CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

О.Печенюк: Причины Джеруйского конфликта: Политика, экономика или экология?

8 июня 2007

О.Печенюк: Причины Джеруйского конфликта: Политика, экономика или экология?

15:09 08.06.2007, ЦентрАзия

Одним из ярких примеров нарушения всех процедур, регламентируемых законодательством в области охраны окружающей среды, является Джеруй

Стратегия развития КР без учета экологической безопасности?

Вся наша Стратегия развития Кыргызстана до 2010 года, принятая в апреле 2007 года Правительством, ресурсоемкая. В ней отражены несколько серьезных направлений, такие как горная добыча, энергетика, сельское хозяйство и т.д. При самой разработке первоначально раздела об экологической безопасности не было. Природоохранные организации с большим трудом убедили разработчиков в необходимости учета экологического компонента при разработке Стратегии развития. Потом этот раздел вновь убрали из текста и только при мощнейшем давлении всех экспертов, подключении депутатов, омбудсмена, и администрации Президента осенью 2006 года данный раздел был включен в этот документ.

Хотелось бы отметить, что все приоритетные направления развития страны рассчитаны на использование природных ресурсов. Но, прежде чем говорить об их использовании, очень важно знать, в каком состоянии находятся наши ресурсы, и в каком количестве мы можем их тратить. Это как любой хозяин, прежде чем идти в магазин, оценивает, сколько средств у него имеется, и сколько останется на завтрашний день. Охрану окружающей среды необходимо рассматривать не в смысле "все запретить", а как сделать так, чтобы этого хватило нам на сегодня, завтра и послезавтра, т.е. необходимость ее рационального использования. И здесь хотелось бы остановиться более подробно на горной добыче, как одного из приоритетных направлений развития страны до 2010 года.

Горная добыча всегда относилась к ресурсоемким и неэкологическим видам производства, хотя, конечно, сейчас мы уже не можем отказаться от бензина, железа, пластмассы и т.д. И в мире произошли некоторые изменения в переоценке ценностей. Сейчас на смену старательским методам пришли другие технологии. Если рассматривать современные предприятия и те предприятия, которые строились при Союзе, конечно, есть солидная разница. То, что сейчас происходит на Макмале, Терексае, Кадамжае, Хайдаркане, Актюзе и Майлисуу - это действительно большая проблема. Многие проблемы здесь возникли из-за не учета экологического компонента при разработке, из-за отсутствия ресурсов на поддержку хвостохранилищ.

Любая горнодобывающая промышленность оказывает воздействие на окружающую среду, прежде всего из-за того, что ведется добыча полезных ископаемых открытым, либо закрытым способом, делается карьер, проводятся взрывные работы, автодороги, идет нарушение ландшафта, используются химические вещества, образуются хвостохранилища. Если не было проведено рекультивации земель, через определенное время это становится причиной деградации земель и возможного загрязнения водных горизонтов. Поэтому и должна проводиться оценка проектной документации любой планируемой деятельности на предмет воздействия на окружающую среду. Необходимо проводить экологическую экспертизу до того, как предприятие начнет свою работу, а не когда произошли проблемы. Эти две процедуры должны включать в себя и процесс согласования с общественностью.

Джеруй - практика двойных стандартов

Когда мы говорим о том, что сейчас происходит в Таласе, то хотелось бы отметить, что там не только экологические проблемы. Они присутствуют, но не в такой степени, как экономические и политические. Кыргызстан берет деньги за использование своих водных ресурсов с Казахстана и Узбекистана. И один из водных бассейнов, за который мы берем деньги с соседей - этот как раз Талас. И соответственно очень многие решения, которые мы принимаем у себя, в итоге могут оказать воздействие на сопредельную сторону. Существуют международные обязательства, в том числе и обязательства по согласованию намечаемой деятельности по трансграничным объектам с Казахстаном.

Если переходить к конкретике, то одним из ярких примеров нарушения процесса согласования и всех процедур, регламентируемых законодательством в области охраны окружающей среды, является месторождение Джеруй. Первоначально на Джеруе начинает работать компания "Оксус", и, видимо, уже на этой стадии принятия решений по этому объекту весь процесс был замешан на коррупции. Была попытка правительства надавить на них, используя силовые механизмы. У "Оксуса" забирали лицензию, они возвращали ее через суд. Затем на какой-то стадии снова была попытка со стороны правительства отобрать лицензию. Кончилось это тем, что лицензию они получили не от Агентства по геологии и минеральным ресурсам, уполномоченного органа выдающего эти лицензии, а постановлением Правительства. Здесь как раз и возникает вопрос, почему вдруг решение по этому объекту принимается на уровне Правительства?

