CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

turkmenistan.gov.tm

Храм огня Меле-Хейран в Серахском оазисе (Туркменистан)

6 июня 2007

Храм огня Меле-Хейран в Серахском оазисе

06.06.07, Туркменистан: золотой век

В.ТЮНИБЕКЯН

Зороастризм - древнейшая религия, названная по имени своего основателя пророка Заратуштры. Греки считали Заратуштру мудрецом-астрологом и переименовали его в Зороастра (от греч. "астрон" - звезда), а его учение назвали зороастризмом. В научном обиходе название религии произносится в греческой транскрипции.

Точное время возникновения первой мировой религии неизвестно по сей день. Известный археолог В.Сарианиди вполне обоснованно считает, что первые зачатки этой религии - протозороастризм возникли в стране Маргуш - древневосточном царстве в старой дельте р.Мургаб во II тыс. до н.э., что подтверждается прямыми и косвенными материалами из археологических раскопок дворцово-храмового комплекса Гонур-депе.

На территории Туркменистана зороастризм был широко распространен при Ахеменидах (VI-IV вв. до н.э.), в парфянское время (III в до н.э.) и в особенности в государстве Сасанидов - III в н.э. К этому времени относится возведение по всей стране большого количества алтарей огня, культ которого у Сасанидов был главенствующим и представлял собой ключевой пункт государственной идеологии. На всех без исключения монетах Сасанидской династии было обязательное изображение аташдана - алтаря священного огня, в котором выражалось поклонение верховному божеству зороастрийцев Ахурамазде.

На сегодняшний день памятников эпохи раннего средневековья (III-VI вв.) как на территории Туркменистана, так и в сопредельных странах некогда объединенных в империи Сасанидов сохранилось ничтожно мало. Время и бесчисленные войны уничтожили подавляющее большинство из них. Поэтому значительный по времени отрезок истории Туркменистана (более 400 лет) изучен чрезвычайно слабо как в историческом, так и в археологическом контекстах. Между тем великое историко-культурное, архитектурное, эпиграфическое наследие Сасанидской империи невозможно переоценить, поскольку оно не только самоценно как неотъемлемая составляющая всемирной истории, но и в значительной степени лежит в основе развития последующих цивилизаций, обогатив их своими достижениями. Например, весьма обширная раннемусульманская литература постсасанидского периода проявляла большой интерес к зороастризму как древнейшей мировой религии, отразив в своих анналах многие идеи и духовные ценности общечеловеческого содержания и смысла.

В этой связи следует подчеркнуть то особое значение, которое приобретает научно-исследовательская миссия совместной туркмено-польской археологической экспедиции, сосредоточившей свое внимание на уникальном памятнике III-VI вв. в Серахском оазисе в соответствии с Соглашением между Министерством культуры и телерадиовещания Туркменистана и Варшавским университетом.

Рассказывает руководитель экспедиции, доктор археологии, профессор Варшавского университета Барбара Каим:

- В 1997 г. в поисках археологических памятников Сасанидской эпохи на территории Туркменистана мы прибыли в Серахский оазис. Некоторое время мы безуспешно обследовали несколько древних возвышенностей. И, наконец, обратили внимание на одинокий холм в степи, известный среди местного населения под названием Меле-Хейран. Собранный с поверхности этого небольшого холма (площадь - около 1,5, га, высота - около 7 м) подъемный материал (фрагменты керамики, несколько медных монет) позволили сделать вывод о принадлежности древнего строения к интересующему нас историческому периоду, после чего мы приступили к планомерным раскопкам.

В течение года мы полагали, что раскапываем один из загородных феодальных замков сасанидского времени, хотя и с весьма необычными архитектурными особенностями. Но вскоре обнаружили в одном из помещений основание аташдана - алтаря огня у зороастрийцев эпохи Сасанидов. По всем признакам мы установили, что когда-то он имел форму песочных часов, верхняя часть которого была увенчана латунной чашей, в которой и горел священный огонь. Дальнейшие раскопки подтвердили культовое назначение сооружения.

На нынешнем этапе раскопок удалось определить, что храм состоял из шести комнат. Вход, по обеим сторонам которого возвышались круглые башни, находился с восточной стороны. Прямо у входа имеется отлично сохранившийся колодец, далее небольшой двор площадью около 25 кв.м, перекрытый в период функционирования храма навесом (айваном) и соединенный узким (около 1 м) коридором с алтарной комнатой.

От алтарной комнаты на север ведет еще один проход, в котором обнаружен очаг, покрытый слоем древесной золы. Из помещения с очагом длинный коридор ведет в другую комнату, которая имеет сводчатый выход за пределы храма.

