CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

ipp.kg

Некоторые аспекты деятельности ШОС на современном этапе

18 июня 2007

Некоторые аспекты деятельности ШОС на современном этапе

16.06.2007, Institute for Public Policy

Эрлан Абдылдаев, специально для Института общественной политики

Из выступления на конференции «Кыргызстан и Центральная Азия сегодня», организованной Институтом общественной политики 9 июня 2007 года.

Сегодня существует ряд проблемных аспектов, которые в той или иной степени вызывают определенные интерес и озабоченность стран Центральной Азии в рамках Шанхайской организации сотрудничества, во всяком случае это имеет отношение к Кыргызской Республике.

Среди данных проблем традиционно принято называть вопросы обеспечения безопасности и стабильности как в самих странах Центральной Азии, так и в регионе в целом с точки зрения обеспечения безопасности границ, совместной борьбы с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, незаконным оборотом оружия, прежде всего, в контексте антитеррористической операции в Афганистане, а также развертывание экономического сотрудничества в рамках организации. Все это, безусловно, является важным и входит в число главных приоритетов организации. По данным вопросам страны-участницы ШОС в большей или меньшей степени и с различным уровнем успешности сумели выработать единые подходы и подписать соответствующие соглашения и договоры. Вопрос остается в их имплементации, что, однако, не всегда получается так, как задумывалось.

Хотелось бы выделить ряд других проблем, также подспудно стоящих сегодня в повестке дня ШОС и на которые в последнее время обращают внимание все большее количество экспертов. Причем следует отметить, что от степени решения этих проблем или, как минимум, от выработки странами-участницами единых, сбалансированных подходов к их решению будут, в том числе, зависеть будущие параметры и где-то успешность организации.

Во-первых, это геополитический фактор, связанный с де-факто военно-политическим присутствием США в Центральной Азии и, как следствие этого, насущной необходимостью выработки странами ШОС принципов взаимоотношений, а может быть, в определенной мере и сотрудничества с влиятельными внерегиональными странами и организациями. Во-вторых, необходимость поиска взаимоприемлемого баланса интересов с точки зрения средне- и долгосрочной перспективы в стратегических подходах к центрально-азиатскому региону, прежде всего, со стороны основных игроков ШОС - России и Китая, где основным лейтмотивом должно стать сотрудничество, а не наблюдаемая сегодня скрытая конкуренция . В-третьих, проблема неравновесного участия стран, входящих в ШОС, а также значительный набор непростых проблем в двусторонних взаимоотношениях между ними.

Все вышеперечисленные проблемы принимают особую актуальность в связи с начавшимися в странах Центральной Азии еще далеких от построения стабильных демократических систем, весьма болезненных и зачастую непредсказуемых процессов смены политических элит. Сегодня вслед за Кыргызстаном на очереди стоят и другие страны-члены ШОС, причем находящиеся в другой, более тяжелой весовой категории, и с учетом этого фактора нестабильность и резкие внутриполитические изменения в них могут оказать более значительное негативное влияние как на общую ситуацию в регионе, так и на перспективы развития ШОС.

Одной из основных проблем ШОС является определенная нестыковка провозглашенных принципов сотрудничества как в рамках самой организации, так и со странами и организациями вне ее пределов.

В частности, речь идет об одном из важнейших принципов деятельности ШОС - принципе открытости. На сегодняшний день ШОС наладила деловые отношения с ЕС, АСЕАН, ОДКБ, ЕврАзЭС и другими международными организациями. Однако эксперты отмечают тот факт, что до сих пор не установлены сколь-нибудь серьезные контакты с США и НАТО, которые взяли на себя ответственность за развитие ситуации и, в конечном счете, за судьбу Афганистана, что является актуальнейшей проблемой безопасности Центральной Азии. Сегодня многие, может быть, и нехотя, но все же начинают признавать, что без определенного соответствующего участия США вопросы безопасности и стабильности центрально-азиатского региона трудно обеспечить. Во всяком случае, на сегодняшний день. Тем более что США с согласия России, Китая и самих стран Центральной Азии обеспечили себе непосредственное присутствие в самой Центральной Азии в рамках глобальной антитерристической коалиции, а не только в Афганистане. Все страны-участницы ШОС имеют самостоятельные схемы взаимоотношений с Вашингтоном, признавая за ним весомую роль как в глобальной, так и в региональной политике. Однако, тем не менее, совместное ШОСовское контактирование с США и НАТО даже в рамках каких-либо консультаций пока отсутствует.

Следует признать, что такой подход к партнерству с США и НАТО затрудняет реализацию и другого декларируемого ШОС принципа - принципа корпоративности или консолидации, особенно для центрально-азиатских стран. Двусторонние российско-американские и китайско-американские переговоры и консультации по вопросам стратегической безопасности, с завидным постоянством проводимые в последние годы, в том числе и по Центральной Азии, в определенной степени вызывают у центрально-азиатских стран если не подозрение, то, во всяком случае, недоумение. Как представляется, в интересах стран Центральной Азии формирование и подержание баланса интересов и развитие сотрудничества мировых держав в регионе, а не противостояние или попытки выдавливания одних другими. Весьма важным в данном контексте представляется и то, что ситуация в Афганистане сегодня как минимум не улучшается, и, как полагают эксперты, в интересах ШОС начать определенные консультации с США по данному вопросу. По всей видимости, время для этого пришло, тем более что и Вашингтон проявляет заинтересованность в установлении контактов с ШОС.

