное - договаривайтесь сами. И уж подавно по такому вопросу, как удержание воды в водохранилищах.

Так или иначе, в Бишкеке и Душанбе очень скоро столкнулись с дефицитом тех самых энергоносителей, то есть угля, нефти и газа, причем в разгар зимы. И, недолго думая, запустили на полную мощность ГЭС, сбрасывая воду на турбины. Весной же выяснилось, что воды в водохранилищах нет. Теоретически, конечно, договориться можно и здесь, но если цена на энергоносители определена и известна, то стоимость удержания воды надо уже пересчитывать заново. И Евросоюз, опрометчиво попытавшись предложить местным странам свой рецепт, уже признает: к сожалению, опыт Рейна и Дуная для Амударьи и Сырдарьи не годится.

Конфликт этот тлел полтора десятка лет, и рано или поздно страны Центральной Азии нашли бы решение: слишком глубоки традиции распределения воды. Но на каком-то этапе в спор о воде вмешалась Россия. Которая сначала обещала Таджикистану достроить Рогунскую ГЭС, а затем заверила Узбекистан, что без его согласия делать этого не будет. А это в условиях центральноазиатской конкретики означало немедленный переход процесса в "вот приедет барин - барин нас рассудит", когда договариваться непосредственно с партнером никто уже не спешит. А Москва подливает масла в огонь, используя водный спор как рычаг давления и на Узбекистан, и на Таджикистан.

echo-az.com

Предыдущая статья"ХТ": За гранью здравого смысла... Победив антенны, туркменские власти взялись бороться с... кондиционерами
Следующая статьяВ.Сотников: Ситуация в пакистано-афганском приграничье. Что даст стратегия "мирных сделок" с боевиками?