Храм практически пуст, однако в процессе раскопок удалось найти еще несколько десятков медных монет. Анализ нумизматического материала выявил их принадлежность к позднепарфянскому времени - это медные драхмы Мерва I-II вв. и сасанидскому, самая поздняя монета датируется V- началом VI в.

Но самое главное, внутри айвана обнаружено и расчищено три пристенных, П-образно расположенных подиума. Их особенность в том, что по периметру они украшены великолепными гипсовыми панелями, покрытыми хорошо сохранившейся высокохудожественной резьбой. Это подлинные, изысканные произведения Сасанидского искусства, хотя и несущие в себе особенности, не имеющие аналогов в других известных нам строениях того времени.

Нам приходилось иметь дело и с другими зороастрийскими храмами, в частности в Иране, но подобного этому никогда не видели. Сегодня мы можем смело заявить, что храм Меле-Хейран уникален и аналогов в мире не имеет. Прежде всего, поражает его прекрасное состояние - высота сохранившихся стен достигает 4,5 метра, совершенно нетипичная планировка, наличие резных гипсовых панелей и, хотя и очень плохо сохранившейся, настенной живописи.

Всего в мире известно не более 5 храмов огня указанного периода, но подобного Меле-Хейран нет.

Храм выстроен в основном из сырцового кирпича. Но при его возведении использованы самые передовые технологии того времени. Возводилось святилище по предварительному плану и предусматривало полную изоляцию аташдана от взглядов посторонних лиц. К алтарю огня имел доступ только узкий круг посвященных в таинство святыни-хранителей и жрецов священного племени Ахурамазды. Огонь в алтаре горел столетиями, но через определенные периоды обновлялся. Существовал особый ритуал очищения и возведения на алтарь нового огня. Прикасаться к огню мог только жрец одетый в белый халат, белую шапочку, белые перчатки, имевший на лице легкое покрывало, дабы дыхание не оскверняло божественный огонь.

Священнослужители поддерживали огонь в святилище постоянно, а накопившуюся золу собирали в специальные шкатулки, которые потом раздавали прихожанам, собиравшимся во дворе храма.

Нам неизвестно доподлинно назначение северной комнаты у алтаря. Хранили там тлеющие угли для поддержания огня, или это был некий склад священной золы?

Неведома также и причина, по которой храм был оставлен жрецами. Судя по отличной сохранности здания, он не был подвергнут умышленному разрушению, но в начале VI в. какие-то события вынудили служителей аккуратно замуровать сырцовыми кирпичами все дверные проемы и, предварительно вынеся из храма все ценное, покинуть его, как они, наверное, надеялись, на время. Однако в таком "законсервированном" виде храм дошел до нашего времени, не неся на себе никаких следов ни последующего функционирования, ни использования в каких-либо иных целях в более поздние эпохи.

Несмотря на то, что храм раскопан на 80%, в этом весеннем полевом сезоне он преподнес очередной сюрприз, который скорее поставил еще один вопрос, нежели дал ответ на другие. Впрочем, слово автору открытия.

Эджегуль Мурадова - сотрудник Национального управления охраны, изучения и реставрации исторических и культурных памятников Туркменистана, археолог, кандидат исторических наук:

- В этом полевом сезоне мне удалось расчистить небольшое помещение в северной части храма, а также длинный коридор, соединяющий его с комнатой, в которой обнаружен так называемый очаг. Оказалось, что это небольшое помещение (3х4 м) и западный коридор имеют широкие пристенные суфы и тщательно отштукатурены гипсом. Даже пол в помещении и коридоре также отштукатурен несколькими слоями чистого гипса. Кроме того, в западном проходе на уровне поля находится зарытый по горловину хум, аккуратно закрытый плоской крышкой. Внутри хума мы нашли костяную булавку. Пока не ясно, что хранилось в этом хуме: остатки вещества, снятые с его стенок отправлены на лабораторный анализ. Поэтому сейчас трудно ответить на вопрос о предназначении комнаты, которая, кстати, имеет с восточной стороны выход за пределы храма. Это одна из загадок удивительного, совершенно необычного зороастрийского храма. На поверхности южной суфы найден железный полумесяц, который по мнению Б.Каим, использовался как ритуальный атрибут барсома - священного пучка прутьев, обязательного при богослужении. В целом, раскопанное помещение, несомненно, функционально было связано с помещением, где находился алтарь, и играло в храме какую-то, пока нами не разгаданную, особую роль.