При изменениях в составе Правительства, у "Оксуса" опять забирают лицензию и выясняется, что землеотвод, который им должен был предоставить Кыргызалтын, не был отведен. Фабрика была построена на землях сельхозугодий. На промежуточных этапах была проведена государственная экологическая экспертиза, но в целом по всему объекту положительного заключения государственной экологической экспертизы объект не получил. Причем такие формулировки гос.экологической экспертизы, как "согласовать при условии", могут трактоваться по-разному. Т.е. пока у "Оксуса" с правительством было "все нормально", эти формулировки трактовались, как разрешение работать. Когда дело рассматривалось в суде между правительством и "Оксусом", эти формулировки смотрелись, как недоработка объекта, т.е., отправить на доработку. По большому счету - это своеобразная практика двойных стандартов, удобная для некоторых представителей государственной власти, когда решение требуют вышестоящие начальники с учетом возможных изменений мнения "наверху".

Получается, что "Оксус" инвестировал ресурсы на свой страх и риск в строительство объекта, при этом не все разрешительные документы были получены. Можно предположить, что, не имея разрешительных документов на землеотвод и положительного заключения экологической экспертизы, ресурсы были потрачены, представители Оксуса были уверены, что у них не будет проблем с власть держащими. Они были уверены, что лицензию у них никогда не отзовут.

К сожалению, я не верю в то, что солидные бизнесмены вкладывают деньги так непродуманно. Скорей всего, либо их обманули и пообещали несбыточное, либо они дали солидную взятку лицу, принимающему или влияющему на принятие решений. Так или иначе, лицензия была отозвана, а новый инвестор появляется практически без тендера и вся уверенность рассыпается, как карточный домик. Попытка нового инвестора провести строительство с параллельным проектированием - это все те же сомнительные попытки договориться с кем-то, но никак не в рамках правового поля. И снова был подготовлен проект постановления Правительства по строительству фабрики с параллельным проектированием. Благо он не прошел.

Запустить объект любой ценой, последствия в расчет не брать!

Что это такое параллельное проектирование? Это значит, что все требования Госгортехнадзора, санэпидемстанции, экологов, местного самоуправления и общественности, связанные с допустимостью намечаемой деятельности в рамках закона, игнорируются. Начинайте строить, а там посмотрим, к чему это приведет. Это то, через что в свое время прошел и Кумтор - одно из крупнейших золоторудных месторождений страны, разработку которого получила канадская компания "Cameco". И потом, когда начались проблемы, виновных искать сложно. Несколько лет назад на Кумторе были смертельные случаи из-за технологических просчетов. Проектировщики относились к мерзлому грунту в своих расчетах, как к скальным породам. Когда сняли верхний слой снега и льда, черные породы стали прогреваться, подтаивать. Крутые борта карьеров обвалились, и это привело к несчастному случаю.

Те же самые технологические просчеты были по дамбам хвостохранилищ. Рассчитывалось, что при минус 4 градусах по Цельсию вечная мерзлота, лед будет держать дамбу и дополнительное цементирование не нужно. Когда температура стала чуть выше, пошли подвижки на хвостохранилище. В принципе это были прогнозируемые вещи. Специалисты института физики, механики и горных пород, НЦ "Геоприбор" предупреждали о возможных последствиях, но на этапе планирования и строительства объекта это просто-напросто не бралось в расчет. Любой ценой кому-то необходимо было запустить объект. И сейчас в Таласе та же самая проблема - отсутствие полного проектного цикла предлагается в случае с Джеруем. Причем объект, как я сказал, может быть опасен не только для местных жителей, но и для сопредельной стороны. Это значит - осложнение взаимоотношений Кыргызстана с Казахстаном. А если учесть, что и нынешние взаимоотношения, завязанные при распределении воды и так не самые добрые, то есть, над чем подумать. На Джеруе по технологическому циклу планируется использовать цианирование при извлечении золота. Это потенциальные проблемы при транспортировке, хранении, извлечении золота, хранении отходов.

Почему произошла авария на Кумторском руднике?

Это наше обычное разгильдяйство, иначе не назовешь. Сверху направляется машина с полным бензобаком. Внизу - в Балыкчи ее заново заправили. Местные шоферы сливали топливо, а потом нагоняли потерянное время за счет скорости. А то, что воровали это однозначно. На автозаправочной станции в Барскауне топливо стоило дешевле, чем где-либо по стране. И еще один красочный пример, у меня в Барскауне дача и в 1998 году, когда я хотел в местном магазинчике заказать цемент, мне сказали: "Придешь в субботу вечером". Я пришел в 6 часов, а мне говорят, зачем так рано пришел, там еще начальство на мосту. Получается, после аварии "канадцы" строят для местных жителей безопасный мост, а местные жители с моста воруют цемент и продают. Меня это очень сильно шокировало, особенно на фоне проводимых тогда, да и в настоящее время, различных митингов и пикетов. И в Таласе человеческий фактор тоже играет не последнюю роль. Проблемы при транспортировке цианидов у нас могут возникнуть, где угодно. Соответственно на проектном цикле нужно учитывать транспортировку, меры безопасности. Готовится проект на планируемый объект, затем оценка воздействия намечаемой деятельности на окружающую среду, рассчитываются риски и мероприятия на случай аварий. Затем они должны пройти согласование и получить разрешение у различных специально уполномоченных госорганов, параллельно пройти общественную экспертизу, и только это является основанием для начала действия. По Джеруй Алтыну этого проведено не было.