Вторая проблема - необходимость поиска взаимоприемлемого баланса интересов с точки зрения средне- и долгосрочной перспективы в стратегических подходах к центрально-азиатскому региону, прежде всего, со стороны основных игроков ШОС - России и Китая. В начале 1990-х годов Россия, занятая выстраиванием отношений с Западом, а впоследствии - противостоянием с ним на международной арене, сама освободила геополитическое пространство Центральной Азии. Китай максимально использовал данный благоприятный момент для вхождения в регион. Благодаря Шанхайской пятерке, а затем ШОС, Китай получил институализированный канал, легитимную и не вызывающую жестких возражений со стороны России и государств Центральной Азии возможность непосредственно действовать на данном постсоветском пространстве. К этому следует добавить и нарастающий интерес Пекина к богатым энергетическим и минерально-сырьевым запасам региона, вызванный стремительными темпами экономического роста в Китае за последние десятилетия.

К концу 90-х Россия предприняла попытки вернуть утраченные позиции в Центральной Азии, развернув соперничество с Китаем. Однако уже в начале нового столетия альтернативой китайско-российской конкуренции в регионе стало военное присутствие США и НАТО, включивших Центральную Азию в зону своих стратегических интересов, и на смену китайско-российской конкуренции в регионе пришло партнерство преимущественно антиамериканской направленности.

Однако это партнерство ограничено определенными рамками и обременено рядом проблем, связанных с объективными сложностями в российско-китайских отношениях, с неопределенностью в отношениях как России, так и Китая с Западом в целом и с США в частности, с потенциальным конфликтом между китайскими амбициями в Центральной Азии и российской исторической ответственностью за судьбу региона. Пока существует общая цель - сокращение степени влияния США в Центральной Азии и по возможности вытеснение их из региона, данное партнерство работает, как работает и его основной институт - ШОС. Однако что будет с этим партнерством, когда общая цель исчезнет, а Китай станет мощнее, пока трудно прогнозировать.

Третья проблема - неравновесное партнерство в ШОС - носит в принципе объективный характер. В организацию входят государства, которые формально и юридически в рамках организации равны, о чем свидетельствует принцип консенсуса при принятии решений, однако по уровню своего экономического потенциала, не говоря уже о военных и иных возможностях, они не сопоставимы. Поэтому проблема несимметричного партнерства рано или поздно, но обязательно даст о себе знать. Ряд экспертов, как выход из этой ситуации, предлагают «обсудить вопрос о внутренней структуризации и функциональной специализации членов ШОС по схеме 2+4, 3+3 или 2+2+2». Наверное, в этом есть определенная логика с точки зрения повышения, прежде всего, эффективности экономического сотрудничества в рамках ШОС. Однако, во-первых, в данном варианте будет потерян один из основополагающих принципов ШОС, делающих ее привлекательной для других стран, - принцип равенства голоса и консенсуса при принятии решений. Во-вторых, существует проблема с уровнем самооценки и амбициями отдельных государств-членов организации и их лидеров. И, в-третьих, необходимо учитывать возможность переоценки «весовых категорий» в случае возможного полноправного членства в этой организации других стран.

Существует еще один аспект, так или иначе связанный с региональной стабильностью и безопасностью и могущий оказать негативное влияние на перспективы ШОС. Речь идет о проблемах в двусторонних отношениях центрально-азиатских государств с Россией и Китаем, а также между собой. Существующий комплекс проблем нередко приобретает весьма острый характер, и ШОС, по-видимому, должна будет определиться с тем, будут ли обсуждаться эти проблемы в ее формате, или же она предпочитает рассматривать их на двусторонней основе. Вопрос непростой, так как рано или поздно все же придется браться за его разрешение, поскольку ряд проблем, таких как, например, водно-энергетические проблемы, трансграничные реки, трудовая миграция и другие, выходят за рамки чисто двусторонних отношений.

В заключении хотелось бы отметить, что ШОС сегодня стоит на важном этапе своего развития. Существует немало проблем в организации. Не все, что задумывается и провозглашается, находит свое реальное воплощение, особенно это касается экономического сотрудничества; в некоторых случаях ШОС запаздывает с принятием необходимых решений, нередко амбиции некоторых стран и их лидеров не стыкуются с интересами организации в целом. Вместе с тем очевидно, что потенциал ШОС далеко не исчерпан, организация пусть медленно, но начинает приобретать необходимый авторитет не только в регионе, но и в более широком контексте. Следует признать, что на сегодняшний день Шанхайская организация сотрудничества из всех существующих межгосударственных объединений в регионе, несмотря на имеющиеся проблемы и противоречия, все же является наиболее необходимой и перспективной прежде всего для стран Центральной Азии.

Эрлан Абдылдаев, Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызской Республики.

ipp.kg

Предыдущая статьяЭмиль Алиев и Топчубек Тургуналиев комментируют идею союза Кыргызстана и России
Следующая статьяНа Саммите ШОС в Бишкеке будет обсуждаться вопрос использования гидроэнергетики Кыргызстана