* * *

Итак, несмотря на значительный объем работ храм Меле-Хейран остается достаточно загадочным археологическим объектом и ставит вопросы, на которые у ученых пока нет ответа.

Предлагаем собственные версии реконструкции смысла археологических открытий в храме.

1. Возможно, комната с "очагом", наполненным золой, была хранилищем этого не менее священного, чем сам огонь, вещества. По белому северному коридору она доставлялась за пределы храма через такую же чистую комнату для раздачи прихожанам. В хуме, возможно, хранилась вода для исполнения при этой процедуре обряда очищения. Чистота имела для зороастрийцев не только гигиеническое, но и сакральное значение, поэтому и помещения для священной золы и связанных с ней ритуалов имеет столь тщательную гипсовую обмазку.

2. Колодец у самого входа в храм также имел скорее ритуальное, нежели чисто практическое значение. Перед богослужением молящиеся, возможно, использовали эту воду для обряда очищения прежде чем пройти во дворик храма (обряд, существующий у зороастрийцев и мусульман по сей день).

3. И, наконец, причины, побудившие жрецов "законсервировать" и оставить храм. Этот шаг по времени совпадает с другими драматическими событиями, охватившими Сасанидскую державу на рубеже V-VI вв. Бесконтрольная власть, непомерное обогащение аристократии и жречества вызвали мощное движение крестьян и городской бедноты под руководством Маздака. Будучи идеологом религиозно-философского учения, содержавшего идею создания справедливого уравнительного общества, Маздак призывал к открытому вооруженному восстанию против религиозной и светской знати. О том, что это было сложное с исторической точки зрения время свидетельствуют, например, даты правления Сасанидского шахиншаха Кавада I - 484, 488-497, 499-531, который первоначально поддержал маздакидское движение, но впоследствии в 529 году жестоко подавил его.

Вероятно, в эти годы алтарь храма Меле-Хейран был осквернен повстанцами, и дабы избежать дальнейшего осквернения жрецы замуровали его, надеясь, переждав лихолетье, вернуться.

Эти же события стали, очевидно, причиной и почти полного уничтожения настенной живописи в храме - следствие сопровождавшей народные волнения иконоборческой кампании.

* * *

И все же в храме прекрасно сохранились замечательные образцы изобразительного искусства. Это подиумы, окаймленные резным гипсовым декором. Многолетними усилиями реставраторов экспедиции им возвращен первозданный вид. Руководит реставрацией и изучением декоративного убранства храма доктор археологии, профессор Варшавского университета Мартин Вагнер.

- В 2001 г. в ходе археологических раскопок внутри айвана были обнаружены три глиняных подиума, декорированные тонким слоем (0,5-5 см) известкового отделочного гипса. По целому ряду признаков можно определить метод нанесения декоративных элементов - отсекание лишнего от отделочного гипса. При этом орнамент вырезался на поверхности гипса, предварительно нанесенного на глиняную основу. Декоративные панно состоят из квадратных метоп размером от 26х26 до 30х30 см. Метопы на каждом подиуме расположены рядами, при этом каждый ряд имеет свой самостоятельный изобразительный мотив. Так, в северном подиуме метопы заполнены пальметтами в виде листьев клевера, образующих крест, углы квадратов образуют причудливый орнамент из цветков лотоса с выступающими лепестками, Украшения на двух противоположных подиумах схожи. Метопы верхнего ряда северного подиума похожи на те, что в нижнем ряду, южного и наоборот. Мотивы декоративной отделки подиумов в Меле-Хейран можно сравнить с другими храмами Сасанидского периода, но данные панели совершенно оригинальны и прямых аналогов в мире не имеют, а потому для науки бесценны. Удивительно и то, что резные панели украшают подиумы, в то время как во всех других изваяниях этого периода они располагались на стенах и арках айванов.

Размещенные в айване богато орнаментированные подиумы выполняли не только декоративную роль. Они преграждали проход из внутреннего двора в главную комнату храма, оберегая священный огонь от поклоняющихся, которым доступ в храм был строжайше запрещен. Вероятно, подиумы служили также для каких-то литургических церемоний.

Мотивы декора подиумов присущи искусству парфянского - раннеисламского периодов, что затрудняет точную датировку времени их возведения. Мы предполагаем, что создание подиумов относится к концу V в., когда ранний цветной декор стен - фигурные фрески были покрыты слоем глины. Подиумы, таким образом, компенсировали их безвозвратную утрату.

В настоящее время панели подиумов полностью отреставрированы и находятся в хранилище фонда Государственного историко-культурного заповедники "Старый Серахс". Это несколько затрудняет знакомство с ними широкой зрительской аудитории.