Касательно обязательства о выдаче на Джеруе первого золота к концу года, хотелось бы отметить, что даже при благоприятных условиях это в принципе невозможно. Точнее возможно только в одном случае, если они купят где-нибудь рассыпное золото и у себя его отработают. На данном объекте золото тонкодисперсное, и для его извлечения из породы требуется фабрика с соответствующей технологией, все это требует проведения проектных исследований, получения всех разрешительных документов в правовом поле, а соответственно дополнительного времени. Если учесть, что на дворе июнь, по сути их поставили в условия, которые они выполнить не могут.

Андаш "скормили" местному населению в пользу Джеруя

Начиная с ноября месяца, местное население выступает против всех - сначала между собой дрались старый и новый инвесторы по Джерую, втягивая в свои распри население. На мой взгляд, местное население используют сильные мира сего в лоббировании своих интересов. Интересная реакция Правительства на эту ситуацию. Андаш, находящийся на этапе проведения проектного цикла и получивший все положительные заключения экспертизы на разработку медно-золоторудного месторождения, закрывают, мотивируя экологической опасностью его производства, хотя как раз у данного объекта - технологии без использования цианидов. Руководство и местные кадры, видимо без "высокостоящих" родственников, и его решают "скормить" местному населению, чтобы потом под шумок осуществить запуск Джеруя, без обязательной оценки его производства, при условии, что у них нет ТЭО, проекта, заключения экологической экспертизы, но есть многочисленные выступления местного населения против этого объекта.

Сейчас в Таласской области флаг охраны окружающей среды выбрасывается, как основной, но при этом здесь решаются вопросы политического противостояния и экономического перераспределения собственности, начиная с борьбы между разными инвесторами по одному и тому же месторождению. Идет передел собственности. По логике вещей местные жители должны были выставлять требования - "Дайте нам документ и докажите, что вы пришли сюда не вредить", а не так - "Уйдите отсюда, мы Вас не хотим". По сути, если рассматривать правовую основу, т.е. нашу Конституцию, то земли и полезные ископаемые принадлежат народу. Но у нас Таласская область не субъект федерации - это область на дотации. Эта область - традиционный неплательщик за электроэнергию. И все на это закрывают глаза, а вся страна выплачивает их долги по электроэнергии. Т.е. получается, что область с большим дефицитом вдруг говорит - мы будем бедные, но никого сюда не пустим. Это не таласцы будут бедными, мы все будем бедными. Мы - страна ВТО и если к нам приходит инвестор из страны ВТО, то режим национального благоприятствования не должен страдать. И мы не можем сказать инвесторам: "Ты уйди, а ты приди". Мы можем сказать: "Покажи свою технологию и тогда мы примем решение".

Если кто-то сейчас хочет работать вне правого поля, то вряд ли он будет использовать экологически чистые технологи. Я думаю, что когда выбрасывают флаг защиты окружающей среды и потом через него же перешагивают, эти люди не заботятся о будущем своего народа. При этом хотелось бы отметить, что процесс принятия решений - это не односторонняя автострада. Мы должны требовать, чтобы не только правительство и бизнес структуры работали в правовом поле. У меня есть знакомая турфирма, которая недавно приехала из Таласской области. Они хотели договориться с органами МСУ, чтобы в июле-августе привезти клиентов-туристов на землю Манаса, устроить конные туры, показать быт кыргызского народа.. Так их также не пустили, машине перекрыли дорогу. Пускали только местных и то, только при условии подписи против строительства месторождений.

Возникает вопрос, что это: политика, передел собственности или все-таки озабоченность состоянием окружающей среды? Однозначно, здесь замешаны политика и экономика. Обратите внимание на тенденции формирования материалов в СМИ. Налицо западные политехнологии.

Решение премьер-министра, что Джеруй будет работать по любому - это не решение органов исполнительной власти. Премьер Атамбаев должен был сказать - докажите, что риск для народа и страны будет минимальным.

Мы не можем оставить народ в заложниках решений политических и экономических элит, мы должны обеспечить безопасность этого народа, мы живем в этой стране, и исполнительная власть в первую очередь должна решать этот вопрос. В чем принцип народовластия - не политическая верхушка решает, что нужно, а народ.

Олег Печенюк, независимый эксперт, юрист, председатель ОО "Независимая экологическая экспертиза", специально для Tazar

08/06/2007,

Источник - tazar.kg

Постоянный адрес статьи -

centrasia.ru

Предыдущая статьяС.Абдылдаев: Блуждание слепого на минном поле. Гансийские страдания Киргизии
Следующая статьяThe Times: В Узбекистане... "людей обливают кипящим маслом"