* * *

Совместная туркмено-польская археологическая миссия не ограничивается одними лишь раскопками храма. Одновременно ведется консервация уже изученных и зафиксированных в фотодокументах помещений памятника. Под руководством сотрудника Национального управления по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры И.Н.Зубанова предпринимаются меры по расчистке и музеефицированию наиболее ярких в экспозиционном отношении помещений храма. Эта чрезвычайно сложная и тонкая работа по силам только профессионалам высокого уровня, поскольку нигде в мире пока нет идеальных методик консервации и музеефикации древних памятников, сооруженных из сырцового кирпича. Архитекторы-реставраторы решают эту сложнейшую проблему путем постоянного поиска и эксперимента, исходя из незыблемого принципа "не навреди".

* * *

В археологическом отношении Серахский оазис - редчайший феномен не только в Туркменистане, но и на планете. Здесь сосредоточены сотни археологических объектов, хронологически охватывающих многие тысячи лет. Большинство памятников взято на учет. Одновременно проводится их инвентаризация и паспортизация, выявление их состояний и нужд, без чего не мыслима действенная охрана архитектурного и исторического наследия туркменского народа.

Имеющиеся археологические карты оазиса, составленные, в основном, в прошлые годы, уже не могут удовлетворить все возрастающую деятельность археологов, поскольку недостаточно точны. А многие, особенно мелкие объекты, хотя и известны, но на существующих картах отсутствуют вовсе.

В этом полевом сезоне впервые в состав экспедиции включены высокопрофессиональные специалисты: картографы, геодезисты, геоморфологи, которые успешно выполняют важнейшую во всех отношениях миссию - составление новой, отвечающей самым современным требованиям археологической карты Серахсского оазиса. Руководит работами магистр археологии Варшавского университета Якуб Канишевский.

- Мы начали составление археологической карты этого уникального в историческом аспекте региона в апреле 2007 года. Работа начинается с внешнего осмотра каждого памятника и сбора с его поверхности подъемного материала, анализ которого позволит определить его предварительную датировку. Эта датировка не окончательная, поскольку памятник, а это типично для археологических объектов в Туркменистане, может содержать несколько культурных слоев - от энеолита (5 тыс. до н.э.) до позднего средневековья (XIII-XVIII вв.). Более точный ответ могут дать только раскопки, а мы такой задачи перед собой не ставим.

Применяя самую современную навигационную аппаратуру, мы определяем географические координаты памятника с точностью до 0,5 метра. Затем с помощью лазерных геодезических приборов проводим его измерения без какой-либо привязки к другим объектам. Все полученные таким образом материалы закладываем в компьютерную базу данных. В результате мы имеем достаточно точную общую характеристику памятника. Теперь интересующий археологов памятник можно увидеть на экране монитора, не выезжая на местность, в трехмерном измерении и даже в разрезе. Это самая передовая в мире технология по изучению недвижимого историко-культурного наследия.

Всю работу по выявлению и предварительному определению памятников мы ведем не хаотично, а строго по плану, двигаясь в направлении юг - север. Вся программа по составлению археологической карты оазиса рассчитана на 2-3 года.

Мы надеемся, что составленная нами археологическая карта региона поможет Национальному управлению охраны, изучения и реставрации исторических и культурных памятников Туркменистана проводить свою работу более эффективно, а также координировать деятельность археологических экспедиций и хозяйственных субъектов с тем, чтобы, во-первых, сохранить памятники, во-вторых, не нанести ущерб народному хозяйству оазиса.

Составленная нами карта - рабочий и одновременно юридический документ для будущих археологических экспедиций, которых, я уверен, будет немало в ближайшие десятилетия. Этот регион в археологическом отношении чрезвычайно привлекателен для туркменских археологов и ученых всего мира.

* * *

Весенний полевой сезон туркмено-польской археологической экспедиции 2007 года завершен. Однако проект "Храм огня Меле-Хейран" будет продолжен. Осталось достаточно много еще не разрешенных вопросов. В частности, совершенно не исследованы загадочные холмики вокруг храма. Они, несомненно, связаны со святилищем, но что таят в своих недрах неведомо.

Тем не менее, главный итог экспедиции - это достижение высокого уровня сотрудничества туркменских и польских археологов. Приоткрыта еще одна страница в бесконечно богатом историко-культурном наследии туркменского народа.

turkmenistan.gov.tm

Предыдущая статьяОбъем газодобычи в Азербайджане будет увеличен в два раза
Следующая статьяГлава ЦИК Кыргызстана одобряет предлагаемые поправки в Кодекс «О выборах»